ПРИВИВКА ОТ НАЦИОНАЛИЗМА

Александр ДугинАлександр Дугин

О национализме говорят неохотно. Затрагивают эту болезненную тему, как правило, страстно осуждая это явление. Создается впечатление, что национализма то ли не существует, то ли он представляет собой нечто позорное. Но так ли это?

Стоит заметить, что национализм был важнейшим фактором в нашей недавней истории, а именно – при распаде СССР. Националистические настроения в бывших советских республиках и ярко выраженная русофобия, ненависть к русским легли в основу многих постсоветских режимов. Перед распадом СССР эту тему тоже старались избегать, замалчивать или демонизировать.

Поэтому мы просто обязаны сегодня отнестись к проблеме национализма всерьез, без предубеждений и истерики.

Национализм надо в первую очередь понять. И лишь разобравшись, в чем дело, решать, как с этим явлением поступить.

Хочу заметить, что национализма как единого идеологического учения, как законченной политической теории не существует. У каждого народа, у каждой нации есть свой собственный национализм.

Например, национализм англичан неразрывно связан с философией либерализма, индивидуализма и колониализма. Национализм немцев основан на биологическом расовом родстве. Национализм французов ставит превыше всего государство и политические права граждан.

Одним словом, сколько народов, столько и разновидностей национализма. В одних больше практицизма, в других — мифологии, в-третьих — раздражения, в-четвертых — надежды.

Посмотрим на проблему с другого ракурса. Сегодня вполне уместно поставить вопрос о том, что понимать под «нацией» и, соответственно, «национализмом», применительно к Российской Федерации?

Если следовать этническому определению нации, т.е. нации как биологическому объединению людей по общему происхождению и языку, мы вынуждены будем признать: в России живет много наций – столько же, сколько этносов. И намного больше, чем существует национальных республик. В таком случае, национализм условно делится на две неравные категории – русский национализм и национализм этнических меньшинств.

Но русский национализм и, тем более, национализм меньшинств будут не сплачивать население и общество, а, напротив, делить его на составляющие. Тем самым создавая предпосылки для распада российской государственности по сценарию СССР. Такой биологический национализм идет против российской государственности и чреват разрушительными последствиями.

Другое понимание «нации» толкует ее как политическое объединение граждан. Это просвещенный европейский национализм французского типа. Здесь речь идет уже не о русском национализме, но о гражданской нации россиян. Суть такова: россияне — все те, у кого есть российское гражданство.

Однако «российский национализм» не является решением проблемы.

Население Российской Федерации по основным качественным характеристикам, по историческому опыту, по цивилизационной принадлежности не сильно отличается от населения других стран СНГ, которые объединяет с нами не только советский 70-летний период, но и долгие века. За границами России, в СНГ, живут многие миллионы русских. А на территории России — миллионы нерусских. Но и русские, и нерусские всего постсоветского пространства – это по сути один народ, одна культура, одна нация.

Единственным выходом для сплочения народа в этой ситуации было бы обращение не к нации – в любом ее понимании, и тем более не к абстрактному и либеральному гражданскому обществу, но к Империи.

Именно империя даст место развитию русской идентичности. Она сможет свободно развиваться и укрепляться в своем собственном православном контексте. Другие этносы также получат это право.

Империя никогда не навязывает всем единого шаблона.

Империя объединяет и возвышает, дает доступ к вершинам исторического бытия и позволяет расцветать внутри себя сотням тысяч цветов.

И вместе с тем, Империя ясно и однозначно отвечает на главный вопрос, который и лежит в основе национализма как явления: кто мы? Куда мы идем? Как связано наше прошлое с нашим будущим? Кто наши друзья, а кто враги?

Империя все знает. Это единственный приемлемый ответ. По крайней мере для нас, русских. Ведь мы всегда были народом-имперостроителем.

Слово национализм к нам, русским, исторически неприложимо. Или как минимум порождает двусмысленность. Мы слишком велики и глубоки, чтобы быть только нацией. Мы – народ, Народ с большой буквы.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...