Большая часть богатства сегодня создается "денежной накачкой"

Глазьев Сергей ЮрьевичСергей Глазьев

Процесс развития экономики и лежащий в его основе научно-технический прогресс (НТП) остается самой большой загадкой и аномальным явлением для рыночного фундаментализма. Его неспособность объяснить феномен НТП, на долю которого приходится более 90% прироста ВВП развитых стран, свидетельствует о научной несостоятельности и необходимости разработки новой научной парадигмы. Выросшие из классической политэкономии марксизм, маржинализм и неоклассический синтез отражают состояние экономики и сочетание факторов производства столетие назад, когда главными факторами производства были капитал, выступавший в форме частной собственности на средства производства, и наемный труд лишенных собственности на них работников, основную массу которых составляли переселившиеся в города вчерашние крестьяне.

С тех пор экономика принципиально изменилась — ведущим фактором экономического роста стал НТП, а инвестиции в человеческий капитал стали превышать инвестиции в машины и оборудование. Государство из полицейского выросло в социальное, взяв на себя основную часть расходов на воспроизводство человеческого капитала, резко выросла роль творческого труда в производственной деятельности, управление предприятиями перешло к профессиональным менеджерам, многократно усложнились отношения собственности. Все эти изменения не были осмыслены мейнстримом экономической мысли, который увяз в схоластической догматике и, с точки зрения развития науки, стал анахронизмом.

Современная экономика знаний кардинально отличается от представлений рыночных фундаменталистов, которые до сих пор увлекаются робинзонадами и моделями базарного обмена примитивными товарами. Результаты хозяйственной деятельности в ней обмениваются ни по закону предельной полезности, ни по закону стоимости. Тиражируемые без издержек программные продукты продаются по дифференцированным ценам, которые зависят от доброй воли продавца и социального статуса покупателя. Растет доля бесплатно распределяемых общественных благ. Товары под модными брендами продаются многократно дороже аналогов такого же и даже лучшего качества. Разнообразие товаров и услуг намного превосходит человеческие способности к рациональному соизмерению своих объективных потребностей и доходов. Реклама и искусственно создаваемые стереотипы играют в современном общественном сознании такую же роль, как обычаи и мифы в доиндустриальном обществе, влияя на пропорции обмена куда больше затрат труда производителей и предельной полезности потребителей.

Аналогичным образом и распределение доходов не сводится к предельной производительности факторов производства, определяясь в основном нормами защиты интеллектуальной собственности, социальными гарантиями и монопольными эффектами. Среди последних ведущую роль играет монополия на денежную эмиссию, которая ведется под обязательства государств и хозяйствующих субъектов в целях кредитования их расходов. Сеньораж, имевший маргинальное значение в эпоху золотого стандарта, стал важнейшим источником богатства в современную эпоху фиатных денег. Достаточно сказать, что ежегодно в обращение вливается более триллиона долларов и евро, обеспеченных лишь соответствующими государственными обязательствами. Одним нажатием кнопки Европейский Центральный банк создает больше покупательной стоимости, чем Россия получает за десятилетие экспорта сырой нефти. Денежная накачка экономики эмитентами мировых валют создает больше богатства, чем зарабатываемые трудом сбережения миллиардов простых людей.

Рыночные фундаменталисты не замечают качественных изменений в воспроизводстве экономики, замыкаясь в схоластике абстрактных математических построений. Рассуждая в категориях экономического равновесия, они не могут ни понять причины кризиса, ни спрогнозировать ближайшее будущее состояние экономики. Проводимая по их рекомендациям макроэкономическая политика загнала российскую экономику в стагфляционную ловушку. Ее продолжение влечет нарастание хаоса и утрату управляемости социально-экономическим развитием, что проявляется в неспособности органов регулирования предвидеть последствия собственных решений и достигать поставленных целей.

Рыночные фундаменталисты своим воинствующим невежеством и самоуверенностью напоминают средневековых лекарей, которые лечили все болезни кровопусканием и при помощи заумной терминологии разводили клиентов на высокое вознаграждение вне зависимости от результатов лечения. Опираясь на авторитет вашингтонских финансовых организаций, они разводят неискушенных в рыночных махинациях руководителей стран с переходной экономикой, подчиняя их интересам воспроизводства американо-европейской финансово-экономической системы. Для России следование советам рыночных фундаменталистов обходится ежегодным вывозом 100 млрд долл. в результате неэквивалентного внешнеэкономического обмена, деградацией экономики и ее внешней зависимостью. Следствием втягивания российской экономики в стагфляционную ловушку, выход из которой в рамках проводимой макроэкономической политики невозможен, только за последние три года стал ущерб в 20 трлн руб. непроизведенного ВВП, 3 трлн руб. несделанных инвестиций, более 10 трлн руб. недополученных населением доходов, не считая потерь физических и юридических лиц вследствие массовых банкротств предприятий и банков.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Глазьев

Глазьев Сергей Юрьевич (р. 1961) – ведущий отечественный экономист, политический и государственный деятель, академик РАН. Советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции. Один из инициаторов, постоянный член Изборского клуба. Подробнее…