НАСТУПЛЕНИЕ НА ПРЕССУ НЕ РЕДКОСТЬ

Юрий ПоляковЮрий Поляков

Правительство Москвы всё делает для того, чтобы выкинуть «Литературную Россию» на улицу. Кто даст по рукам обнаглевшим чиновникам?

Вы знаете, наступление на прессу и вообще на культурную сферу – это сейчас не редкость. Некоторое время назад были, скажем, закрыты несколько известных питерских газет, включая знаменитую молодёжку «Смена», которая вообще была легендой питерской журналистики.

Странная политика ведётся в отношении театров. Прошла информация, что целый ряд театров в Москве будут закрыты, причём волевым порядком. Не знаю, насколько это правдивая информация, но, поскольку я с театральным миром тесно связан, среди художественных руководителей, не входящих в пул «Золотой маски», я наблюдаю такую панику. Надо сказать, что у нас, например, был сканадал с Департаментом культуры в связи с тем, что они проводили совещание художественных руководителей театров, а прессу не пустили. Сказали, что это «закрытое совещание». Но как может быть закрытое совещание художественных руководителей театров? Что это вообще такое? И когда мы дали материал, взяв интервью у Враговой, руководителя Театра «Модернъ», то была истерика в Департаменте культуры: «зачем вы взяли это интервью?!». А потому что нас не пустили! Мы, журналисты, вынуждены пользоваться той информацией, которая нам доступна. «А почему вы не согласовали?!». Послушайте, а зачем тогда мы в 1991 году страну развалили? Для того, чтобы всё согласовывать? Мы и до 91-го года согласовывали. Даже до 87-го, потому что в 88-м уже перестали согласовывать… В общем, какая-то странная идёт история, особенно в Москве. По-моему, наше нынешнее руководство как-то вообще недооценивает значение культуры, печатного слова. Они, видимо, решили, что в 1991 году им помогла печать советскую власть сковырнуть, и всё, дескать, она свою историческую миссию выполнила, и можно на этом закончить с ней роман. Это неправильно, конечно. И надо с этим как-то бороться.

Но я всё-таки сторонник того, что, если есть возможность найти компромисс, то надо его искать. Потому что новую революцию мы не совершим, да этого и не надо. Надо пользоваться теми механизмами, которые существуют. Потому что мы, конечно, можем построить баррикады, выйдем все, и пусть нас разгоняют. Но таким путём надо идти только тогда, когда исчерпаны все легальные методы. Ведь даже большевики в какие-то моменты использовали легальные способы борьбы за власть.

Мы тоже, в общем, в сложном положении, даже где-то в более сложном, потому что всё-таки у «Литературной России» газета принадлежит журналистам, а у «ЛГ» – акционерам, и нам помимо власти приходится ещё и с акционерами договариваться… Я же застал партийную журналистику, и могу сказать, что даже секретарю ЦК было объяснить что-то порой проще, чем нынешнему акционеру. Потому что секретарь ЦК всё-таки был сам связан с системой, а теперь всё гораздо сложнее…

Но что я хочу предложить? Завтра будет прямая линия с президентом. Дозвониться, конечно, я думаю, мы не сумеем. Но там же есть электронный адрес, по которому можно отправлять послания. И эти послания будут обрабатываться и при определённой их критической массе докладываться на разном уровне. И у нас есть шанс добиться нужной реакции, если каждый из нас просто отправит вопрос: «Владимир Владимирович, почему выгоняют из своего помещения знаменитый еженедельник «Литературная Россия»?» Ведь это легендарный еженедельник! Я, кстати говоря, как человек, в молодости ушибленный филологией, внимательно читаю труды Вячеслава Огрызко, эти его огромные тома, где в документах представлена история советской литературы. Это потрясающе! И там, кстати, хорошо видно, какую значительную роль в тогдашней борьбе идей, в культурной, литературной жизни играла «Литературная Россия».

Источник