Смысловые и духовные корни Русского мира

(Русская народная линия)

Филипп Лебедь о заседании Изборского клуба в Москве, на котором рассматривали русский вопрос …

Что такое «Русский мир»: территориально-лингвистическое понятие, ограниченное областью распространения русского языка, совокупность духовно-нравственных качеств, определяющих человека русской культуры, политическая, этническая или цивилизационная конструкция? За четверть века этот термин успел вырасти от употребляемого в узких патриотических кругах до звучащего из уст первых лиц государства. Из энциклопедического явления он превратился в фактор, влияющий на внешнеполитическую линию страны. В то же время отсутствие единства в коннотации Русского мира порождает не только семантическую вариативность, но и разнонаправленность применения его потенциала. Это чревато распылением и растратой его реальной силы на практике. Постоянные члены и гости Изборского клуба попытались найти точку пересечения многочисленных трактовок для наиболее эффективного воплощения идей Русского мира. А это поле охватывает внутреннюю и внешнюю политику, культуру и образование, религию и науку – словом, самый широкий спектр применения.

Председатель Изборского клуба Александр Проханов определяет Русский мир как многоликую и мистическую сущность, проецирующуюся в разных местах и этносах, но зародившуюся очень давно и, вероятно, связанную с Крещением Руси равноапостольным князем Владимиром.

Исполнительный секретарь клуба Виталий Аверьянов согласился с тем, что это явление нельзя свести узко к этническому и религиозному фактору, равно как к государству и даже культуре, хотя очевидно, что оно восходит к понятию «Святая Русь». Он видит его как поле тяготения русской цивилизации, но привносящей и представителей других цивилизаций; оно влияет не только на русских, но и всех, кто ассоциирует себя с Россией в той или иной степени. Фактором интеграции в Русский мир для разных категорий людей является осознание некоего общего дела и готовность к служению ради правды. Именно этот духовный ориентир выступает своего рода визитной карточкой, как пресловутая американская мечта – у наших «заокеанских партнёров». Виталий Владимирович отметил, что сегодня можно выделить два главных подхода к определению Русского мира: на этнокультурной и на языковой основой. Последний продвигается на официальном уровне больше, хотя является ущербным, ибо нельзя на лингвистическом поле компенсировать всё то, что было утрачено на поле русской цивилизации. Именно в последние пару лет фактор Русского мира обрёл новое значение благодаря волеизлиянию людей, заявивших о своей русской идентичности, что привело к возникновению нового субъекта.

Лидер Международного Евразийского движения, профессор МГУ имени М.В.Ломоносова Александр Дугин сказал о необходимости выработать собственную методологию для изучения вопроса, поскольку простые линейные схемы не работают. Сам философ подходит с неожиданной стороны, находя почву для понимания русского через исследование далёких экзотических цивилизаций. Обращаясь к учению французского ориенталиста Анри Корбена об «историале», он настаивает: история – это не перечень фактов, а интерпретация фактов, поскольку каждый народ воспринимает собственную историю по-особому, из собственной точки во времени и пространстве. Также требуется деликатное обращение с прошлым и определённое примирение в его отношении, без которого возникает высокая степень схоластики, что ведёт от базовой русской идеи к разделению. Таким свободным от идеологического раскола моментом А.Г.Дугин назвал конец 80-х годов, когда распадались советские догматы, и просыпалась русскость, пусть и в утробном состоянии – «с язычеством и маразмом» – но именно с такой точки оптимально выстраивать феноменологию русского.

Руководитель культурно-просветительского сообщества «Переправа» Александр Нотин видит фундаментом Русского мира концепцию «Москва – третий Рим», включающую в себя византизм, эсхатологизм, антагонизм по отношению к гедонизму и нигилизму. Вечное балансирование между войной и миром, процветанием и бедностью, по его мнению, соответствует замыслу свыше, согласно которому Россия – последний оплот христианства и мировой удерживающий против сил зла.

