Эрдоган совершил фатальную ошибку

Максим Шевченко

Д.Пещикова― Здравствуйте. Это, действительно, программа «Особое мнение», я – Дарья Пещикова. И в этой студии со своим особым мнением журналист Максим Шевченко. Здравствуйте, Максим Леонардович, рада вас видеть.

М.Шевченко― Здравствуйте.

Д.Пещикова― Конечно, сейчас в центре внимания всего мира, пожалуй, инцидент со сбитым Турцией российским самолетом. Вызвал серьезнейшие последствия на разных совершенно уровнях. Но давайте по порядку, наверное, разберемся. Две версии – российская, турецкая – расходятся они очень сильно. Россия утверждает, что на турецкую территорию, в турецкое воздушное пространство бомбардировщик не залетал и никаких предупреждений не было. Турция утверждает, что всё произошло в воздушном пространстве ее, и к тому же были предупреждения. Причем, Запад поддерживает версию Турции.

М.Шевченко― Ну, даже если принять турецкую версию, российский бомбардировщик находился в этой кишке несколько секунд. Если нескольких секунд достаточно для того, чтобы сбить самолет страны, которая, в принципе, считается твоим партнером по борьбе с терроризмом, то тогда, конечно, да, турецкая версия и версия Запада безошибочны. По-моему, это абсолютно наглая политическая провокация. И при всем моем хорошем в прошлом отношении и к Эрдогану, и к тем реформам, которые он Турции дал, я считаю, что тут он совершил чудовищную фатальную ошибку, которая, конечно, вывела его за рамки разумного политического разговора.

У меня есть свое понимание того, почему был санкционирован высшим турецким руководством пуск этой ракеты. Понятно, что летчик не сам принимал решение. Понятно, что не полковник какой-нибудь, сидевший там в штабе, принимал решение. Понятно, что наши самолеты ждали, что это была засада воздушная самая настоящая с корреспондентами CNN внизу, на земле.

Д.Пещикова― Очень хорошая съемка.

М.Шевченко― Да. И со всеми радиолокационными устройствами, которые зафиксированы российскими радиолокационными разведывательными разными тоже системами, которые работали и облучали самолеты.

Д.Пещикова― То есть это не спонтанное решение, а спланированная акция?

М.Шевченко― Это не спонтанное. Ракета пускалась, извиняюсь, в хвост, когда самолет уже уходил. Даже если принять турецкую версию (хотя, я верю российской версии), он несколько секунд… Он уже уходил с этой гипотетической границы, и они пустили ему вслед ракету, она попала, значит, сзади ему в сопло. Летчики не ожидали, естественно, даже тепловых ловушек не выпускали. Хотя, говорят, что против этой ракеты турецкой, современной американской ракеты тепловые ловушки были бы бессильны в любом случае. По крайней мере, те, которые находятся на Су-24.

Зачем это сделал Эрдоган? Зачем это сделал Давутоглу? Ну, есть первая версия самая примитивная, что, якобы, вот, Турция считает эти территории Сирии своими потенциально, там проживает туркменское население тюркское, и поэтому, якобы, они защищали их. Это такая патриотическая версия пропагандистская, в которую не особенно верится.

Я думаю, что главным мотивом истерики Эрдогана был визит Путина в Тегеран и встреча с лидером Иранской революции аятоллой Хаменеи, которая была достаточно беспрецедентна по уровню тепла, выделенного в ходе этой встречи, сравнимого в чем-то с теплом, выделяемым бушерским атомным реактором. И фактически Эрдоган встал перед позицией, перед ситуацией, что он, войдя в 2011 году в сирийскую авантюру, которую он затеял… Без его позиции гражданской войны бы в Сирии не было, могу сказать 100%, если бы не позиция Эрдогана. Он решил, что сейчас, вот, вслед за Каддафи полетит и Асад. Хотя, его предупреждали, что это не так, что Сирия – это не Ливия, это не узкая полоска земли вдоль берега, населенная враждующими племенами, что это сложное общество как по вертикали, так и по горизонтали, и не надо никакую архаичность сирийского общества, баосистского, застывшего в 70-х годах немножко, принимать за действительность. 50 на 50 будет ситуация. Он в это дело влез.

