На политической карте мира нет ничего постоянного. От слабеющих к набирающим силы державам дрейфуют границы, рассыпаются и вновь собираются народы, в угоду стратегическим интересам кочуют по карте столицы государств. Неподвижными остаются лишь границы континентов, горные хребты и климатические зоны. Наиболее пронзительно эту незамысловатую истину ощущали великие игроки на «великой шахматной доске». «География – это приговор», – задумчиво констатировал Наполеон, глядя на карту Евразии. Для кого-то приговор (даже смертный), а для кого-то панацея. По географическим линиям материков как по складкам руки геополитики читают судьбы народов, предрекают скорый расцвет или неминуемую смерть.

Под действием сильнейших геополитических гравитационных сил смещалась по карте Евразии столица российского государства. Из древнего Киева на пересечении торговых путей скандинавов и греков стольный град на время будто бы прятался вглубь континента – в княжеские земли Владимира. Экономика и политическое могущество расцветало вновь уже в Москве. Для участия в европейской политике центр нашего государства был вынесен к северным морям – в Петроград. Наконец, в великом Советском Союзе точкой равновесия сил стала Москва. Удержится ли Златоглавая в качестве стольного града в XXI веке, когда после конфликта с коллективным Западом четко обозначился евразийский и северный вектор нашей геополитики?

Если претензии на Сибирь высказываются западными лидерами пока весьма осторожно, то соперничество за Арктику, напротив, набирает обороты. Так, 13 мая президент США Барак Обама встретился с лидерами Дании, Исландии, Норвегии, Финляндии и Швеции, чтобы обсудить вероятный раздел между этими государствами северных арктических территорий. Битва за богатую ресурсами, стратегически важную с точки зрения безопасности и логистики территорию, уже началась. Уклониться от нее уже нельзя – ее можно выиграть или проиграть.

Все великие битвы выигрываются сначала в умах полководцев и генералов, на контурных картах «великой шахматной доски». Поэтому мы первыми должны в рамках «Изборского клуба» осмыслить и доказать принципиальную геополитическую, историческую и, если угодно, философскую ценность русской Арктики. Если этого не сделают российские интеллектуалы, этого не сделает никто.

Россия должна с уверенностью и спокойствием водрузить свое знамя над арктическими льдами: Полюс наш! Это отнюдь не значит, что мы не признаем права других северных государств на некоторую часть Арктики. Однако столько человеческих и технических усилий, столько героической энергии не вложила в освоение Полюса ни одна страна. Самая протяженная арктическая граница и самый большой ледокольный флот по праву принадлежат нам. Северный морской путь и всю акваторию от Норвегии до Берингова пролива с XII века осваивали наши моряки.

В 90-е годы XX века, когда все рушилось и будто бы проваливалось во тьму, Россия утратила свои суверенные права в отношении большей части арктических территорий. Произошло это, когда в 1997 году Россия добровольно присоединилась к Конвенции ООН по морскому праву. В одночасье мы передали 1,7 млн. кв.м. своей территории в международное пользование. Отсюда все споры о протяженности континентального шельфа, права на которые только и остались у России. Это для нас непривычно, ведь со школьной скамьи мы привыкли к политическим и географическим картам мира, выпущенным в СССР и России, где от крайних на западе и востоке точек страны к Северному полюсу тянутся пунктирные линии, отмечающие отечественную арктическую зону. С 97-го года это не так.

Споры вокруг этих северных территорий разгораются с каждым годом все сильнее. Связано это с тем, что энергетические компании почти не вели здесь активную добычу и разведку. В Арктике между тем сконцентрировано до 25% мировых запасов углеводородов. Здесь по самым скромным подсчетам залегают 90 млрд. баррелей нефти, 47,3 трлн. куб. м. газа и 44 млрд. баррелей газового конденсата. В материковой части Арктики располагаются богатые запасы золота, алмазов, ртути, вольфрама и редкоземельных металлов, без которых невозможны технологии пятого и шестого технологического уклада. Контроль над этими запасами позволит арктическим государствам в будущем обеспечить форсированный экономический подъем.

К тому же ведущие ученые метеорологи утверждают, что таяние льдов в Арктике через 50 лет приведёт к появлению новых маршрутов, соединяющих Тихий и Атлантический океаны. Изменение климата позволит использовать эти пути для судоходства круглогодично. В результате важность Суэцкого и Панамского каналов в системе морских перевозок значительно снизится, что больно ударит по ведущим морским державам – в первую очередь по США.