Директор Института русской цивилизации, главный редактор газеты «Русский Вестник» Олег Платонов выразил уверенность, что Русский мир – это упрощённая форма такого сложно-структурированного понятия, как русская цивилизация. Это форма человеческой организации пространства и времени, наделённая качественными началами, лежащими в особенностях духовной природы русского народа. Это, прежде всего, духовное явление, поэтому Русский мир имеет свой космос и свою метафизику бытия, в основе которых – Бог. Добро, правда и справедливость служат ключом к пониманию Русского мира и формируют такой идеал, как Святая Русь. Эта парадигма развития русского народа выразилась в проходящей через всю историю его борьбе с силами мирового зла – не просто геополитическими противниками, а теми государствами и правителями, что играли деструктивную роль в истории и угнетали другие народы. Олег Анатольевич убеждён, что Русский мир и поныне базируется на неразрывности веры и жизни, стремлении к правде и справедливости, объединении в служении общим идеалам, единодержавии и патриотизме.

Главный редактор сайта «Русский Обозреватель» Егор Холмогоров видит в поддержанной на высоком уровне концепции Русского мира антикризисный проект, необходимый после периода распада начала 90-х годов, когда русские оказались расколоты, подверглись этноциду и перекодировке. В тот момент Русский мир был подан как общее пространство примирения. В последующие годы произошло переосмысление термина со сменой примирения на экспансию, и сегодня о нём можно говорить, как о проекции того пространства, относительно которого есть воля вернуть его в сферу национальных интересов. Также Е.С.Холмогоров предложил свою схоластическую рамочную конструкцию из десяти пунктов, оставляющих русскую цивилизацию. Они относятся и к духовным ориентирам, как Святая Русь, и к бытовому устройству, например, аграрная культура ржи, адаптация к пространству рек и речных бассейнов или заточенность под освоение экстремального севера.

Главный редактор «Русской народной линии» Анатолий Степанов связал сложность термина с разными трактовками самого слова «русский», под которым подразумевается либо великоросс, либо триединый народ из великороссов, малороссов и белорусов, либо имперское обозначение всех проживающих на территории исторической России вне зависимости от этнической принадлежности. И именно в имперском применении, по его мнению, наибольший потенциал, поскольку Русский мир – геополитический термин. Его смысловую задачу Анатолий Дмитриевич видит в единстве государственной власти, ибо, даже когда религии разъединяют, все сходятся «к Белому царю» в порыве служения. Отстаивая самобытность собственной модели, он призвал вводить табу на слепое копирование чужих схем нацбилдинга.

Заслуженный деятель науки РФ, специалист по статистическому моделированию Василий Симчера говорил о дуализме русской души, мечущейся между милосердием и жестокостью, а также пожурил русских идеологов за чрезмерное воспевание лучших народных качеств. Он отметил, что вместо вульгарных прокламаций следует без лишних слов демонстрировать на деле достойный пример, привлекательный для окружающих. Василий Михайлович рекомендовал построить столько же дорог, домов и удивительных вещей, что и американцы, и только потом пренебрежительно отзываться об их цивилизации эгоистов и эксплуататоров. Чтобы хвастаться превосходством над США, необходимо сначала достичь конкурентоспособности.

Также выступали историк и публицист Александр Елисеев, аналитик и социолог Сергей Баранов, общественный деятель Алексей Вайц, руководитель организации «Союз матерей Украины» Галина Запорожцева, эксперт в области этно-конфессиональных отношений Айказ Микаелян, руководитель проекта «Византийская лига» Сергей Егоров и другие. Одни участники заседания соглашались с предшествующими ораторами, другие дополняли или предлагали собственную версию. Разногласия в отборе критериев Русского мира или вопрос о месте веры в осмыслении цивилизационного пространства приводили к дискуссиям, и далеко не всегда консенсус был достигнут. Однако при всех разночтениях или даже отрицании с чьей-либо стороны очевидно, что в настоящее время обсуждаемое явление живёт и имеет простор для развития. Члены Изборского и их единомышленники надеются выявить образ Русского мира, способный помочь руководству страны ответить на вызовы времени и выйти из идеологического тупика.

comments powered by HyperComments