ПРЕОДОЛЕТЬ КУЛЬТУРНЫЙ РАЗРЫВ

Сергей ЧерняховскийСергей Черняховский

Культура страны в любом случае в большей степени меряется культурой провинции, нежели культурой столиц. Если высока культура провинции – высока культура страны.

Сегодня становится очевидным, что в тех регионах, где оказывается существенная поддержка культуре, ниже уровень и алкоголизма, и преступности.

Перед государством сегодня стоит задача изменить представления местных властей в этой сфере, добиться, чтобы региональные и местные органы власти отошли от покровительственно-пренебрежительного отношения к культуре на подведомственных им территориях.

Большая часть наших национальных гениев вышла как раз из провинции: Тютчев и Толстые, Есенин и Блок, Маяковский и Некрасов, Чехов и Паустовский.

Интеллигенция провинциальных городов – это базовая основа и национального духа, и национальной самоидентификации, и самой национальной культуры.

И здесь есть два уровня задач. Во-первых, добиться приближения регионов к столичным культурным потенциалам, в частности, через выставки, гастроли, фестивали. Во-вторых, поднять материальное и статусное положение местных учреждений культуры и людей, которые являются местными хранителями культуры.

Есть несколько причин, которые определяют необходимость и приоритетность этой задачи.

Во-первых, это вопрос социальной справедливости: богатства культурных столиц сегодня доступны лишь в лучшем случае десяти процентам населения страны. Хотя принадлежат они всем и право на доступ к ним имеют все граждане.

Во-вторых, там, где больше внимания и средств уделяется культуре, спокойнее и благоприятнее социальная и правовая обстановка. Еще раз необходимо подчеркнуть: культура – это сфера запретов, сфера производства поведенческих образцов, сфера формирования навыков саморегуляции и привычки к ней.

В-третьих, ненормальна ситуация, когда граждане страны приходят к мысли, что достойная жизнь существует только в столицах. Тогда с одной стороны, люди активного темперамента мигрируют из своих регионов, лишая их энергии и возможности развития. С другой – они далеко не всегда находят место для реализации своих возможностей там, куда стремятся, и образуют определенный потенциал недовольства и одновременно миграционного давления на жителей крупных городов, в которые они мигрируют. С третьей стороны, останавливается и тормозится развитие самих регионов.

В-четвертых, современный мир – это мир утверждения того, что принято называть массовой культурой: упрощенной и во многом примитивизированной культурой общества потребления.

Эта культура, с одной стороны, ниже по своим образцам и утверждаемым идеалам подлинных образцов культуры тех стран, откуда она распространяется. С другой стороны, она не соответствует образцам и нормам отечественной культуры. То есть она в целом разрушает ценностный мир современной цивилизации, в том числе разрушает и классические европейские ценности, и национальную самоидентификацию России. Она прививает образцы поведения не европейского классического типа, а социальных люмпенизированных групп, так и не поднявшихся до овладения этими образцами.

Сам по себе это объективный процесс: сравнительно быстрое знакомство огромных масс с достижениями культуры приводит к снижению ее общего уровня. Без осознанной государственной поддержки массы не успевают освоить и осмыслить ее содержание, и тогда из всего Боккаччо остаются лишь скабрезные сцены, из всего Рубенса – эротические сюжеты, из всего Вольтера – лишь сарказм.

Отграничиться от этого в современном мире невозможно. Противостоять – трудно. Тем более в том сложном положении, в котором в последнюю четверть века оказалась Россия. Но массовой культуре общества потребления можно противостоять – помогая всей государственной силой распространению и освоению населением страны, в первую очередь проживающем сегодня в провинции, всего потенциала отечественной национальной культуры – и собственно русской культуры, и культуры всех народов, населявших территорию СССР.

Российское государство вступает в свою «культурную борьбу» и, ведя ее, защищает не только нашу национальную самоидентификацию и культурный суверенитет страны – но и остатки собственно европейской культуры, носителем и хранителем которой сегодня остается Россия.

Открывая при содействии государства осмысленный доступ к достоянию национальной культуры регионам страны, мы создаем тот культурный оплот, который сможет сохранить и подлинную европейскую культуру.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...