ЯПОНИЯ ИЩЕТ ПОНИМАНИЯ В РОССИИ

Александр НагорныйАлександр Нагорный

В конце мая Япония будет принимать глав государств «великолепной семёрки», из числа которых в 2014 году по следам украинских событий была изгнана Россия. Премьер-министр Страны Восходящего Солнца Синдзо Абэ в рамках подготовки к данному событию совершил блиц-визит по важнейшим странам Европы. А на обратном пути сделал на три дня, 5-7 мая, остановку в Сочи, где и встретился с президентом Путиным. Само по себе, при других обстоятельствах места и времени, это событие вряд ли кого могло удивить, но в ситуации, когда Вашингтон неоднократно и вполне официально требовал от Токио ни в коем случае этого не делать, а Германия, устами фрау Меркель, предложившей Японии вступить в НАТО, усиленно давала понять, что нельзя так разрушать «атлантическое единство», действия Синдзо Абэ заслуживают особого внимания.

То, что Абэ, как выразитель интересов японской элиты, фактом приезда в Сочи четко показал своим «атлантическим партнерам», включая США, что будет проводить собственную линию во взаимоотношениях с Россией, которую «нельзя игнорировать» на международной арене, — неоспоримый факт. Накануне переговоров представители японского правительства заявляли, что Абэ будет обсуждать с Путиным проблемы заключения мирного договора между двумя странами и связанного с этим договором статуса четырех южнокурильских островов, которые в Стране Восходящего Солнца считают своими «северными территориями».

Это заявление служило своего рода индульгенцией для официального Токио от обвинений как со стороны своих «правых», так со стороны Вашингтона, которому как бы говорили: «Мы не можем упустить такой удобный момент для давления на Россию по жизненно важной для нас проблеме». Поскольку США через свою «агентуру влияния» вот уже семьдесят с лишним лет педалируют в японском обществе приоритетность проблемы «северных территорий», «выбор флага» оказался безупречным.

Хотя, как свидетельствуют официальные итоги переговоров Путина с Абэ, проблемы мирного договора и южнокурильских островов находились далеко не в фокусе внимания двух лидеров, если вообще предметно обсуждались. Реально речь шла о широком спектре двухсторонних отношений, включая как обсуждение международной глобальной обстановки, так и вопросы российско-японского сотрудничества.

Так, например, стороны зафиксировали близость своих позиций по ядерному нераспространению и политической обстановке в Северо-Восточной Азии. Здесь конечно огромную роль сыграл «фактор КНДР». Северная Корея не только испытала баллистические ракеты и ядерные заряды нового поколения, но и на очередном партийном съезде заявила о своей готовности вести переговоры и присоединиться к режиму нераспространения. Вряд ли это было обусловлено заявленным Россией замораживанием всех финансовых отношений с КНДР, но для Японии, пережившей в 1945 году «ядерный ожог» Хиросимы и Нагасаки, это весьма чувствительная и болезненная тема.

Серьёзному обсуждению подверглись и проблемы Ближнего Востока, в первую очередь – Сирии, идущей там гражданской войны. Токио, поддержав россйско-американские договоренности по прекращению огня, как бы придал новый импульс миротворческому процессу, который саботируют и торпедируют многие представители официального Вашингтона, поставляя «умеренной оппозиции» широкий спектр противотанковых и зенитных средств, которые быстро оказываются в руках «игиловцев» и других исламских террористов.

Но, пожалуй, главным прорывом стали договоренности в сфере экономического сотрудничества, включая высокие технологии, энергетику, информатику и так далее. Япония, по сути, прямо и открыто сделала то, что другие страны «большой семёрки» пытались осуществить втайне и окольными путями (так, например, Канада сняла все санкции с Беларуси, судя по всему, через Минск намерены были торговать с Россией также Франция и Германия).

И это не удивительно: в нынешней ситуации Япония оказывается зажатой между политическим давлением со стороны США, с одной стороны, и китайско-российского стратегического союза – с другой. Чтобы развивать свою экономику, ей необходим российский рынок и доступ к российским энергоносителям, но этому препятствуют санкции. Что ж, тем хуже для санкций.

В результате на данном этапе вопрос о японских претензиях на южную часть Курильского архипелага был отодвинут даже не на второй, а на третий план. Конечно, всё это не означает готовность Токио окончательно выйти из-под зонтика американского внешнеполитического диктата. Но, судя по всему, в правящих политических кругах Японии просто решили, что сейчас, когда 44-й президент США Барак Обама является «хромой уткой», нужно успеть первыми и на максимально выгодных для себя условиях договориться с Россией.

И для Москвы такой маневр Токио пришёлся как нельзя кстати. Накануне Дня Победы он продемонстрировал России и всему миру правильность и эффективность нового самостоятельного внешнеполитического курса Кремля, попытки «коллективного Запада» нейтрализовать который путём давления и изоляции очевидным образом провалились. Визит Абэ не решает всех наших проблем в отношениях с Японией, но вполне способен вывести экономическое сотрудничество двух стран на принципиально новый качественный уровень.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нагорный
Нагорный Александр Алексеевич (р. 1947) ‑ видный отечественный политолог и публицист, один из ведущих экспертов по проблемам современных международных отношений и политической динамике в странах с переходной экономикой. . Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...