«ЗАВТРА». Елена Сергеевна, вице-президент США Джо Байден в интервью телеканалу NBC заявил, что американские службы будут отвечать в нужное время и с наибольшим эффектом на мифические кибератаки России. Что, на ваш взгляд, имел в виду Байден, и стоит ли нам опасаться его угроз?

Елена ЛАРИНА. Давайте сначала коснёмся обвинения России в причастности к взлому серверов Демократической партии. Во-первых, сегодня ни одна страна мира не располагает такими инструментами цифровых расследований, которые позволят по горячим следам установить страновую принадлежность хакерских групп, которые совершили этот акт агрессии. В своё время лаборатория Касперского смогла идентифицировать вирусы, разработанные американцами. Но разоблачение произошло лишь спустя несколько лет, после того как вирусы были внедрены в систему. Более того, сам Касперский тогда говорил только о вирусах, а не о том, кто их произвёл. Их происхождение стало известно только после признания самих американцев.

Любой человек, который занимается расследованиями киберактов, знает, что наиболее крупные успехи полицейских органов по раскрытию преступных хакерских групп связаны отнюдь не с распознаванием цифровых следов преступников, то есть их деятельностью в интернете. Они связаны, прежде всего, с работой агентов под прикрытием, то есть тех, кто был внедрён в банды и дал показания. Кибероружие отличается от обычного тем, что совершенно неизвестно когда, кто, зачем и порой даже где его применил. Вот отсюда, собственно, и второе обстоятельство. Несколько десятков лет назад американский социолог Томас сформулировал одну из наиболее популярных теорем, которая и получила название «теорема Томаса». Она гласит: ситуация, определённая людьми как реальная, реальна по своим последствиям. Политтехнологи её перефразировали таким образом: факты – ничто, пиар – всё. Поэтому заявление Байдена – в значительной мере реализация на практике именно теоремы Томаса.

А теперь о контрмерах, которые могут США предпринять. Американцы славятся тем, что любят образовывать и даже частично программировать население страны при помощи сериалов. Сериалы для них – достаточно эффективное средство поведенческих войн. Один из таких рейтинговых сериалов идёт сейчас по телевидению, и называется он «Государственный секретарь». Там рассказывается о женщине, которая в прошлом была оперативником ЦРУ, и которую президент пригласил на должность госсекретаря. В третьем сезоне, который начнётся сразу после Нового года, она станет вице-президентом. События, предшествующие этому назначению, показываются во втором сезоне: в небе Украины сбивается самолёт, летящий из США; на борту самолёта летят американские журналисты, конгрессмены, украинский президент со свитой; все погибают, кроме президента Украины и, по-моему, его советника. Американский президент даёт команду осуществить кибератаку на Россию в отместку за сбитый самолёт. Госсекретарь, героиня сериала, выступает против. В итоге американцы отключают на пять минут метро в Москве, в результате чего несколько составов сходят с рельсов, гибнут люди. Спустя некоторое время вдруг выясняется, что самолёт сбили сами украинцы – специально чтобы разжечь конфликт между Россией и США, а госсекретарь, которая предвидела эту ситуацию, получает предложение стать вице-президентом.

На примере этого сериала мы видим, как американцев приучают к реальности кибервойны.

Касаемо выступления Байдена, теоретически возможны три направления так называемых активных киберопераций: во-первых, атаковать и вывести из строя на время какую-либо критическую инфраструктуру; во-вторых, нарушить целостность каких-то информационных ресурсов, грубо говоря, взломать и разместить там заведомо ложные сведения; и, в-третьих, опубликовать некую недоступную общественному мнению информацию, типа Панамского досье.

Если сейчас внимательно наблюдать за действиями Обамы, можно заметить, как он старается уклониться от жёстких необратимых мер в подавляющем большинстве ситуаций. Поэтому пока я бы первую и вторую возможности сняла. И в первом, и во втором случае могут последовать совершенно непрогнозируемые события, когда обе стороны могут потерять контроль над ситуацией. Сейчас в Америке идут последние месяцы предвыборной гонки. Думаю, что американцы могут сосредоточиться на третьем направлении. Причём если война между Клинтон и Трампом вдруг обострится, то они постараются сделать этот информационный вброс до выборов. Если всё будет оставаться по-прежнему, то есть Клинтон будет заметно лидировать, то вполне вероятно, что вброс будет отложен на время после выборов.

«ЗАВТРА». Насколько опасна для жизнедеятельности всей страны кибератака? И кибервойна не является ли элементом реальной горячей войны?

Елена ЛАРИНА. Если говорить об атаках на критические инфраструктуры – да, это фактически обычная война, и последствия и разрушения могут быть даже более значительными, чем при каких-то боевых действиях. Непонятно кто, как, зачем нападает, когда это нападение началось, ведь боевые программы попадают в Сеть задолго до того, как началась атака.

Сегодня мы знаем, что существует не только сеть интернета, но и другие цифровые сети. Интернет охватывает не только электронные устройства, но и обычные вещи, есть интернет вещей, интернет людей (бодинет), интернет денег, интернет игрушек. Все эти сети пересекаются между собой. Если атака произойдёт на какой-то периферийный объект всей этой огромной инфраструктуры, то возможен эффект домино, когда последует отказ за отказом, и последствия станут непредсказуемыми.

«ЗАВТРА». То есть всякие транспортные катастрофы – это ещё цветочки по сравнению с тем, что может быть?

Елена ЛАРИНА. Конечно. Можно, например, совершить кибератаку на плотину, которая находится в верховье какого-то города, произойдёт сброс воды, и город просто смоет.

«ЗАВТРА». Существует такое понятие как ядерный паритет, и ни одному даже полудурку не придёт в голову нажимать красную ядерную кнопку. А есть ли представление  о сдерживающей силе в кибернетическом пространстве?

Елена ЛАРИНА. Слишком многие могут сделать это, поэтому, думаю, паритета нет. Ведь в роли атакующего могут выступать не только правительственные или государственные акторы. Это могут сделать небольшие группы хакеров или просто отдельные люди.

«ЗАВТРА». А происходили ли уже в истории масштабные кибератаки на какие-то государства или структуры в государствах?

Елена ЛАРИНА. Никто не знает причину многих катастроф, произошедших в мире. Например, американцы говорили, что они на нас производили кибератаки ещё во времена СССР, что они нам, например, взорвали газопровод. Мы отрицаем, но доказать никто ничего не может.

«ЗАВТРА». Нам есть чем ответить?

Елена ЛАРИНА. Конечно, есть! У нас прекрасные программисты и, в общем, они же хакеры. Я считаю, тут у нас всё в порядке.

«ЗАВТРА». И американцы десять раз подумают, прежде чем байденовскую угрозу воплощать?

Елена ЛАРИНА. Да, однозначно!

Беседовал Иван ВИШНЕВСКИЙ

ПОДЕЛИТЬСЯ
Елена Ларина
Ларина Елена Сергеевна (1964 г.р.) – предприниматель, аналитик, преподаватель. Постоянный член Изборского клуба. Родилась, училась и работаю в г. Москве. Получила высшее экономическое и юридическое образование, соответственно в Российском экономическом университете им. Г.В.Плеханова и Институте международного права и экономики им. А.С.Грибоедова. Генеральный директор компании «Персоналинвест» и соучредитель компании «Хайрест». Подробнее...