Сирийский «слоеный пирог»

Владислав Шурыгин

Неприятным сюрпризом для США и НАТО стала чрезвычайно высокая интенсивность боевой работы российской авиации в Сирии. По данным The National Interest, ВКС России в Сирии вышли на теоретический максимум по количеству боевых вылетов, которые могут совершить 32 самолёта. В среднем в течение 24 часов самолеты Су-34, Су-24М и Су-25СМ совершают от 60 до 88 боевых вылетов по объектам террористической инфраструктуры в провинциях Ракка, Хама, Идлиб, Латакия и Алеппо. При этом представители военного ведомства США ещё недавно утверждали, что количество боевых вылетов российских ВВС должно составлять примерно 20 вылетов в сутки.

Но успехи наших ВКС не должны быть поводом для эйфории.

Да, в результате их действий наступательные возможности сирийских террористических группировок серьёзно подорваны, но до коренного перелома в ходе боевых действий ещё далеко. Сегодня сирийские фронты — это фактически "слоёный пирог" районов, контролируемых боевиками и сирийским правительством. И зачастую крупные правительственные гарнизоны вынуждены вести оборонительные бои, утратив контроль над коммуникациями и испытывая жёсткий недостаток боеприпасов, топлива и продовольствия, а районы, занятые боевиками, блокированы сирийской армией, и отряды боевиков, не имея возможности наступать, фактически зарываются в землю, спасаясь от огня артиллерии и ударов авиации.

При этом сирийская армия измотана тремя годами войны и понесла большие потери, мобилизационный потенциал её исчерпан, и командование ведёт боевые действия уже не корпусами и дивизиями, а боевыми группами численностью до батальона, при этом постоянно перебрасывая их из одного района в другой, затыкая бреши в обороне. В этих условиях стратегическая инициатива все последние месяцы медленно переходила к исламистам, и сегодня они изо всех сил пытаются удержать её в своих руках, организуя наступления на различных участках, пытаясь нащупать слабые места в обороне правительственных сил.

В результате ударов российских ВКС исламисты понесли ощутимые потери — прежде всего в технике, тяжёлом вооружении, боевом управлении и снабжении, но при этом сохраняют высокий мобилизационный потенциал, пытаясь компенсировать потери в технике и вооружении численностью и фанатизмом своих боевиков.

Характеризуя сегодняшнюю обстановку, её можно назвать критической для обеих сторон конфликта: и для официального Дамаска, и для фронта исламистов.

Сирийская армия остро нуждается в резком наращивании своего боевого потенциала, прежде всего — в пополнении своих сухопутных войск и доведения их численности до уровня, обеспечивающего превосходство над исламистами в каждом из трёх основных районов боевых действий.

Для исламистов же жизненно важно усилить свои отряды тяжёлым вооружением, бронетехникой и артиллерией, а также получить в своё распоряжение современные средства ПВО для ликвидации господства противника в небе.

И, если Дамаск сейчас начал пополняться сухопутными контингентами, прибывающими из Ирана, Ливана и Палестины, получать современную технику и вооружение из России и Ирана, то исламисты пока не могут найти источники пополнения своих запасов тяжёлого вооружения и техники. Их покровители и кураторы из Саудовской Аравии, Катара сами увязли в войне в Северном Йемене против хуситской армии и испытывают здесь серьёзные проблемы. Другой их союзник, Турция, также ограничена в своих возможностях поддерживать ИГИЛ и Джабхат ан-Нусру, опасаясь быть напрямую обвинённой в поддержке терроризма и испортить свои отношения с Россией, во взаимодействии с которой нуждается.

В последние недели в Лондоне и Турции были отмечены контакты исламистов с украинскими дипломатами и бизнесменами. Источники утверждают, что исламисты ведут с ними переговоры о продаже имеющихся у украинской армии ПЗРК, способных перехватывать современные российские самолёты.

В этих условиях ближайшей задачей Дамаска является разгром и зачистка боевиков в пригородах столицы, деблокирование своих окружённых баз и гарнизонов, разгром исламистов под Алеппо и Хомсом с последующим разгромом и вытеснением боевиков Джибхат ан-Нусры к турецкой границе и отрядов ИГИЛ за Пальмиру, а также с установлением контроля над нефтеносными районами вокруг неё. Но сколько времени потребуется на решение этих задач, сейчас определить невозможно.

Прошедшие недели боёв показали, что исламисты стремятся любой ценой удерживаться в захваченных ими районах, создавая глубокоэшелонируемую и хорошо оборудованную в инженерном плане оборону, и это, вкупе с дефицитом достаточных контингентов обученной пехоты у сирийской армии, резко поднимает статус артиллерии. Опыт боёв в донбасской агломерации на Юго-Востоке Украины показал, что "расковыривание" таких укрепрайонов по силам лишь мощным артиллерийским группировкам, которые, видимо, придётся в ближайшее время формировать сирийскому командованию.

Аналитики утверждают, что при сохраняющихся объёмах российских авиационных ударов по исламистам и при поддержке сирийской армии иранскими добровольцами ИГИЛ и другие исламистские объединения смогут поддерживать свой активный боевой статус ещё не менее двух-трёх месяцев.

Завтра 29.10.2015