Когда он столкнулся во время визита Путина (это буквально накануне было, извиняюсь) в Тегеран, он понял, что блок «Россия и Иран» при том, что Иран выходит из-под американских санкций и при том, что и Россия, и Иран дают гарантии Асаду и фактически поддерживают Хезболлу, которая ведет эффективные боевые действия на поле боя, ставит Турцию один на один с достаточно сильными государствами, которые имеют современные вооружения и готовность сражаться на территории Сирии за свои интересы.

Д.Пещикова― То есть он как-то себя не при делах почувствовал?

М.Шевченко― Послушайте дальше. Пустив эту ракету, создав эту провокацию, что сделал Эрдоган первым делом? Кому он позвонил? Он позвонил не Путину с извинением «Извините, пожалуйста, мы не знали. Это, оказывается, ваш самолет. Ах, простите, мы не хотели». Он позвонил в Вашингтон и в Брюссель. Смысл этого пуска ракеты было мгновенно побежать и сказать своим партнерам по НАТО «Я ваш! Кончились все эти мои эскапады, кончилась моя игра с исламским миром, я хочу быть членом НАТО, я хочу быть американским сателлитом. Защитите меня, помогите. Я понял, что я залез в жидкую глину, в которой я уже по колено и по пояс, и дальше выбраться не могу». Эта ракета была пущена ради того, чтобы американцы заявили «Эрдоган прав», чтобы НАТО сказало «Это наш человек».

Фактически он шантажировал. Он рисковал. Он шантажировал и НАТО, которое встало перед выбором: или проявить нелояльность к одному из ведущих членов НАТО и сказать «Вы не правы, вы не имеете права это делать, вы не имеете права атаковать самолет другой державы, с которой у нас есть какие-то военные переговоры, договоренности по антитеррористической коалиции. Вы не имели права принимать такое решение, вы должны были запросить Брюссель». Современные средства связи позволяют не посылать почтовых голубей, а в режиме онлайн… Вон американцы беспилотниками руководят из Айдахо, по-моему, понимаете, которые в Афганистане летают и бомбят там всех.

Он это сделал и сразу побежал. НАТО… Смотрите, какой разброд, смущение, да? Но НАТО – это что такое? Европейское НАТО – это, в принципе, набор государств, в совокупности не имеющих такого окончательного голоса. Ну, какие-то там маленькие страны с небольшим военным потенциалом, даже Франция по большому счету, которая стоит особняком, потому что она партнер России по войне.

А вот Америка является доминирующей, как бы, лидерской страной. Конечно, Эрдоган… Эта ракета была пущена для Америки – «Смотрите, на что я готов. Я готов разорвать отношения со страной, у которой у меня очень хорошие экономические отношения. Я готов разорвать отношения с человеком, который за несколько недель до этого приглашал меня в Москву, и я вместе с ним открывал мечеть. Я готов поступиться визитом на Санкт-Петербургский российско-турецкий саммит. И я готов поступиться диалогом, который в эти дни должен был быть между Лавровым и турецким министром иностранных дел. Я готов поступиться всем, лишь бы быть… вы знали, что я ваш, а не чужой».

Очевидно, Эрдоган всерьез воспринял те мессаджи, которые ему послали американцы в ходе последних выборов последних лет, что они показали, что мы, в принципе, можем тебя убрать, и ты будешь… Как говорится, ты не являешься великим и незаменимым.

Д.Пещикова― То есть это такое, показательное выступление перед США?

М.Шевченко― Он просто это сделал и побежал продаваться американцам в ту же секунду. Я, честно говоря, потрясен. Я не ожидал такого лицемерия и такой двуличности.

Д.Пещикова― Но он, по сути же, и от России тогда, получается, полностью отказался?

М.Шевченко― Тут не в России дело. Россия – это фактор.

Д.Пещикова― Ну, разве не важный партнер для Турции?

М.Шевченко― Ну… Достаточно важный экономический партнер, но, кстати, не для Эрдогана. Все-таки, турецкая элита была, есть и остается такой, клубно-военной элитой. несмотря на ту маску ислама, которую они на себя надели. Элита. Я не говорю про турок и про тех людей, которые там живут. Это прекрасные… Турки – прекрасные, достойные люди.

Д.Пещикова― Наши слушатели вам, кстати, напоминают, что ровно неделю назад вы неоднократно говорили, что турки – прекрасные люди.