Геополитики XX века говорили, что Евразия – неподвижная сердцевинная земля, вокруг которой крутится вся история человечества с сотворения мира. Геополитическая задача США – окружить Евразию и сердцевинную землю России, сомкнуть кольцо Анаконды вдоль всей границы (кстати, именно так – «Анаконда» – называются крупнейшие в истории Польши учения НАТО на их территории, которые закончились всего несколько дней назад). Наша историческая задача – прорыв блокады и выход к мировым океанам. «Кто контролирует береговую зону, тот контролирует Евразию, а кто контролирует Евразию, тот контролирует судьбы всего мира», – писал британский стратег Хэлфорд Макиндер в начале прошлого века. Этот центр земли с глобальным потеплением постепенно смещается на Север – в русскую Арктику, где с таянием льдов вот-вот пролягут новые морские пути, оживет торговля и освоение ресурсов шельфа.

Ни в коем случае Арктика не должна передаваться под контроль абстрактного «мирового сообщества». Общая – значит, ничья или того, кто сильнее. Российскому руководству необходимо стремиться к юридически закрепленному господству над нашими арктическим владениями, которые не ограничиваются шельфом и территориальными водами, но простираются гораздо дальше – до самого Северного Полюса. Это столь важно для нас по многим причинам.

Арктика – принципиально важная территория с военной точки зрения. Кратчайший путь для стратегических ракет между США и Россией – холодный воздух над арктическими льдами, поэтому все это пространство должно быть проницаемо для наших ВКС и радаров. Арктика – пространство нашей безопасности, северное «мягкое подбрюшье» России.

К тому же наши северные территории имеют огромное значение не только с природно-ресурсной, но и геостратегической точки зрения. Мы должны контролировать все, что происходит в данной области, взять под свое наблюдение и защиту Северный Морской Путь, имеющий принципиальное значение для единства нашей страны и обеспечения ее северных и восточных регионов всем необходимым.

Освоение Арктики – аксиома нашего культурного продвижения. Развитие Севера и арктических территорий должно стать приоритетом нашей внутренней политики. Культурное своеобразие наших северных народов и субэтнических групп русских – важнейшая часть евразийской «цветущей сложности», нашего имперского многоцветного потенциала.

США имеют всего два ледокола, у России – уже более сорока. Север чужд для теплолюбивых американцев, но притягивает русских героев. Длиннобородые старообрядцы-поморы, молитвой и упорством проламывали дремучие льды. На их место приходили усатые морские матросы и офицеры в белых перчатках. Деревянные тела кораблей сменялись стальными, на смену белым парусам приходил черный угольный дым. По их следам шли дизельные стальные судна. В конце концов на древние льды навалился своей грудью распадающийся, пылающий атом, а под них, в мерзлую пучину, устремились атомные подводные лодки.

Наш северный народ стремился в эти жуткие для американцев и европейцев края с удивительной настойчивостью, которую нельзя объяснить только экономической пользой. Даже норвежский полярный исследователь Фритьоф Нансен называл Арктику «Страной ледяного ужаса».

Север, как территория подвига, духа, преодоления, должен занять подобающее место в жизни страны. Арктика должна стать частью нашей ментальной карты, наших мечтаний и грез. Снежная чистота и ясность Севера, холодность и строгость его форм, героизм как норма жизни – все это должно войти в плоть и кровь будущих поколений. Первые шаги уже сделаны нашими предками, мы лишь должны закрепить их триумф.

Потенциал этих территорий настолько велик, что впору говорить об официальном закреплении за всем регионом статуса 10-го Федерального Округа. 9-м совсем недавно стал наш замечательный Крым. Южный геополитический полюс обозначен предельно четко. Но стратегический центр государственных интересов определенно смещается на север – к Северному Полюсу большого Русского мира. Здесь же, на берегах оттаявших северных морей, будет построена новая столица: расцветут индустриальные и высокотехнологические центры – русская «силиконовая долина», откроются торговые порты и военно-морские базы, готовые по оснащенности поспорить со средиземноморским побережьем.

Северный горизонт нашей цивилизации – Северный Хартленд, 10-й федеральный округ и столица будущей Империи.

ИсточникПресс-служба Изборского клуба
ПОДЕЛИТЬСЯ
Олег Розанов

Розанов Олег Васильевич (1969 г.р.) – общественный деятель, публицист, генеральный секретарь Всеславянского Союза, руководитель информационно-аналитического центра «Копье Пересвета». Постоянный член Изборского клуба. С 2015 года ответственный секретарь Изборского клуба по региональной и международной деятельности. С 2016 года – первый заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее…