Экономический блок правительства ведёт себя как алкоголик

Николай СтариковНиколай Стариков

Что такое приватизация? Это передача в частные руки того, что принадлежит государству. За деньги. Продажа за деньги. В чём смысл такого действия?

Обычно «приватизаторы» либерального толка говорят нам о двух «плюсах» от приватизации госимущества:

1.Получение средств в казну за проданное имущество.

2.Увеличение эффективности использования этого имущества частными собственниками, по сравнению с государством.

Однако, при непредвзятом взгляде на проблему, становится очевидно, что пункт первый прямо противоречит пункту второму. Если вы продали свой автомобиль, то тот факт, что новый хозяин тратит меньше бензина на сто километров пути вас как-то уже не особо беспокоит. А вот тот факт, что, продав свою машину, вы остались без средства передвижения, вас должен как раз не оставлять равнодушным. Потому, что этот автомобиль не просто ржавой коробкой стоял у вас во дворе, а приносил в вашу семейную казну прибыль. Продав же его и получив деньги, вы этой прибыли лишились. В вашей семейной копилке вновь образовалась брешь, которая заявит о себе не сразу, а через некоторое время. Когда деньги, вырученные от продажи авто будут потрачены, и в бюджете образуется брешь от не получаемой теперь прибыли. На вашем автомобиле в такси работает новый владелец – он получает теперь деньги.

А что у вас? А у вас новые проблемы. Только на новом, ещё более сложно решаемом уровне. Вам опять надо что-то продать, чтобы заткнуть финансовую брешь. И так до тех пор, пока вы не продадите всё, что у вас есть. А что дальше? Почку продавать? Роговицу глаза?

Разобрав на этом житейском примере всю ущербность и манипулятивность идеи приватизации госимущества, как некой панацеи и средства улучшения экономического состояния государства, давайте рассмотрим ту же самую ситуацию, но уже на уровне государства.

Начнем с того, что изначальный тезис о том, что государственное управление всегда хуже частного, лжив уже изначально. Убедиться в этом совсем несложно. Какие страны приходят вам на ум, когда вы говорите о нефтегазовом благополучии? Саудовская Аравия, Норвегия.

Удивительно, но в этих странах по какой-то причине не слышали о том, что «частное лучше государственного». Поэтому углеводородные гиганты Сауди Арамко (Saudi Aramco) и Статойл (Statoil) являются государственными, в чём и заключается причина процветания этих государств.

Кого еще вспомните? Катар? Так тут тоже не слышали о главном заклинании, что так часто любят повторять Улюкаев и Медведев : «частное управление эффективнее государственного». Государственная компания «Qatar Petroleum» держит под контролем все составляющие нефтяного сектора Катара, включая разведку, добычу, переработку, транспортировку и хранение.

Правда именно в том, что реальность говорит нам четко и ясно: процветают только те страны, в которых крупные нефтегазовые компании являются государственными.

Яркий тому пример – Азербайджан. Одна из редких бывших республик СССР, которая не свалилась в экономический штопор. Почему? Потому, что товарищ Алиев, будучи мудрым руководителем не допустил приватизации нефтяных богатств. И теперь в Азербайджане работает государственная компания SOCAR (State Oil Company of Azerbaijan Republic).

Итак, мы лишний раз убедились в том, что «приватизаторы» нагло врут нам, говоря, что частные руки лучше рук государственных. Теперь давайте разберемся с тем, насколько полезно проводить приватизацию для государства.

Если у вас есть компания, которая приносит прибыль, и эта прибыль идет в госбюджет, зачем вам её продавать?

Чтобы пополнить бюджет, говорят нам «приватизаторы» — либералы.

Продав курочку, несущую в бюджет золотые яйца, мы получим некую сумму средств, которая будут истрачена в ближайший год. При этом уже в следующем году денег, полученных от продажи этой «курочки» уже не будет. Как не будет и прибыли, что до этого она ежегодно приносила в бюджет страны. Таким образом, продавая прибыльную госсобственность, вы не только не решаете проблему нехватки средств, но создаете ситуацию, когда эта нехватка будет только усиливаться в будущем!

Нам предлагают приватизацию как средство решения проблем, но на самом деле приватизация только усугубляет эти проблемы. А тот невероятный факт, что частная компания будет согласно либеральному мифу «эффективнее» госкомпании, на пополняемости бюджета никак не отразится. Ведь частная «курочка» будет теперь нести свои золотые яйца в частную, а не в государственную корзину. Бюджет не получит 100% её прибыли, а получит лишь налог на прибыль. Повторим для либералов, которые любят рассказывать нам про «налоги и рабочие места». Часть (налог) всегда меньше целого (всей прибыли), а значит от продажи прибыльной компании государство в перспективе проигрывает, а никак не выигрывает!

Тот, кто предлагает приватизацию, как средство решения проблем бюджета, подобен временщику, после которого, как известно «хоть потоп». Продавая по частям прибыльные госкомпании, приватизаторы лишают государство средств пополнения бюджета, тем самым вынуждая и дальше продавать имеющееся госимущество. Пока оно, в конце концов, вообще не закончится. Тогда государству предлагают кредиты МВФ и частных структур, которые уже в долговых договорах фиксируют закабаление страны и народа. Если обычный человек будет жить по рецепту Улюкаева, то продав машину и мебель, он потом начнет «покомнатно» продавать квартиру. А потом, когда продавать будет уже нечего, такой человек будет полностью зависеть от того, кто купил его дом и имущество.

Приватизация только тогда может иметь смысл, если продается убыточное имущество государства. Которое не приносит, а даже «уносит» с собой доходы бюджета. Да и то, прежде чем продавать такое имущество, надо внимательно приглядеться, не является ли положение «убыток», искусственно созданной ситуацией, а не объективными обстоятельствами. Прибыльность любого предприятия любой формы собственности всегда в большей степени обусловлена наличием или отсутствием талантов у его руководителей, нежели некими «объективными обстоятельствами». Надо менять руководителей, приглашать новые кадры, искать варианты реанимации «курочки», создавать цепочки и схемы, в которых она начнет нести пусть не золотые, а хотя бы обычные яйца. Но в государственную корзину. Продажа курочки – крайняя мера.

Можете ли вы привести примеры того, как частный инвестор смог, получив убыточное государственное имущество, сделать его прибыльным и процветающим? Такие случаи есть, но их будет немного, и они будут исключениями из правила. А вот ситуаций, когда «эффективный менеджер» в результате залоговых аукционов и грабительской приватизации «по Чубайсу» получил прибыльную «курочку», и в итоге своей деятельности сделал её убыточной, можно найти массу. Касаться это будет больших компаний, чьи «эффективные» владельцы именно к государству прибегают, прося кредитов и помощи, находясь на грани банкротства. Действуют они всегда по одному принципу: приватизация прибыли и национализация убытков.

У наших приватизаторов из либерального блока мы видим постоянное желание продать именно прибыльные активы. Самые лакомые куски государственной собственности. Такова компания «Алроса», добывающая алмазы. Чью приватизацию буквально на днях провело правительство Д.А. Медведева. За 10,9% этой компании было выручено 52,2 млрд рублей или в 65 рублей за одну акцию.

Показательно, что правительство удивительно спешило, продавая эту “алмазную курочку”, словно реализовывало что-то никому не нужное: “Доходы от реализации доли в АЛРОСА составили 52,2 млрд руб., при том, что на Петербургском экономическом форуме (ПМЭФ) Улюкаев, говоря о планируемом тогда размещении АЛРОСА, называл 60 млрд руб”.

“Эксперты говорят: в такой спешке реализация прошла с дисконтом в 3,7%, то есть ниже рыночной цены. Возможно, это отразится на ценнике и других российских госактивов, стоящих в плане продажи”.

Источник

Восемь миллиардов — сюда, восемь миллиардов — туда…

При этом в 2015 году чистая прибыль компании Алроса составила 32,192 миллиарда рублей. Какая доля прибыли приходится на “приватизированные” 10,9% этой компании каждый может посчитать самостоятельно.

Либеральный блок правительства говорит на таком языке, где смысл их речи мало кому понятен. Используются термины и обороты, единственным смыслом использования которых есть желание внушить рядовому гражданину, что экономический мир и глобальная экономика нечто отличное от обычного человеческого бытия. Это не так.

Понять сложные экономические процессы всегда можно на простых житейских примерах. Если в семье кто-то продает то, что самой семье нужно, чем семья пользуется, что приносит доход или комфорт – значит в семье есть отец алкоголик или сын наркоман. Потому что в нормальной здоровой семье не продают то, что нужно самой семье. В ней продают то, что семье не нужно, что заменено на более новое. Купили новый холодильник – продают старый, купили новую мебель – старую реализуют по объявлению в газете.

Так вот, экономический блок правительства Медведева ведёт себя, как такой алкоголик, таскающий из дома нужные вещи и отдающий их за бесценок. Цель – продолжение пагубной страсти. У алкоголика к горячительным напиткам, у экономического блока правительства – к либеральной экономике. Живущей по особым правилам, в рамках которых надо выносить из семьи (страны) нужные вещи (госсобственность) и продавать её скупщикам (инвесторам).

Пора выходить из этого длительного либерального экономического “запоя” …

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Николай Стариков

Николай Викторович Стариков (р. 1970) – известный писатель, публицист. Основатель и идейный лидер общественной организации «Профсоюз граждан России». Коммерческий директор петербургского филиала «Первый канала» российского телевидения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…