М.Шевченко― Я отношусь к Турции с огромной любовью – это прекрасная страна, населенная трудолюбивым и качественным народом. Я по Турции много ездил и очень люблю эту страну, этот народ. Но турецкие элиты, вот, в лице Эрдогана лишний раз доказали, что подлость – это их качество. То, что он сделал, это в политике это такой ничтожный шаг… Он мгновенно из большой региональной державы, какой Турция могла стать, превратился в сателлита Америки, выбрав синицу в руках, нежели такого неоосманского журавля, понимаете?

Д.Пещикова― Ну, понятно, есть элиты и есть люди. Это особое мнение журналиста Максима Шевченко. Скоро продолжим.

Д.Пещикова― Журналист Максим Шевченко по-прежнему в студии и по-прежнему мы выслушиваем его особое мнение. Возвращаемся к горячей теме.

М.Шевченко― Да. Продолжаем. Так вот про турок, Турцию и турецкий народ – прекрасная страна, удивительный народ, замечательные просто города, трудолюбивые люди. И, в общем…

Д.Пещикова― Что ж они такого Эрдогана выбрали?

М.Шевченко― Ну, знаете, выбирают… Времена не выбирают – в них живут и умирают. Вот, «эрдоганов», очевидно, и всех остальных тоже. Живут и выбирают.

Д.Пещикова― Кстати, с Путиным, ведь, часто сравнивают их. Насколько это справедливое сравнение?

М.Шевченко― Вот, ваша грубая провокация здесь не пройдет, вы знаете?

Д.Пещикова― Ну, почему же? Смотрите, даже в этой ситуации…

М.Шевченко― Ну, почему? Можно сравнить и с Обамой. А почему с Обамой не сравнить, понимаете, Эрдогана? Чего не сравнить с Ангелой Меркель Эрдогана?

Д.Пещикова― Ну, в этой ситуации проще, да? Ведь, говорят, что…

М.Шевченко― Это ж демагогия. Даш, давайте вернемся к этой ситуации с самолетом.

Д.Пещикова― Вот, к этой ситуации. Просто говорят же, что для Турции Сирия – это как для нас Украина, поэтому это очень важная для них история.

М.Шевченко― Ну, не совсем, все-таки, потому что в Украине примерно половина населения Украины как минимум это население, которое говорит, видит сны и читает, и пишет на русском языке. А, все-таки, тюркоязычное население в Сирии чуть-чуть живет, его там не очень много. Вдоль границы, а не как в Украине по всей территории.

Д.Пещикова― Ну, имперские же амбиции.

М.Шевченко― Дело не в этом. Эти имперские амбиции у него, безусловно, были. Он полагал, что ему дан мандат от Запада быть таким, как бы, либеральным глобалистским патроном в смысле патронирования Ближнего Востока. Что, вот, он, значит уже, как бы, Давутоглу… Это же Давутоглу, который сначала… Главный идеолог, который сначала сказал, что, вот, у нас концепция «Турецкий мир по всем границам, ноль конфликтов». Кстати, это самый успешный был проект, когда Эрдоган обнимал Асада и называл его «братом», когда они ходили, взявшись за руки практически, там чуть ли не отдыхали семьями вместе. Было такое несколько лет назад до 2011 года. За пару лет. Чуть ли не в 2009 году это было или в 2008-м.

Д.Пещикова― А почему так сильно и быстро всё поменялось?

М.Шевченко― Ну, потому что он прагматически решил, что сейчас можно, понимаете, просто захватить и раздербанить Сирию, вот и всё. Кто заступится за этого Асада? – решил Эрдоган. Тем более, что там в Иране, понимаете ли, вся эта революция, которая там была, Рухани, Мусави до этого был, проблемы внутренние у Ирана и всё такое. Тут на Иран страшное давление как раз было, «Шестерка» там, атомный проект и «Ничего не позволим, дышать Ирану не дадим».

Но видите, как всё получилось неожиданно для Эрдогана? Раз, и Иран оказывается уже важной составляющей частью мирового сообщества. Кстати, ПРО, интересно, в Польше и Чехии, которые, нас так уверяли, направлены против Ирана, теперь уберут? Или перенаправят против ИГИЛ? Кто там еще ракетами готов стрелять по Америке? От кого ракеты в Польше и в Чехии должны защищать? Просто поразительная, конечно, ложь и гнусь тех политологов, которые говорили, что это против Ирана направлено.

Так вот. Вот, Иран оказался хорошим. Дальше что? Так завтра… Ребят, вы не поверите, завтра Асад может оказаться неплохим, не таким страшным. А ты-то чего влез в драку, в смоляного бычка, где чем больше ты бьешь, тем сильнее ты увязаешь в этой сирийской ситуации?

В итоге что он принес Турции? Он Турции принес несколько миллионов беженцев из Сирии, он Турции принес возобновление терроризма курдского. Понимаете? Целая партия Демократический союз объявлена террористической. И он, как бы, привез войну фактически, ну, предвоенную… Это называется «Казус белли», на самом деле, с Россией. Это повод к войне, который не перерастает в войну.

Д.Пещикова― Не перерастет?

М.Шевченко― Ну, может и перерасти. Но я надеюсь, что этого не будет. Но казус белли – это, знаете, всегда дальше всё зависит от дипломатии. Судя по реакции Запада, который счел это за безумие и за наглый шантаж себя, я думаю, Эрдогану еще это аукнется, честно говоря. Потому что европейцы очень не любят, когда их так втягивают в такие авантюры.

Д.Пещикова― А он перед НАТО, перед Западом, перед Европой лицо не потерял в этой ситуации?

М.Шевченко― Для него главный адресат была Америка.

Д.Пещикова― Я понимаю, я услышала.

М.Шевченко― Он для Америки сказал «Я ваш. Я ваш, я готов на всё, что угодно». Всё.

Д.Пещикова― Ну а на остальных наплевать ему?

М.Шевченко― Ну, остальные кто такие в НАТО? Там кроме Америки, по большому счету, все остальные – это, знаете ли, дополнение.

Д.Пещикова― Марионетки?

М.Шевченко― Ну, я бы не сказал, что марионетки, но дополнение. Ну, не знаю. Как вот? Была Германия и была какая-нибудь там, понимаете, не знаю, Словакия, например. Тоже воевали в Советском Союзе две словацких дивизии. Ну, понятно, что Вермахт был главный, и какой-нибудь Кейтель или Йодль там всё решали.

Так что дальше, вот, разбираем эту ситуацию. Одновременно с ударом Эрдогана по России и Израиль нанес удар по Асаду, и по Хезболле. Израильские ВВС атаковали позиции Хезболлы и сирийской армии к северу от Дамаска. 23 ноября они уничтожили по сообщениям сирийских СМИ, которым я лично верю (и это подтверждает израильский сайт newsru.co.il), целый склад с вооружением, с ракетами.

У меня вопрос: а уж не с теми ли ракетами, которые поставляются сегодня нашим союзникам, Сирии и ливанцам? А Хезболла – это не абстрактная какая-то Хезболла, а это ливанская политическая партия, которая сражается сегодня с ИГИЛ на поле боя. Вот, интересно: Эрдоган бьет по российскому самолету, а Израиль бьет по Асаду и по союзникам России.

Д.Пещикова― Вы какой-то сговор в этом видите? Или просто последовательность событий?

М.Шевченко― Ну, я не исключаю, поскольку Турция и Израиль – это же теснейшие союзники были на протяжении многих лет. Вот, значит, Эрдоган стал изображать примерно с этих кораблей, когда Израиль убил там моряков турецких, страшного друга палестинского народа. До этого Турция ни с боку, ни с припеку за палестинцев не вписывалась – наоборот, как говорится, на территории Турции палестинских активистов ждала тюрьма и выдача потом в Израиль.

А вот как раз Асад, который исчадие зла, дал приют и Хамас, и Народному фронту, и Демократическому фронту, и ФАТХу, и всем палестинским организациям. Стало быть, псевдозащитник палестинского народа Эрдоган начал войну против реального защитника палестинского народа Асада, который дал приют 600 тысячам палестинцев, имеющим полные гражданские права на территории Сирии, но при этом сохраняющим, естественно, палестинское гражданство, потому что они верят, что они или их дети, или их внуки вернутся в демократическое единое государство, в котором люди не будут делиться по расовым признакам или по религиозным. И чудовищная стена 7-метровая, которую немцы в 1990 году с такой помпой ломали в Германии, исчезнет и на территории Палестины и Израиля тоже как позорное свидетельство такого, убогого ксенофобского сознания.

Так вот. Вот вам вопрос. И весь этот маскарад под названием «Покровитель мусульман», собственно, заканчивается. А что он сделал? Братьев-мусульман, Мурси в Египте он не уберег. Более того, он их втягивал в авантюры, раз за разом заставляя, в принципе, партию, не имеющую достаточно большого политического опыта, поддерживать, следовать в некоем таком фарватере турецкой неоосманской политики. Палестинцев он втянул в 2 кровопролитные бойни, совершенно давая им авансы, которые он не мог выдержать.

И вот сейчас мы видим, как бы, конец всего этого маскарада. Сейчас Турция, я уверен (уверен просто), станет верным союзником США опять, как она и была втайне (но всё тайное становится явным), партнером Израиля. И на пару они будут пытаться делить Сирию.

В чем у них проблема и у Турции, и у Израиля? Она одна и та же. Израиль оккупировал Голанские высоты и мечтает. Несмотря на то, что нам тут в эфирах российских телеканалов Сатановский уверяет или там Эскин, или Соловьёв, что, якобы, Израиль заинтересован в режиме Асада. Полная хрень! Потому что останется режим Асада. Значит, Голанские высоты останутся оккупированной Израилем территорией Сирии. Падет режим Асада или, как сказал Сатановский в одном интервью, станет режим Асада, Сирия там, типа, вдоль моря такая вот там Латакия, Алавитские территории – всё, Голланы становятся частью Израиля. А если Голланы становятся частью Израиля, то тогда территория вдоль турецкой границы становится частью Турции. Понимаете? У них общий интерес абсолютно.

Д.Пещикова― И США на этом играют, на этих интересах?

М.Шевченко― Нет, для США это игры пигмеев. Вот эти вот действия Эрдогана сразу опустили статус Турции на уровень ниже.

Д.Пещикова― Миссию свою выполнил?

М.Шевченко― Он не выполнил миссию, он просто сорвался. Он сорвался. Он блефовал. Но надо блеф держать до конца.

Д.Пещикова― Нет, но просто существует версия, что…

М.Шевченко― Блеф надо держать до конца. Этот блеф он сорвал. Он вот этим вот актом сорвал блеф. И теперь все видят, что у него нет наличных, по большому счету, и он должен теперь идти к большому дяде, к хозяину казино в Вашингтон и просить взаймы.

Д.Пещикова― Новый кредит.

М.Шевченко― Конечно!

Д.Пещикова― Просто существует версия, что США только этого и добивались – стравить Россию и Турцию.

М.Шевченко― Нет, это я не думаю, что это так. Я не думаю, что они добивались этого. Для них это ситуативная вещь. Америка – это глобальная держава, которая мыслит глобально. Для нее, вот, ситуация даже между Россией и Турцией в таком стратегически важном регионе – это одна из ситуаций.

У Америки в мире есть 2 проблемы сегодня, 2 угрозы. Китай – это экономическая угроза, а Россия – это страна, обладающая ядерным оружием, не включенная ни в какие политические системные соглашения с Америкой.

Д.Пещикова― Максим Леонардович, давайте сейчас прервемся ненадолго…

М.Шевченко― Вот эти 2 угрозы они хотят решить.

Д.Пещикова― Продолжим про угрозы тоже.

НОВОСТИ

Д.Пещикова― Программа «Особое мнение» продолжается, в студии по-прежнему журналист Максим Шевченко.

М.Шевченко― Да. Ну так вот.

Д.Пещикова― «Так вот».

М.Шевченко― Так вот. Россия, вмешавшись в сирийскую ситуацию сейчас и заняв твердую позицию, на самом деле, гарантирует Сирии восстановление ее территориальной целостности. Все попытки отожрать от Сирии куски вдоль турецкой границы, вдоль израильской границы, вдоль какой-нибудь еще границы, понимаете, создать какое-нибудь суннитское государство как американцы хотят там из части Ирака и части Сирии, я думаю, теперь близятся к нулю. Почти невозможны.

Д.Пещикова― Подождите. Россия способна самостоятельно всё это предотвратить?

М.Шевченко― Почему самостоятельно?

Д.Пещикова― Ну, ей же нужны союзники.

М.Шевченко― Россия, Иран, Ливан, между прочим. Понимаете?

