Визит Патриарх Кирилла в Великобританию носит не религиозный характер, а политический. Это совершенно ясно. Очевидно, что в центре переговоров была проблема отношений России и Запада. А вот какие конкретные вопросы обсуждались – это уже тайна за семью печатями. Стоит учесть, что Патриарх уже встречался с Римским Папой, теперь встретился с королевой Елизаветой II. У британской королевы и у Римского Папы (при том, что он католик, а она протестантка) есть одно общее – они не хотят, чтобы в рамках трансатлантического сообщества корпорации США сожрали Западную Европу.

Возможно, на встрече речь шла об установлении или усилении каких-то закрытых связей между Великобританией и Россией, которые существовали всегда, какими бы жёсткими не были открытые отношения. Кстати, нужно помнить, что первой страной, с которой большевики всерьёз установили такую закрытую систему экономических и даже политических отношений, была Великобритания. Один из примеров – закрытая экономическая деятельность Леонида Красина в Великобритании. Он в мае 1920 года прибыл в Лондон и вступил в переговоры с британским правительством, активно способствовал признанию Советской России со стороны Великобритании и Франции. После этого в СССР заработали британские концессии вроде «Лена-Гольдфильдс». Можно вспомнить и то, что британские спецслужбы активно присутствовали в ВЧК в момент её создания, это вещь совершенно очевидная.

Интересно в этом контексте вспомнить знаменитую группу, которая называется «Кембриджской пятёркой», хотя, конечно, участников было намного больше, просто ограничились упоминанием пяти и на этом закрыли вопрос. Ведь «пятёрка» не нанесла никакого ущерба Великобритании. В основном она наносила ущерб США. Сама «Кембриджская пятёрка» в значительной степени выполняла функцию канала связи между частью британского истеблишмента и советским истеблишментом. «Кембриджская пятёрка» – это сотрудники британской разведки и британского МИДа, это часть коминтерновской разведки (не надо коминтерновскую разведку путаться с советской разведкой), которая после роспуска Коминтерна продолжали сотрудничать с советской разведкой. Это Ким Филби, Гай Бёрджес, Дональд Маклин, Джон Кернкросс. Последний человек в этой пятёрке, имя которого раскрыли – это Энтони Блант. У него очень высокий аристократический статус, причём как по линии законнорожденной, так и незаконнорожденной. Он родственник британской королевы. Его имя, как члена «пятёрки», озвучила Маргарет Тэтчер, чтобы досадить королеве. Когда Ким Филби узнал об этом, то, как рассказывают люди, знавшие Кима, он сказал здесь, в Москве, что «мещанке конец». Под «мещанкой» или, как её ещё называли в аристократических кругах, «дочкой мелкого лавочника» он имел в виду Тэтчер. И действительно, после того, как Тэтчер фактически наехала на представителя высшей аристократии Великобритании, это стало одной из последних капель, которая переполнила чашу терпения британской верхушки.

Из рассказа Патриарха о встрече с королевой содержательным мне показалось то, что «обсуждался вопрос о положении христианства в Европе». Не в этом ли и есть некий узловой смысл переговоров? Я думаю, что эту тему можно переформулировать за Патриарха Кирилла, который её так обтекаемо сформулировал. Я думаю, что это называется по-другому. Это называется так: миграционный кризис и угроза демографического поглощения Европы выходцами из Ближнего Востока и Африки. Это, безусловно, было одной из проблем, которую обсуждали эти два человека в контексте преодоления кризиса в отношениях.

