В конце 2015 г. было понятно, что 2016 г. станет решающим – или нас прижмут, или мы вырвемся вперед. Теперь можно сказать, что прижать Россию не удалось – пытались толкать, тащить, втягивать в различные авантюры, но основные вызовы, пожалуй, страна пережила: ШОС и БРИКС развиваются; Украина все больше похожа на змею, пожирающую саму себя, в то время как народные республики занимаются госстроительством; Сирию не «слили» вопреки возгласам из разных лагерей; санкции воспринимаются, скорее, как уже затертая до дыр пластинка. Под конец года, однако, появились новые вызовы. В целом внешнеполитическая обстановка становится, очевидно, все более напряженной, но напряжение растет и внутри России в связи с экономическими проблемами. Какие вызовы ждут нашу страну в «символическом» 2017-м и на что предстоит обратить особое внимание? Об этом и многом другом в беседе с Накануне.RU рассказал генерал-полковник, доктор исторических наук, президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов.

Вопрос: Год назад Вы говорили, что Россия стоит «на растяжке», и 2016 г. будет решающим – либо вырвемся вперед, либо нас прижмут. Удалось ли вырваться?

Леонид Ивашов: Говоря о России в 2016 г., нужно отметить два изменения — внешнеполитическое и внутриполитическое. На внешнеполитическом фронте мы добились серьезных успехов и даже где-то некоего перелома в восприятии России как мировой державы.

Здесь есть успех, несмотря на тактические неудачи в Пальмире, некоторые другие моменты. Тем не менее, Россия заявила о себе как одна из сил, которая кардинально меняет мировую ситуацию. Это касается, прежде всего, Сирии, где столкнулись, по сути, два миропорядка – бывший американский проект мирового доминирования, мирового господства с опорой на военную силу и стратегию хаоса; и Россия, которая пытается это остановить — и ей во многом это удается. Вот здесь Россия поломала американский фланг.

Россия показала, что она есть и военная держава, что способна выдерживать натиск американской военной наглости, показала себя в определенной степени самостоятельным игроком на мировой политической арене. Кроме того, Россия проявила себя как держава, которая в отличие от американцев и их сателлитов по НАТО и Ближнему Востоку, несет мир, несет людям надежду, пытается сохранить, а далее и восстанавливать государства Ближнего Востока.

Это нам удалось — мы выдержали нажим, выдержали санкции, выдержали клевету. В значительной мере наши действия способствовали тому, что американский послевоенный геополитический проект мирового господства, основанный на военной силе и разрушении международного послевоенного порядка, по сути дела, прекращен.

А победа Трампа — это окончание этого проекта, который демонстрировала еще Клинтон, но это и зачатки нового американского геополитического проекта, базой которого будет, скорее всего, экономика США, основанная на новых технологиях, на признании многополярного мира. То есть Америка, наверняка, попытается стать экономическим лидером.

Вопрос: А украинский вопрос каким запомнился в 2016 г., получилось ли продвинуться?

Леонид Ивашов: Здесь Россия топталась на месте. Причины трудно понять, можно только предполагать их — почему мы, оказав в 2014 и первой половине 2015 гг. серьезную поддержку новым непризнанным независимым республикам — Донецкой и Луганской — затем просто опустили руки и бросили их на выживание? Если в 2014-2015 гг. прочитывалась некая политика в отношении этих республик как попытка сделать их независимыми от Украины, то 2016 г. показал, что мы пытаемся их опять «впихнуть» в Украину, куда они не хотят и не готовы идти. Вот эта двойственность тоже негативно воспринимается не только частью российского общества, не только в самих республиках Донбасса, но и в других юго-восточных областях Украины. Но есть и пример, который мы совершили с Крымом и который ободрил многих людей. Теперь многие хотят мира, согласия и единства с Россией.

Крым тоже в эйфории – это было правильное геополитическое решение по возвращению полуострова в Россию, но сегодня и там нарастает недовольство, потому что все обещания, которые давались в 2014 г., особенно в социальной сфере, во многом не выполняются. Какой-то серьезной программы модернизации и экономики, и инфраструктуры, и социальной сферы не прочитывается, поэтому там понемногу растет разочарование. Но не от того, что крымчане вошли в состав России – этого не наблюдается – а от того, что обещания, которые давались российским руководством, во многом не выполняются.

Вопрос: Этот год был в основном посвящен сирийской проблеме — увидим ли мы ее разрешение в следующем году?