Д.Пещикова― То есть без западной коалиции?

М.Шевченко― Ну, смотрите. Франция теперь тоже, я думаю, не будет поддерживать территориальный раздел.

Д.Пещикова― Вот! Хотела как раз узнать у вас, не повлияет ли то, что сейчас произошло, на все эти радужные планы создать более широкую коалицию?

М.Шевченко― Ну, вообще в Европе многие будут рады сейчас. Эрдоган же подставил Турцию, потому что, на самом деле, конечно, формально те зеленые… Вот, я недавно был в Германии буквально 3 дня назад, да? Там сейчас правит Grünen, зеленые. Либералы, всё, иммиграция открытая. Но бóльшая часть политического истеблишмента боится сказать что-либо против. Как только ты скажешь «А вы знаете, не ограничить ли нам миграцию, допустим, в Германию? Вот, зачем нам еще там 3 миллиона, допустим, турок и курдов?», там скажут «Нацист». Тебе сразу говорят «Ты – нацист». Поэтому все боятся. Но поэтому сейчас вот…

Д.Пещикова― А вот эти теракты в Париже никак не повлияли на них?

М.Шевченко― Не, никак не повлияли. Ну, там около французского посольства, около Бранденбургских ворот там горы цветов в Берлине и всё такое прочее.

Д.Пещикова― Нет-нет. Но как раз же речь шла о том, что надо поменьше пускать потенциально угрожающих?

М.Шевченко― Нет, в Германии эти разговоры невозможны. Это во Франции… Франция традиционно фашистская страна с публичной фашистской риторикой. Фашизм вообще как публичная риторика зародился во Франции, а не в Германии. Всё это дело Дрейфуса – это всё XIX-й век. Золя еще писал об этом, понимаете?

Д.Пещикова― Но слушайте, вы сами говорили, что это опасность для стран такой большой приток беженцев.

М.Шевченко― Это просто тема другая (опасность не опасность).

Д.Пещикова― Ну, да, да.

М.Шевченко― Конечно, это опасность, когда их не адаптируют.

Д.Пещикова― Значит, надо как-то ограничивать, возможно?

М.Шевченко― Ну, да.

Д.Пещикова― А, адаптировать просто.

М.Шевченко― Только в Германии, еще раз, складывается консенсус между либералами абсолютными и христианскими демократами. Почему он складывается? Потому что есть еще один момент, который, я думаю, повлиял на Эрдогана. Ведь, мы находимся в нескольких шагах от подписания атлантического торгового пакта, который превратит Европу просто в рынок сбыта для американских товаров. Как только ЕС подпишет (некоторые страны, Германия, например) с США это соглашение, то считайте, что выстроится такая граница, и американские товары дешевые достаточно заполонят весь европейский рынок. Это очень серьезное событие.

И Эрдоган, конечно, боится туда не попасть, потому что он же не член ЕС и он… Я считаю… Сейчас он сказал «Я тоже хочу туда, я тоже хочу в атлантическое партнерство торговое. Я тоже хочу туда, потому что это реальные бабки огромные». Это реальный, как бы, экономический союз, который, ну, ставит весь остальной мир, скажем так, в ситуацию второсортную (будем откровенны). Потому что все деньги будут там, в Европу придут американские юридические компании, в Европу придут американские страховые крупные компании, финансовые компании.

Поэтому вот этот мультикультурализм, только издалека напоминающий американское общество, вот это вот уничтожение европейского самосознания национального (французского, немецкого, голландского, бельгийского) является, конечно, одной из задач для конструкторов этого атлантистского торгового пакта. Потому что им не нужен совершенно пакт с Европой, в котором люди помнят о своих корнях, о культуре там, в Германии о Лютере, о Мюнцере, о великой немецкой философии. Они стоят бесконечно на коленях, извиняясь и каясь за всё подряд, понимаете? За XIX-й век, за XX-й век и тому подобные вещи.

Им нужен континент потребителей, абсолютных бессмысленных потребителей, которыми правит такая вот элита, которая смотрит как собачки преданно в глаза глобальным банкам, которые, естественно, ориентируются на Америку.

Вот, Эрдоган понял, что если он будет продолжать в том же духе и влезать в эти местные, как бы, форматы современные, то с этой исламской темой он может не попасть на корабль атлантического партнерства.

Д.Пещикова― А теперь попадет?

