Разгадка сирийской тайны

Александр НотинАлександр Нотин

Сирийский гнойник вскрыт. Гной и смрад от него растекаются не только по Ближнему Востоку, но и всё дальше в Европу, Азию, а там, глядишь, и до Америки дойдёт.

Часто у наших читателей возникает недоумение: почему США так предельно ожесточились против Башара Асада. Что скрывается за их ярой готовностью идти до конца?.. Ведь, казалось бы, интеллигентный и куда более мягкий в общении «младший Лев» (Асад в переводе с арабского и означает буквально – «лев») никогда не отличался нетерпимостью к Старому или Новому Свету, чем выгодно отличался от тех же Ахмадинижада, Кадаффи или Хусейна. Где же тут «собака порылась»?

Начнем с того, что Сирия – это не просто звено в цепи ближневосточных агрессий, развязанных мировым жандармом – США – себе на горе. За океаном всей глубины этого катаклизма не понимают и не могут понять. Сирия – это символический перекресток цивилизационных дорог. Дамаск – древнейшая столица мира, его история в таком качестве насчитывает 6 тысяч лет. Это место, где когда-то зародилось восточное христианство – через прозрение апостола-язычника Павла. Тогда по сути и зародилось Восточное Христианство – православие. Именно сюда, в сердце апостольской веры Христовой, незримо соединяющей Дамаск с Москвой, и наносятся смертельные удары. Кто-то, возможно, назовет это бесплодным символизмом. Но давайте вспомним, какое серьезное внимание уделял Гитлер внешне отвлеченным духовным знакам – от астрологии до шамбалы. Американская элита, открыто претендующая на наследование Третьему Рейху и провозглашающая идею собственной исключительности и мирового господства, объяснимо дублирует мистические искания Гитлера, только идет глубже, ищет не на восточных окраинах «всемирной духовной битвы», а в сакральном центре Христианства. Не уяснив этого вопроса, мы ничего не поймем в том слепом и яростном остервенении, с каким Запад бросает в топку сирийской драмы новые и новые миллиарды долларов, тысячи наемников, оружия, военспецов, дипломатических ресурсов и так далее… Простой жадностью или расчетом этого не объяснить.

Второй важнейший аспект сирийской тайны состоит в эволюции личности младшего Асада. Если старший лев в условиях биполярного мира еще худо-бедно колебался между США и СССР, то его сын уже сделал на этот счет окончательный выбор. И виной тому – сам Запад с его подлой беспринципной и беспощадной политикой в отношении ранее поверженных режимов и растерзанных государственных лидеров. Промысел Божий поставил и Сирию, и Россию в такую ситуацию по отношению к Западу, что иной альтернативы для них, кроме всестороннего стратегического союза с Россией и совместного отражения западной агрессии у них больше нет. Именно эта окончательность выбора, ясная для всех сторон, придаёт атакам Запада и их агентуры на Дамаск столь беспрецедентно неистовый характер. В этом контексте возникает правомерный вопрос: а нужно ли это всё России? Позволю себе смелую историческую аналогию: Вторая Мировая война тоже началась для СССР далеко за его пределами. По сути – в Испании. Там наши деды на дальних подступах били врага по сусалам, осаживая его амбиции. Там тренировали в реальных боях своих летчиков и командиров. Там усмиряли потенциальных союзников Гитлера, которых накануне Гражданской войны было куда больше, чем после ее завершения. То же самое происходит и в Сирии: мы не только защищаем свой единственный военно-политический плацдарм на Ближнем Востоке и громим неотеррористов на отдаленных рубежах, но и показываем миру свою боеготовность, оружие и решимость. Это весьма своевременно в свете нарастающего безумства западных элит уже по отношению к самой России. Достаточно вспомнить продвижение НАТО на Восток, станции ПРО в Европе, авантюру на Украине и т.д. По отношению к Дамаску у нас нет выбора. И Путин (а за его спиной – Промысел Божий) делает не столько то, что ему хочется, сколько то, чего он не может не сделать, если не хочет стратегического поражения в собственной стране.

Третий момент. Запад ярится и беснуется еще и потому, что Асад дерзнул выжить. Никто в тайных лабораториях управляемого хаоса и подумать не мог в 2011 году, что алавитский режим династии Асадов продержится более полугода. Казалось бы, что способно сделать этно-конфессиональное меньшинство (алавитов в Сирии – не более двух процентов) против 60-ти процентов «угнетенного» суннитского большинства. Выживаемость Асада – это большая головная боль для глобальных стратегов «нового мирового порядка». Это грозит сформировать и закалить ось между Ираном, Дамаском и шиитами южного средиземноморья.

Появление такой стальной оси буквально из ниоткуда решительно перемешивает карты всех как региональных, так и глобальных (кроме России) участников ближневосточного конфликта. Дрожит и трепещет нефтяная знать Персидского залива – в свете происходящего она ощущает себя на пороховой бочке шиитского восстания, готовой взорваться у нее в тылу. Дергается и нервничает Эрдоган. Он не понимает, к кому сейчас выгоднее примкнуть: к трещащей по швам Европе или к новым региональным игрокам, собирающимся вокруг Москвы? Притих и зорко наблюдает за происходящим Тель-Авив. Его тоже можно понять, ибо для Израиля равно непредсказуемо негативно, как стихийное распространение ИГИЛ, так и усиление Ирана с союзниками.

И, наконец, последнее. Запад стремится продемонстрировать свою «верхнюю руку» до того, как выстраиваемая им однополярная модель мира начнет рассыпаться подобно дому, построенному на песке. Мы не знаем пока, чем закончатся выборы в США, но сам трагикомический ход кровавой схватки двух пенсионеров лучше всяких аналитических обзоров свидетельствует о предельной деградации всей американской модели демократии. Это напоминает судьбу Древнего Рима, а, возможно, и его крах.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нотин
Нотин Александр Иванович – русский общественный деятель, историк, дипломат. Руководитель культурно-просветительского сообщества «Переправа». Руководитель инвестиционной группой "Монолит", помощник губернатора Нижегородской области В.П. Шанцева. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...