КОМУ МЕШАЕТ УКРЕПЛЕНИЕ РУБЛЯ

Михаил ДелягинМихаил Делягин

Прежде всего, Банк России самоустранился от исполнения своих конституционных обязанностей по обеспечению стабильности национальной валюты. Все разговоры о том, что он не имеет таких возможностей – неправда. Банк России для поддержания стабильности рубля может вести валютные ограничения, которые не будут мешать реальному сектору, не будут мешать гражданам, а коснутся только спекуляций. Но даже без валютных ограничений он имеет избыточные валютные резервы по сравнению с теми, которые необходимы для того, чтобы обеспечивать стабильность рубля. Есть такой критерий Редди, по которому международные резервы страны для обеспечения стабильности национальной валюты должны быть не ниже суммы квартального импорта товаров и услуг и годовых выплат по внешнему долгу. У нас международные резервы всегда выше критерия Редди – не ниже, чем в 1,5 раза, а сейчас вообще в 1,8 раза. Поэтому международные резервы достаточны для того, чтобы Банк России исполнял свои конституционные обязанности. Проблема в нежелании.

И если не ограничивать коррупцию, не ограничивать произвол монополий, не ограничивать спекуляцию, если блокировать развитие России в интересах Запада, тогда действительно единственный способ поддержания реального сектора – периодическая девальвация рубля. И поскольку на девальвациях наживаются спекулянты, интересы которых обслуживают российские либералы, то эти девальвации значительны и очень болезненны для населения. Девальвация была зимой 2014 года, когда нефть сорта Urals стоила 106,5 долларов за баррель, на Украине был Янукович и никаких санкций никто не мог вообразить. Поскольку правительство и полностью контролируемый либералами Банк России не исполняют свои прямые обязанности, а разрушают социальную сферу и блокируют экономическое развитие, единственный способ поддержания экономики – периодические девальвации. И способ этот — разрушительный, контрпродуктивный, возможности которого, уже исчерпаны. Даже предприятия, которые могут воспользоваться импортозамещением, в основном, используют импортные комплектующие, так что их выигрыш от девальвации незначителен. Фактически он сводится к экономии на рабочей силе, к экономии на зарплате. В этих условиях уповать на девальвацию для поддержания экономики – очень близорукая и наивная политика. Но российские либералы, которые всецело определяют социально-экономическую политику, продолжают методично заставлять Россию наступать на те же самые грабли, на которые мы уже наступали и в девяностые, и в 2008 году, и в 2014-2015 гг.

Я не сомневаюсь, что для наполнения федерального бюджета и улучшения экономической статистики после выборов в Государственную Думу (а если либералы захотят организовать Майдан прямо сейчас, то и выборов можно не ждать) правительство пойдёт на осуществление девальвации, прекрасно понимая, что она нерациональна. Что касается заявления Белоусова, то в данной ситуации он — заложник своей должности. Белоусов или должен идти на лобовой конфликт с либеральным кланом в интересах России, или должен говорить то, что ему навязывают. Пока он выбирает второй путь. Как бывший чиновник, я его понимаю и порицать не могу. Но мы должны понимать, что Белоусов это говорит, как чиновник, а не как лучший макроэкономист России.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин

Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…