М.Шевченко― Не факт.

Д.Пещикова― Вот. Что он выиграл-то тогда?

М.Шевченко― Но теперь, по крайней мере, он показал, что он готов быть и там тоже.

Д.Пещикова― Зато с Россией теперь у него, скорее всего, ничего хорошего в ближайшее время не получится.

М.Шевченко― Ну, я тоже на не считаю, что ничего хорошего.

Д.Пещикова― Ну, как это? Смотрите, уже предложения сейчас, вот, заморозить проекты.

М.Шевченко― Ну что? Эти пластиковые турецкие помидоры, к которым я присовокупил бы также пластиковые…

Д.Пещикова― Не только помидоры.

М.Шевченко― Знаете, там турецкие пластиковые, израильские пластиковые, там какие-нибудь еще, аргентинские пластиковые.

Д.Пещикова― А вы ничего турецкого не покупаете?

М.Шевченко― Я вообще это не ем. И никому не советую.

Д.Пещикова― Ну, не обязательно овощи и фрукты. Почему? Там же и о легкой промышленности речь. Одежда.

М.Шевченко― Нет, легкая промышленность – это другое. Прекрасные килимы турецкие. Но где их можно в Москве купить? Их только в Стамбуле можно купить.

Д.Пещикова― Ну, то есть такие, элитные вещи?

М.Шевченко― Ну, почему элитные? Народные. Вот, в Турции вообще…

Д.Пещикова― Сколько это стоило бы в России? В Турции вы купите недорого.

М.Шевченко― Ну, в Стамбуле…

Д.Пещикова― Ну, в Стамбуле – да.

М.Шевченко― Вот, если приезжаешь, в Стамбуле покупаешь отличные, качественные вещи.

Д.Пещикова― А здесь?

М.Шевченко― Да тут большинство шьется или во Вьетнаме или в Бангладеш. Вот, все эти бренды, люксовые бренды, которые вы покупаете за 200-300 евро, они… Я в Пакистане был на фабрике, где шьются там джинсы… По-моему, Rifle это было или что-то в этом роде. Там они по себестоимости 12 долларов, а здесь они продаются по 120 долларов, понимаете?

Д.Пещикова― Ну, вам не нравятся турецкие пластиковые, я не знаю, резиновые помидоры.

М.Шевченко― Я просто не ем это.

Д.Пещикова― Но многие-то россияне едят. Альтернативы-то особо нет.

М.Шевченко― Ну, я им советую это не есть, потому что это очень вредно для здоровья.

Д.Пещикова― И одежду не носить дешевую турецкую.

М.Шевченко― Одежду носить.

Д.Пещикова― А если не будет ее? Ведь, собираются запретить.

М.Шевченко― Даш, давайте еще раз. Овощи лучше не есть. Вот, импортные овощи лучше не есть, лучше стараться в России выращивать всё это.

Д.Пещикова― Ну, давайте по другим мерам, которые предлагаются. Вот, с одеждой, например. Хорошо это для России будет?

М.Шевченко― Я считаю… Мне непонятно с атомным проектом, потому что это очень большие деньги, там на миллиарды, все-таки. Ну, как можно иметь дело с партнером, который так ненадежен, с другой стороны? Это, конечно, серьезный ущерб, но тоже не чрезмерный. Потому что я разговаривал с людьми из Росатома – сегодня российские ядерные проекты очень популярны в мире. Собственно, Россия является лидером ядерных технологий. И этот турецкий реактор – это один из, по-моему, 22-х или 23-х (пусть меня поправят коллеги из Росатома. То есть потеря есть, но она абсолютно не фатальная потеря.

Ну, в общем, конечно, это очень серьезное событие. Я, честно говоря, пребываю в шоке. Помимо того, что жалко еще наших погибших, расстрелянного, просто убитого в воздухе летчика… И кем убитого? Вот, как выясняется, это не туркмены, на которых пытаются…

Д.Пещикова― Нет, это турок.

М.Шевченко― Это турок, причем нацист из организации Бозкурт, член которой стрелял в Папу Римского в свое время (Агджа, да?). Националистическая турецкая организация. И эти корреспонденты, которые там около границы паслись, ожидая сбитый самолет. В общем, всё это, честно говоря, настолько гнусным отдает, что просто, вот, поражаешься.

Я над

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...