«БИЗНЕС Online» удалось побеседовать с известным тележурналистом и экспертом по исламскому миру Максимом Шевченко, который в момент трагедии находился в Стамбуле.

— Максим Леонардович, какая атмосфера сейчас царит в Турции? Как страна реагирует на убийство российского посла?

— Я нахожусь в Стамбуле, поэтому узнал об этом преступлении непосредственно от турок, точнее, от официанта в кафе. Вечером 19 декабря я сидел в кафе и пил кофе — вдруг подошел официант и стал выражать мне соболезнования. Я спрашиваю: «В связи с чем?» Он говорит: «Вы не знаете? У вас трагедия с российским посольством!» Я его все равно не понял — он не слишком хорошо говорил по-английски. Но когда я вышел на улицу и люди услышали, что я говорю по-русски, то они, как и этот официант, начали сами подходить ко мне, пожимать руку и тоже выражать соболезнования. От них я и узнал подробности, которые на тот час вообще можно было узнать: в Анкаре на открытии выставки в галерее современного искусства убит наш посол. Всего ко мне подошли не менее 10 турок, и все они с глубоким драматизмом относились к этой ситуации.

Не только в Стамбуле, но, думаю, и по всей Турции люди восприняли случившееся как страшную беду, за которую турецкий народ чувствует свою ответственность. Везде в мире убийство посла считается преступлением, а на Востоке — особенно. Здесь это воспринимается как вопиющий, совершенно невероятный акт, на который может решиться лишь тот, кто далеко вышел за рамки восточной культуры. В самом Стамбуле от турок постоянно слышишь, что им очень не хватает русских, что они хотят налаживания отношений с Россией. Стамбул переполнен связями и контактами с нашей страной, во всех магазинах, кафе и ресторанах с тобой легко поддержат разговор на русском языке. Практически все официанты, даже если не изъясняются свободно, стараются вставить в разговор русское слово или как-то иначе выразить симпатию к России. И не потому, что это очень сильно выгодно и все вокруг такие блестящие геополитики, что даже в своей повседневности руководствуются внешнеполитическими интересами. Нет, просто за минувшие 25 лет произошло очень сильное взаимопроникновение, действительно сильное, наши народы сблизились. И эта новая трагедия, случившаяся с российским дипломатом Андреем Карловым, была воспринята простыми стамбульцами как настоящая, чудовищная драма.

В первые же часы после выстрелов, прозвучавших в Анкаре, все турецкое телевидение оделось в траур. Я переключал каналы и видел, что повсюду обсуждают эту новость — транслируются ток-шоу, участники которых говорят примерно следующее: «Да, у наших стран есть разногласия по Сирии, но мы начали сближаться, очевидно, что у нас общий путь в будущее (это буквально дословно). А сейчас это страшное убийство… Оно может повредить нашим отношениям, но мы сделаем все, чтобы оно не повредило». Такова общая интонация.

— В вечер, когда произошло убийство, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу прибыл в Москву для переговоров по Алеппо со своими российскими и иранскими коллегами. И сразу же принес соболезнования российскому народу, попутно заявив, что «это нападение совершено против наших двусторонних отношений». Как случившаяся трагедия отразится на ходе переговоров?

— Заметьте, что визит не был отменен турецкой стороной. Убежден, что это было невозможно. Сами турецкие обозреватели, пытаясь спрогнозировать будущее, предполагают несколько вариантов дальнейшего развития отношений между Москвой и Анкарой. Первый: полный разрыв. Но это, на мой взгляд, вряд ли, поскольку едва ли найдется сумасшедший, которому взбредет в голову обвинить правительство Турции в убийстве посла РФ. Второй вариант: начнется, наоборот, теснейшее сближение двух стран, тем более если выяснят, что преступление совершили террористы и стоящие за ними спецслужбы иностранных государств. По крайней мере очевидно, что союз с Россией воспринимается большинством турок как огромная возможность, и никто из этих людей не готов к новому витку конфронтации с нашей страной. Совсем наоборот, они с большим воодушевлением отнеслись к улучшению российско-турецких отношений, поставив их возобновление в заслугу Реджепу Эрдогану. Это его огромный плюс в глазах турецких избирателей.

«РАДИКАЛЫ МЫСЛЯТ СЕБЯ ВНЕ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ НОРМ И ПРИНЦИПОВ»

— СМИ уже сообщили, что убийца российского посла — полицейский, уволенный со службы после провалившегося военного путча в июле 2016 года.