Но стоит помнить, что англосаксы – это всегдашний наш противник, про которого замечательный русский геополитик Алексей Ефимович Едрихин-Вандам сказал: «Что может быть хуже вражды с англосаксом? только дружба с ним». Тем не менее, фактически мы довольно часто вступали с англосаксами в союз. Это война с Наполеоном, это война с Вильгельмом II, война с Гитлером. Затем, в 70-е годы, была очень хитрая комбинация, когда британцы стали выстраивать свою невидимую финансовую империю через Китай, и возник треугольник: Советский Союз – США с Рокфеллерами – и невидимая британская империя, которую воссоздавали в новом обличии. Фасадом была Маргарет Тэтчер, а реально этим процессом руководил лорд Маунтбеттен, дядя супруга Елизаветы II, последний индийский вице-король – тот самый, который осуществлял и оформлял освобождение Индии. Естественно, тактические союзы возможны. Самое главное, чтобы нам не было ущерба и вреда от этих союзов. И нужно помнить: с кем бы британцы не заключали союз, они всегда преследуют, во-первых, свои цели, а во-вторых, в рамках этого союза они пытаются ослабить своего союзника, чтобы потом воспользоваться этой ситуацией. Но это и есть политика. Как говорил в своё время Палмерстон, а после этого повторял Черчилль: «У Британии нет вечных союзников, но есть вечные интересы». Будет хорошо, если наш истеблишмент будет исходить из того же принципа. Я думаю, что на данном этапе, в ситуации, которая складывается в Европе – это и миграционный кризис, и возможность заглатывания Западной Европы американскими транснациональными корпорациями, – у нас есть точки соприкосновения с британцами.

Есть ещё одна очень важная вещь. Иногда приходится слышать, что монархия в Великобритании – это такая красивая виньетка, оставшаяся от средних веков. Это совершенно ошибочное впечатление. Британией управляет королева, её тайный совет. Далеко не все люди, которые туда входят, известны. Кстати, решение об участии в иракской кампании, о вводе британских войск в Ирак принимал вовсе не премьер-министр, а принимал тайный совет королевы. Премьер-министр только взял под козырёк и двинулся. Реально Британия управляется совсем не премьер-министром, так же как США управляются не президентом. И премьер-министры, и президенты – это нанятые клерки. И в этом отношении королева намного важнее, чем премьер-министр, прежний, нынешний или даже будущий.

Выборная власть Великобритании в лице премьер-министра, министра иностранных дел высказывается о России в тоне непримиримой агрессии. Но всё же не хуже всех в мире. По замерам агрессивности антирусской направленности лидер сейчас – Германия, на втором месте – Польша, затем рядком идут Испания, Франция, США и Великобритания. Британцы не на первом месте, как это ни парадоксально, а ещё парадоксальнее то, что на первом месте по русофобии сейчас немцы. Та антирусская истерия, которая ведётся сейчас в немецких СМИ, – она просто зашкаливает. И всё же британцы из правительства – в первой шеренге обличителей России. Но Патриарх Кирилл сообщил о том, что королева сказала ему: «Настроение по отношению к России в британском обществе хорошее». Можно ли считать это неким знаковым высказыванием?

Тут нужно понимать, что королева имела в виду под «обществом». Вообще, нужно понимать, что такое британская элита. Для неё общество – это примерно 2 тысячи семей, которые все между собой пятиюродные, четвероюродные, троюродные родственники. Именно это – общество. Ни одному британскому элитарию никогда в голову не придёт посчитать членом общества какого-нибудь докера, инженера или представителя среднего класса. Средний класс – это объект постоянных шуток британской элиты, причём не всегда добрых. Что-то вроде того: ой, люди среднего класса такие смешные, они так смешно одеваются, у них такая смешная мебель в домах.

То есть фразу королевы о «хорошем настроении» нужно понимать так, что верхушка британского общества на данном этапе хорошо, спокойно относится к России.

Визит Патриарха в Великобританию, его встреча с британской королевой – это лишнее наглядное свидетельство тому, что мир управляется совсем не так, как нам кажется. Что решающую роль в нём играют не встречи клерков, премьер-министров и президентов, а тех людей, которые действительно контролируют власть, информацию и ресурсы. Встречи владык. Встреча Елизаветы II и Патриарха Кирилла – это встреча тяжеловесов. Потому что королева в Западном мире весит больше, чем президенты и премьер-министры ведущих западноевропейских стран, вместе взятые плюс США.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Андрей Фурсов
Фурсов Андрей Ильич (р. 1951) – известный русский историк, обществовед, публицист. В Институте динамического консерватизма руководит Центром методологии и информации. Директор Центра русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета. Академик Международной академии наук (Инсбрук, Австрия). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...