– Россия и США напоминают порой экзальтированную пару, которая регулярно распадается и воссоединяется, каждый раз веря, что теперь-то воссоединилась навсегда. Восемь лет назад Кремль почти рукоплескал Обаме, а сейчас радуется поражению его команды и победе Трампа. Глядишь, в следующий раз будем так же ликовать, если проиграет команда Трампа?

– Не думаю. Другое дело, не нужно смотреть на Трампа сквозь розовые очки. Важно понимать: Америка – отнюдь не травоядное существо. Её экономика зиждется на вавилонской башне из долларов, не обеспеченных даже её землями и реками. Поэтому никуда не денется потребность Америки взимать имперскую дань со всего мира. Но Трамп, безусловно, символизирует интуитивный отказ среднего американца от той страшной идеологизации американской внешней политики, которая, по-моему, превзошла агитпроп советских времён.

Думаю, сейчас мы вправе ожидать некой паузы, охлаждения пыла, и это уже полезно для того, чтобы стороны осмотрелись и вернулись к утраченному формату рабочих отношений, провели инвентаризацию разделяющих нас проблем. Когда рассеется чад от раскалённого очага, будет виден реальный расклад. Мы вправе ожидать, что Америка откажется от доминирования ради самого доминирования и сконцентрируется на том, что ей действительно очень нужно, а такая позиция предполагает уважение к интересам других стран и оздоровление риторики. Хотя обольщаться не надо – мы научены горьким опытом горбачёвского «нового мышления». Надеюсь, больше не попадёмся в эту ловушку. Доверяй, но проверяй.

– У американских президентов, как известно, довольно узкий коридор возможностей – за последние десятилетия никто из них не изменил принципиально политику государства. А у Трампа к тому же слабая поддержка даже в руководстве собственной партии. Хоть он и выиграл праймериз, верхушка республиканцев выдвинула его с неохотой.

– Тем не менее он баллотировался от республиканцев, а значит, договорённости имеются. Трамп в первую очередь будет опираться на индустриальную элиту, обещая ей возвращение тех времён, когда Америка была самой производящей страной. В последнее время она производит всё меньше и меньше – некогда индустриальный пояс США сейчас именуется ржавым поясом. Едешь по Детройту и видишь заброшенные здания, а в них прячутся деклассированные элементы в чёрных шапках с глазницами. Индустриальная элита Америки понимает: реальность американской экономики с её необеспеченными долларами однажды даст о себе знать, и тогда её не спасут даже пушки.

Вы правы, Трамп столкнётся с противодействием. Американская элита заточена на исключительность, на продолжение своей троцкистской линии по приведению мира к единому образцу через насильственные либеральные революции. Трамп бунтует против мировой элиты, полностью оторвавшейся от реальных нужд своих стран. Бунтует против истеблишмента, который использует колоссальный потенциал Америки как базу и истощает его ради своих всемирных амбиций. Это вовсе не значит, что при Трампе США уйдут «в свои гавани» и не будут ни в чём участвовать, но вот эта мессианская внешняя политика, мне кажется, будет несколько скорректирована.

Показательно: Трампа поддержали не только правые, но и левая оппозиция, потому что он абсолютно внесистемный человек. Он сродни революционеру, который пошёл против течения. Трамп без обиняков говорит, что думает. В Америке все отвыкли от этого. Всем обрыдли дежурные фразы вроде тех, что звучали у нас во времена моей молодости: про коммунизм, проклятый империализм и про то, что мир движется к прогрессу и всё будет так, как мы хотим, а остальное от лукавого.

– Давайте говорить конкретно. Возможны ли отмена антироссийских санкций и признание Крыма?

– Чтобы не потерять лицо, таких радикальных шагов Америка предпринимать не станет. Так просто в международных отношениях ничего не делается. США продолжат риторически поддерживать в чём-то Украину, но поддержка эта будет скорее формальной, декларативной. Трамп говорил, что ненавидит украинский вопрос, поскольку он является раздражителем, путает карты, вынуждает ломать копья. К тому же мир убедился: мы в Крыму стоим крепко и не отступим, да и поезд уже ушёл.

Я не предвижу экстравагантных шагов в этом вопросе, скорее, ситуация будет ползучей, примерно, как с Кипром. Мало кто формально признаёт разделение Кипра (имеется в виду Турецкая Республика Северного Кипра. – «АН»), но де-факто его признаёт весь мир. Что касается Новороссии, то, думаю, Трамп постарается воздействовать на Киев, чтобы проблема будоражилась меньше. К сожалению, это не вопрос нескольких месяцев или даже года.

– А что насчёт Сирии?

– Учитывая высказывания Трампа об исламском терроризме и мигрантах-мусульманах, я полагаю, что в Сирии у него будет наиболее конструктивная позиция. Можно ожидать возвращения России и США к совместной работе вплоть до совместных операций против ИГИЛ (организация запрещена в России. – «АН»). Трамп не может не понимать, какой «ящик Пандоры» распахнула Америка в арабском мире.

– Исполнит ли Трамп своё намерение освободить Америку от расходов на содержание партнёров по НАТО?

– Каким бы экстравагантным ни выглядел Трамп в своей предвыборной кампании, человек такого успеха – это всегда прагматик, который всё жёстко просчитывает. Конечно, он не отправит НАТО в утиль. Но приоритеты могут измениться – неслучайно так заволновались европейцы.

– Есть ли в российском обществе запрос на нормализацию отношений с Америкой? Может быть, нашим людям нравится, что Россия конфликтует со Штатами и тем самым проявляет свою «крутость»?

– Действительно, антиамериканские настроения в России довольно сильны – достаточно почитать, что пишут наши граждане в соцсетях. Но президент Путин прекрасно понимает, какие позиции сдавать нельзя, а где можно уступить. У России очень выгодная позиция. Во-первых, не мы выбрали это обо­стрение, не мы начали перепалку. Во-вторых, страна научилась жить в условиях санкций. А Трамп – он как секач, который идёт к своей цели через кусты. Поэтому чисто на эмоциональном уровне наша страна и её руководство вызывают у него уважение: на Россию давят, а она стоит, как скала.

– И всё-таки между Россией и США есть неразрешимые расхождения?

– Всё упирается в доллар. Всем, кто хочет переструктурировать международные экономические отношения и хотя бы частично освободиться от долларовой зависимости, США наступают на ноги. Американские проекты Транстихоокеанского партнёрства и Трансатлантического партнёрства имеют цель предупредить создание центров, которые имели бы другую резервную валюту. Кроме того, у амбициозных стран с всемирной вовлечённостью всегда будут геополитические противоречия. И это нормально, соперничество присутствует в любом партнёрстве. С Америкой нужно поддерживать отношения достаточно хорошие, но и достаточно отдалённые.

– Именно амбиций нам и не прощают. В перестройку многие думали, что Америку не устраивает социалистическая Россия. Теперь понятно, что и капиталистическая не устраивает, если она независима.

– Что у американской элиты в 80–90-е было на уме, у Бжезинского (американский советник по национальной безопасности в 1977–1981 годы. – «АН») было на языке. Он ликовал: наконец-то разрушена ненавистная Российская империя! Коммунизм был лишь предлогом разгромить геополитического гиганта и не представлял для Запада никакой опасности, потому что не привлекал никого в Европе. Я уже тогда предупреждала, что Америка сбросит маску и мы вернёмся к соперничеству.

– Э. Лимонов написал: «Русский антисемитизм – на самом деле есть бескрайнее восхищение перед могучим, затмевающим солнце всемогущим Еврееем». Кажется, то же самое можно сказать о русском антиамериканизме.

– Не надо демонизировать Америку и смотреть на неё снизу-вверх, с колен. Это интересная, по-своему великая страна, имеющая отличную от многих историю. Обычная Америка спокойна и здорова. Средний американец наивен и честен, по воскресеньям обязательно ходит в церковь, помогает друзьям, а из его машины, как горох, высыпается куча детей. Он не мечтает о доминировании над Россией и вообще мало интересуется окружающим миром. Носит фланелевую клетчатую рубашку, любит пиво, попкорн и смотрит вовсе не CNN, а местные каналы – передачи про бейсбол и сусликов. Такие американцы и проголосовали за Трампа. А за Клинтон проголосовала Калифорния, где из окон торчат радужные флаги. Сейчас там набирают популярность лозунги об отделении. Но, кстати, и в Калифорнии я не встречала русофобии среди простых людей, несмотря на лютующую прессу.

А ещё в Калифорнии действует музей Форт-Росс (русская крепость 1812–1841 го­дов. – «АН»). Американские школьники приезжают туда и играют в русских поселенцев. Когда праздновали двухсотлетие форта, я слушала, что рассказывает руководительница музея американским детям. «Посмотрите, – говорила она, – представители скольких национальностей похоронены на местном кладбище! Русские жили со всеми в мире!»

Жаль, что американцы в массе своей не знают истории и не помнят, что Россия дипломатически поддержала борьбу Штатов за независимость от Британии. Даже боевое братство Второй мировой почти забыто – спасибо американской прессе. Хотя для американских ветеранов, доживших до наших дней, это братство свято.

– Путин в Послании к Федеральному собранию назвал себя консерватором, сторонником традиционных ценностей. Трамп позиционирует себя так же. Можно ли представить идеологический союз двух лидеров?

– Обойдёмся без таких громких слов, как «союз». Но взаимная симпатия двух лидеров налицо – свояк свояка видит издалека. Когда чувствуешь мировоззренческую близость, это примиряет, даже если вы находитесь по разные стороны баррикад.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Наталия Нарочницкая

Нарочницкая Наталия Алексеевна (р. 1948) – известный российский историк, дипломат, общественный и политический деятель. Доктор исторических наук. Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН. Директор Фонда исторической перспективы. Президент Европейского института демократии и сотрудничества. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…