Выступление О.В.Розанова на выездном заседании Изборского клуба в Республике Адыгея 02.07.2016г.

Северный и Южный Кавказ – совершенно специфический регион, ошибочное отношение к которому может повлечь за собой поистине катастрофические последствия. Напротив, грамотное взаимодействие со сложнейшим соцветием народов, религий и культур Кавказа закрепит российское влияние в регионе, прорвет сжимающееся вокруг России «кольцо анаконды» и значительно усилит наши южные рубежи.

Либеральный экономический подход к населению как к электорату, потребителям и однородной рабочей силе унизителен во взаимодействии даже с русскими регионами. Такое же отношение к жителям Кавказа чревато социальным или политическим взрывом.

Привычные схемы административного, экономического и внешнеполитического взаимодействия ломаются здесь потому, что на Кавказе мы имеем дело со сложнейшим культурно-лингвистическим и этно-конфессиональным соцветием, образующим в то же время цивилизационное единство. Тончайшее переплетение различных этнических групп заслуживает особой меры и политики. Эта кавказская цивилизация складывалась и вызревала на стыке разных климатических зон, зажатая в горных хребтах между двух морей, на стыке политических интересов великих держав. Весь XIX и в начале XX века Россия активно включала в состав своей элиты выходцев из кавказских губерний. Грузинские тавади и азнаури, армянские мелики, ханы, мурзы, беки и кавказские князья на тех же правах входили в российскую элиту во время расширения Империи. Так, подсчеты по итогам переписи 1897 года показывают, что лишь 53% потомственных дворян назвали родным языком русский. Из других языковых групп многочисленными оказались польская (28,6%), грузинская(5,9%), турецко-татарская (5,3%). При этом на Кавказе проживала примерно одна треть кавказских дворян. Остальные постоянно жили в европейской части Российской Империи.

Кавказская и русская цивилизации не просто граничили, но входили в симбиоз, взаимодополняя и продолжая друг друга. Разные культурные и религиозные основания не мешали им иметь единую государственность.

***

Однако по сей день подорвать свое здесь влияние для России очень легко. Государству достаточно выстроить с этой цивилизацией неправильное взаимодействие – и все посыплется как карточный домик. Каждому российскому чиновнику, каждому управленцу или милиционеру на улице нужна буквально инструкция и культурологическая карта Кавказа, нужно признание и преодоление общей неграмотности во взаимодействии с цветущей цивилизационной сложностью региона.

Классический либеральный подход прост и последователен: необходимо перемешать в едином «плавильном котле» традиционную сложность России и Кавказа, превратив всех в безликую городскую массу. Такая сложность является для них обузой и помехой. Прямолинейный либеральный подход в 90-х годах вызвал серию кровопролитный конфликтов на Северном Кавказе, а попытка жестко унифицировать местное население под единый национальный формат закончился расколом Грузии, чередой конфликтов между другими государствами региона.

Для нас как членов Изборского клуба это соцветие является потрясающим богатством, сохранение которого – наша общая ответственность. Вкачиванием бюджетных средств и расстановкой «своих» на ключевые посты проблем Кавказа не решить. Он нуждается в понимании и уважении. Без этого любая политика здесь провальна.

Главная и уникальная характеристика Кавказа для нас – это полное несоответствие политико-административных и этнокультурных границ региона. Этого большинство чиновников в Москве просто не замечает. Один только субъект Российской Федерации Дагестан являет пример поразительной культурной сложности, где соседствуют более десятка этнических групп с разными языками и обычаями. Лезгины проживают почти везде на Кавказе, являясь при этом и российскими гражданами в Дагестане, и гражданами соседнего Азербайджана. Адыги проживают и в Адыгее, и в соседнем Краснодарском крае. С шиитами азербайджанцами соседствуют христиане армяне. Непростые отношения складываются между различными группами мусульман в Чечне, Дагестане и Ингушетии. Занесенный с арабского Востока ваххабизм сеет конфликты в традиционной среде. И так далее, и так далее. Настоящая карта Кавказа – это сложнейшая многоцветная и многослойная мозаика, которая с трудом вписывается в государственные и административные границы.

К тому же внутренняя конфликтность усугубляется кумовством, родовой сплоченностью и замкнутостью местных элит, а федеральный центр порой эту закрытость покрывает и поощряет. Поэтому буксуют и остаются на бумаге любые реформы и самые правильные директивы, приходящие из Москвы.

***

Наш рецепт для Кавказа одновременно сложен и прост. Во-первых, российскому государству необходимо вернуться к традиционной имперской политике, когда к населению относятся не как к совокупности атомарных индивидов с одинаковым набором прав, обязанностей и потребностей, а как к уникальным народам – со своей душой, хозяйственным и бытовым укладом, со своими традициями, которые складывались не одно столетие. Как ни странно, с такой любовью и трепетом к Кавказу русские начнут относиться только тогда, когда осознают самих себя как целостное народное единство.

Именно такие, осознавшие свою историческую миссию русские традиционно выстраивали отношение с Кавказом. Русские во времена Советского Союза были скрепляющим и балансирующим элементом для всего региона. Поэтому огромной проблемой является отток русского населения из региона. Кавказ, таким образом, теряет квалифицированные кадры и уникальный государствообразующий социальный элемент, находящийся как бы над внутренними этническими конфликтами.

Во-вторых, Кавказу должна быть предложена общая с Россией историческая миссия, в которую с традиционным жаром и энтузиазмом смогут включиться все кавказские народы. Это равноправное участие народов Кавказа в исторической миссии повлечет за собой мощные инфраструктурные и социальные проекты, создание рабочих мест и живое соучастие в нашей общей судьбе. Спасительным может стать традиционное для России геополитическое продвижение на юг – к теплым морям, выход на дальние рубежи сотрудничества с персами и арабским миром. Во благо послужит возобновление отношений с турецкой стороной.

У Российской Империи и Советского Союза такие сверхзадачи были, и поэтому кавказцы с легкостью рекрутировались в российскую и советскую элиту для выполнения масштабных задач. Это по-настоящему интересное и достойное для Кавказа предложение. Ведь и для русских, и для кавказцев есть задачи куда увлекательнее, чем увеличение ВВП на десятые доли процента.

Это подтверждается недавним обострением отношений с Западом и санкционной войной. Мыслящая и передовая часть кавказской элиты однозначно поддержала сильную Россию в отстаивании наших общих интересов. Деятельно добровольцам Донбасса помогали и продолжают помогать осетины, абхазы, чеченцы. Нападение на русских в Новороссии сплотило нас, а не рассорило. На Кавказе и в регионах России совершенно четко и однозначно понимают наше единство перед лицом исторических вызовов и общих врагов.

Кавказу нужен не «плавильный котел» американского образца или европейский стерильный мультикультурализм и толерантность, а уважительное и доверительное отношение во благо общей государственности и единства евразийских народов. Кавказ уважает и принимает сильных. Чем сильнее наше государство, тем крепче наш союз с кавказской цивилизацией.

Пресс-служба Изборского клуба

 

ПОДЕЛИТЬСЯ
Олег Розанов

Розанов Олег Васильевич (1969 г.р.) – общественный деятель, публицист, генеральный секретарь Всеславянского Союза, руководитель информационно-аналитического центра «Копье Пересвета». Постоянный член Изборского клуба. С 2015 года ответственный секретарь Изборского клуба по региональной и международной деятельности. С 2016 года – первый заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее…