Сегодня день зимнего солнцестояния. У германцев он назывался Великий Юл. Действительно, если уделять внимание наблюдению за природой, то может показаться удивительным, что в этот день в году процесс убывания дня сменяется его прибавлением. Это намного более чудесно, нежели летнее солнцестояние, когда день перестает расти и начинает сокращаться. Это нетрудно себе представить – если бросить камень вверх, то в какой-то момент он остановится и начнет падать. Сила броска иссякнет, и его начнет клонить к земле. В падении, сокращении света и наступлении холодов – как в смерти и тлении, есть что-то естественное: стоит только силам жизни оставить нечто в покое, и холодные тиски смерти не заставят себя ждать. Смерть, увы, естественна. А вот жизнь, рождение, появление на свет и само явление Света – вот что чудесно, указывает философ и политолог Александр Дугин.

И древние люди в день зимнего солнцестояния удивлялись: что за сила порождает новый свет и новый рост дня? Откуда в центре зимы и холодов эта воля к весне, это солнечное восстание жизни?

Платон и Аристотель учили, что философия начинается с удивления. С удивления зимним солнцестоянием начиналась философия времени, философия праздников, философия рождения Света – Великий Юл или праздник Непобедимого Солнца – Sol Invictus. Праздники отмечают в годовом цикле именно моменты удивления – точки чуда. И среди всех остальных зимнее солнцестояние стоит особняком, отмечает философ. Оно заставляет думать, размышлять о таинстве жизни и той божественной воле, которая вызвала мир к бытию – также как зимнее солнце из глубины самой длинной ночи начало свое весеннее шествие.

2017 лет назад в день зимнего солнцестояния произошло величайшее событие – среди людей родился Превечный Бог, Спаситель Иисус Христос. С тех пор астрономические события и наш священный Юлианский календарь, строго отмечающий число дней, прошедших с начала нашего христианского века – первого века, несколько разошлись. И в соответствии с нашей традицией – византийской и русской – мы празднуем Рождество Христово – рождение вечной жизни и приход в мир Спасителя 7 января. А пока у нас идет Рождественский пост, время сосредоточения и покаянных молитв. Но никто не может нам запретить, оторвавшись от дел, техники, быта и экранов, посмотреть на окружающий мир, отмечает Дугин. Тем более нынешняя зима, по-настоящему русская – снежная и холодная. Оглядеться и удивиться точке солнцестояния – Великому Юлу.

В жизни каждого человека есть зимнее солнцестояние, напоминает философ. В тот момент, когда мы оказываемся в нижней точке, на самом дне или отчаяния, или болезни, или горя. Иногда эти муки душевные, иногда — телесные. Но Новый Год в природе, в культуре, в нашей душе учит нас никогда не опускать рук — когда мы достигаем Полуночи, мы уже стоим вплотную к рассвету. Да перед рассветом тьма самая густая и непроглядная. Но глубинная вера наша подсказывает: с той стороны нас ожидает новый день. Катастрофа, утрата, даже смерть — ничто не конец. Всегда возможно новое начало, другое начало и истории, и жизни, и философии.

Время не линейно — если бы оно было линейно, то энтропия и упадок в нем в какой-то момент возобладали бы. Камень, предоставленный сам себе, упал бы и больше не поднялся. А солнце погасло бы. Сама природа учит нас вере в Бога — в вечность, в спасение, в возвращение того, что по-настоящему важно и дорого, что осмысленно и прекрасно, указывает Дугин.

Для христиан душа – вечна. Тело умирает, а душа в этот момент лишь переступает порог – делает шаг через точку своего зимнего солнцестояния. К новому Свету. Да, кстати, и тело, согласно нашей православной вере, не исчезает окончательно. Для линейного времени это немыслимо, мы же чаем воскресения мертвых и жизни будущего века. И это воскресение плоти вполне можно сравнить с будущей весной – под лучами духа тело снова взойдет как первая трава, цветы или распустившиеся листья, отмечает философ. Время не линейно, так как есть вечность, превращающая время в нечто иное – не просто в круг вечного возвращения одного и того же – в какую-то более сложную и более изящную фигуру. В день зимнего солнцестояния самое время задуматься о том, что это могла бы быть за фигура – у прекрасного сложного и загадочного времени, оформленного вечностью. Ведь Платон говорил, что время – это образ вечности. Насколько же его истинная форма должна быть поэтому красивой и неожиданной…

Важно осознавать, что наша православная вера – это вера в вечную победу духовного Света, заключает Дугин.

ИсточникЦарьград
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...