— Убийца мог быть в прошлом полицейским или кондитером, ну и что? К сожалению, убийство дипломата — это не новость, убивали и советских послов. Вспомним Теодора Нетте, того самого, которому Маяковский посвятил знаменитое стихотворение «Товарищу Нетте — пароходу и человеку» (был убит в феврале 1926 года в Латвии в результате нападения на дипкурьеров — прим. ред.). В самой Советской России был убит в 1918 году посол Германии Вильгельм фон Мирбах (преступление совершил левый эсер Яков Блюмкин, который после этого прожил еще больше 10 лет — прим. ред.). Радикалы вообще мыслят себя вне дипломатических норм и принципов.

— От чьего имени мстил российскому послу бывший турецкий полицейский Мевлют Мерт Алтинтас? От имени сирийских радикалов или от имени тех, кто проиграл путч прошлым летом?

— Думаю, что здесь все вместе, но из появившихся в интернете роликов трагедии мы слышали, что он кричал «За Алеппо, за Сирию!» Он мог быть сумасшедшим или радикалом, психопатом или террористом — кем угодно. Это говорит об одном, что нормы безопасности не были должным образом приняты во внимание. Видимо, на фоне сирийской войны, которую ведет коалиция в составе с РФ, и успешных боев за Алеппо надо по всему исламскому миру усиливать безопасность российских дипломатических представительств, послов и т. д. Хотя почти невозможно уберечься от таких терактов, необходимо принимать все меры.

В данном случае российский посол Андрей Карлов открывал фотовыставку «Россия глазами путешественника: от Калининграда до Камчатки», подготовленную турецкими фотографами. Сам факт такой выставки свидетельствует о позитивном тренде отношений между нашими странами. И глава российского диппредставительства, конечно же, не мог не поехать на такое мероприятие и не выступить на нем.

Сейчас, повторю, портрет Карлова показывают по всем турецким телеканалам: Haber, TRT Turk, CNN Turk. 10 — 15 информационных каналов заполнены только лишь этой новостью. Везде очень траурная интонация, мрачные лица, черные костюмы, черные галстуки, белые рубашки — траур. На лицах телеведущих ни одной улыбки. Все выражают соболезнования. Превалирует встревоженная интонация. Говорят о том, что случившееся — это страшная провокация, которая может сорвать наметившийся прорыв в отношениях Москвы и Анкары, что для турок этот теракт — ужасная угроза.

Что касается сирийской войны, то войны обыкновенно заканчиваются тремя способами, и никто не придумал четвертого. Либо победой, либо поражением, либо истощением сторон. Конечно, в интересах Запада чтобы еще 20 лет шла эта война, чтобы исламский мир весь истек кровью, чтобы Россия потеряла на ближневосточных фронтах десятки тысяч солдат, да и Европа постоянно находилась в напряжении. Однако очевидно, что победа одной из сторон быстро приведет к сворачиванию этого конфликта, а стало быть, и к прекращению массовой гибели людей. А все эти вопли про то, что там убивают суннитов и шиитов, женщин и детей, — это на самом деле демагогия, на которую можно не обращать внимания. Ни один разумный человек не поверит, что «Хезболла» в Сирии убивает мирных жителей и насилует их — это «западные обозреватели» могут своим бабушкам и дедушкам рассказывать.

По сути, я считаю, что к убийству российского посла привела вся эта истерия в мировых медиа по поводу взятия Алеппо сирийскими правительственными войсками. А то, что происходило по этому поводу в ООН и в Евросоюзе… Они буквально нагнетали обстановку, нагнетали волну! Естественно, нашелся психопат, который подобно сербскому террористу Гаврило Принципу взял оружие и выстрелил. Только Принцип убил австрийского эрцгерцога, а турецкий полицейский — нашего посла. Но это все готовилось мировыми СМИ, и они в полной мере несут за это ответственность.

— Вам приходилось сталкиваться прежде с Андреем Карловым, что вы можете сказать о нем?

— Я знал Андрея Карлова, я с ним встречался как журналист. Это был наш выдающийся востоковед, дипломат, причем дипломат еще старой, примаковской школы. Мне доводилось пару раз с ним беседовать, и могу сказать, что этот человек досконально знал и Малую Азию, и Турцию. Я приношу свои искренние соболезнования МИД РФ и семье Андрея Карлова.

Он был величайшим специалистом своего дела. Из опыта личного общения могу сказать, что он поражал своим интеллектом и остроумием. Недаром с 2013 года Карлов занимал такой ответственный пост в Анкаре — в пору самых противоречивых отношений России и Турции. Я знаю, что турецкая сторона относилась к нему с огромным уважением. Поэтому для турок это, безусловно, тоже огромная потеря.

ИсточникБизнес Online
ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко

Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…