МИРОЛЮБИЕ РОССИИ ОЗНАЧАЕТ ПООЩРЕНИЕ АГРЕССОРА

Сергей ЧерняховскийСергей Черняховский

Украинский посол отчитал Германию за «отклонение от цели»

Профессор факультета политологии МГУ Сергей Черняховский считает, что реакция на отповедь украинского посла будет «обтекаемая»:

— В отношении того, что допустимо или не допустимо, момент такой… Чем мы считает нынешний украинский режим? Законной государственной властью, существующей в цивилизованном правовом поле? Или преступной диктатурой, что то же самое, что ИГИЛ*.

Вот если ИГИЛ пошлет кому-нибудь запрос, понятно, как на него будут реагировать. Но поскольку киевский режим не приравняли пока к ИГИЛ — хотя, вообще-то, надо бы — естественно, он может чего-то требовать, выступать с протестами. И его позиция в какой-то мере более эффективна, чем позиция России. Потому что Украину — поддерживают. А Россию подвергают санкциям.

Почему, в частности? Потому что позиция Украины — будучи, безусловно, лживой, — последовательна. Потому что «свободная демократическая Украина», которая сделала европейский выбор, «борется с тоталитарным агрессором» … Это позиция логически завершенная.

У России нет логически завершенной позиции.

«СП»: — Поясните?

— Вот если бы Россия сказала, что на Украине преступный режим, который мы не признаем, и, защищая украинский народ, освобождаем территорию Украины, это была бы логичная целостная позиция. Если бы Россия сказала: «На Украине гражданская война между теми, кто совершил переворот и теми, кто ему сопротивляется. И мы поможем тем, кто представляет остатки демократического конституционного поля Украины победить узурпаторов». Это была бы целостная позиция.

А какая сейчас позиция у России?

«СП»: — По всей видимости, она укладывается в те пункты Минских соглашений, которые так упорно саботирует Киев. И в невыполнении которых нас все время пытается обвинить Запад…

— Минские соглашения не представляют целостной позиции. Концептуальной. Потому что в них заложено то же самое противоречие. С точки зрения минских соглашений необходим внутриукраинский диалог между Донбассом и киевским режимом. Так? Значит, мы приравниваем Донбасс и киевский режим. Это две стороны, в которых мы не разбираемся, кто хороший, кто — плохой. Но есть конфликт — давайте помирим.

То есть, условно говоря, грабитель где-то в транспорте пытается отнять у вас сумочку с кошельком. Вы зовете полицию, а полиция говорит: «Ребята! Нам не важно, кто у кого, что украл. Нам важно, чтобы вы здесь не скандалили. Давайте, тихо-мирно разойдемся в разные углы. Половина содержимого кошелька одного, половина — другого».

Как вы отнесетесь к такому полицейскому?

Вот минские соглашения написаны с этой точки зрения. Они не плохи были для приостановки кровопролития…

«СП»: — В этом как раз была их главная задача…

— Понимаете, нет большей глупости, в принципе, чем пытаться уладить конфликт, останавливая кровопролитие. Потому что кровопролитие — не причина. Это — исход. Но когда это писалось, в том логика была.

Только выгодно это было не Донбассу и России, а выгодно это было киевскому режиму. Потому что, когда между тем, кто проигрывает, и тем, кто выигрывает, заключается мир, это всегда выгодно тому, кто проигрывает.

Другой вопрос, что в этом была и дипломатическая логика, дающая, прежде всего, возможность сказать, что киевский режим не будет выполнять даже эти соглашения.

Вот только та политическая группа, которая находится у власти на Украине, она никакие соглашения никогда не выполняла. И Запад каждый раз закрывал на это глаза.

«СП»: — Запад и сам сначала гарантировал Януковичу мирную развязку Майдана, а потом просто «умыл руки» …

— А перед этим было ведь еще несколько текущих соглашений. Потом женевские встречи в апреле…

Украина ничего так и не выполнила. А Запад промолчал.

Получается, позиция «незалежной» на международной арене на сегодня более эффективна, чем позиция России. И это не абсурд. Потому что западная коалиция и западная цивилизация, она наглость воспринимает как то, с чем надо считаться. А попытки пойти на уступки, как основание для новых требований.

Лидеры «семерки» накануне провозгласили необходимость новых санкций против России, одновременно с продлением нынешних. А ведь там были колеблющиеся — Италия, в частности, и Франция… А знаете, почему они приняли позицию остальных?

«СП»: — Почему?

— Потому что была освобождена Савченко. Они решили, что Россию можно «продавить». Если бы они так не считали, они бы ничего не делали.

Вор, если уж он схватил вашу сумочку, делиться с вами не будет. Уступили? Значит, уступите еще.

«СП»: — Понятно, что признание постмайданной власти на Украине было ошибкой. Но теперь уже на попятную не пойдешь…

— Есть масса формул, как можно было бы себя вести по отношению к э тому вопросу. Например, есть такая формула, которую любят наши оппоненты — «данный правитель утратил легитимность».

Я опять-таки не к тому, чтобы сейчас высаживать десант в Киеве. Но, честно говоря, если бы Россия с самого начала после переворота ввела войска хотя бы до линии Днепра, то санкций было бы не больше. Может быть, меньше. И стороны конфликта вели бы переговоры, как урегулировать ситуацию на Украине.

А вот эти постоянные уступки, постоянное миролюбие России, оно реально играет роль поощрения агрессора.

«СП»: — И как нам «разрубить гордиев узел» этот?

— Это зависит от каждой конкретной ситуации. Я не исключаю, что надо провести выборы в Донбассе и признать Донецкую и Луганскую республики. Признать их независимость.

И пора изменить риторику, как минимум. Я бы сказал, что на Украине осуществлена агрессия со стороны западной коалиции. Что законную украинскую власть и конституционный строй представляют ДНР и ЛНР. Что остальная территория оккупирована. И мы целиком поддерживаем освободительную борьбу украинского народа против марионеточной иностранной диктатуры.

Вопрос заключается в том, кто готов выдержать противостояние. Вести атомную войну против нас не будут. Я вас уверяю, что мы приобретем большее количество сторонников. Потому что наглость США угнетает многие европейские страны. Но когда стоит вопрос, чтобы однозначно повернуться в сторону России, они этого не делают по просто причине: наши потенциальные сторонники не знают, будет ли Россия бороться до победниго конца. Или она будет каждый раз о чем-нибудь договариваться и уступать.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...