Леонид Ивашов: Будем надеяться, что в 2017 г. все же перелом наступит, но с полной уверенностью говорить об этом нельзя. Перелом может наступить, если он произойдет во всем ближневосточном регионе. Куда будут деваться сотни тысяч боевиков? Скорее всего, они, даже потерпев поражение, как в Алеппо, изменят тактику и перейдут к террористическим действиям, локальным взрывным конфликтам. Ждать там стабильности сложно. Нужно понимать, что и Турция, и та же Саудовская Аравия, и другие государства, которые питали этот терроризм, они одномоментно не откажутся от этого, они будут продолжать и сотрудничество с тем же ИГИЛ (запрещено в России), возможно, переименуют его, «перемешают» с другими террористическими организациями, будут подпитывать их, вооружать и требовать выполнения каких-то задач. А задачи это будут дестабилизирующие.

И, конечно, внутрисирийский конфликт будет продолжен. Дело в том, что значительная часть – половина или более — населения покинула Сирию, и сейчас идет заселение районов традиционного проживания национальных, религиозных меньшинств, они заполняются населением других регионов и других стран. И здесь возможен конфликт не только между нациями, народностями или конфессиями, но даже в каждом поселке, в каждом городе может быть конфликт по выяснению того, кто будет властвовать, заселяться в восстанавливаемые дома и так далее. Сейчас проблема внутриполитического и внутринационального устройства Сирии выходит на первый план, даже если основные группировки террористических организаций будут разгромлены.

Вопрос: Тогда что потребуется от России, от Асада для решения конфликта?

Леонид Ивашов: Нужно очень продуманно президенту Башару Асаду строить новую государственность. Даже если он будет победителем, нужно учитывать межнациональную, межконфессиональную рознь, которая возникла в результате внешней агрессии и внутренней гражданской войны. Следует посмотреть на опыт Ливана, как там устроено, на опыт других стран. Пока каких-то теоретических наработок и предпосылок для решения нет — есть попытки придерживаться старой схемы. Возможно, это на переходный период нужно делать, но необходимо и закладывать основы, и доводить до населения, что интересы всех национальностей, всех традиционных сообществ и конфессий будут в новом сирийском государстве удовлетворены или разрешены.

Вопрос: Какой мы видим внешнюю политику России в целом по итогу года? С чем мы войдем в 2017 г.?

Леонид Ивашов: Внешняя политика становится, во-первых, многовекторной и в целом национально ориентированной. Стали очевидны собственные интересы. Правда, иногда национальные интересы путаются с интересами олигархических российских корпораций, но, тем не менее, такая политика национальных интересов, многовекторность России прочитывается. Мы видим и некую самостоятельность в отношениях и с Западом, и с Востоком.

Наконец, есть векторы, которые прорывают «стратегию анаконды» американского адмирала Мэхэна — это и Латинская Америка, и Ближний Восток после долгих лет молчания на этом направлении, и китайское направление, и евразийское направление. Что-то осмысленное и системное обозначилось. Поэтому в целом внешнюю политику можно оценить, как успешную. Даже Сергей Лавров перестал реагировать на срочные звонки Джона Керри, госсекретаря США. А раньше — позвонит Керри, чтобы срочно встретиться – все бросали и бежали к нему. Сейчас же стали более самостоятельными, и мне кажется, что с приходом нового госсекретаря США на службу, эта самостоятельность и спокойный расчет не пропадут.

Вопрос: Чего ожидать от нового президента США и его команды в 2017 г.?

Леонид Ивашов: Трампа я характеризую как американского националиста. Если предыдущие администрации позиционировали себя как сторонники транснационального сообщества и служили этому транснациональному, финансовому, прежде всего, сообществу, то Трамп будет, на мой взгляд, служить национальным интересам всей Америки. И не стоит думать, что он будет проводить условно «пророссийскую» политику или выстраивать экономику в чьих-то интересах, кроме своих — этого не будет. Он будет проводить проамериканскую политику, близкую к национальной американской политике, но с опорой не на военную силу, а с опорой на экономику. И в этом плане нам должно быть легче.

Я предполагаю, что он стряхнет с себя навешенные, как на елку, всякого рода «цветные революции», НАТО, прибалтов и сосредоточится на внутриэкономических американских проблемах, прежде всего, и дальше уже будет продвигать Америку как экономического лидера.

Вероятно, он попытается отнять у китайцев эту пальму экономического первенства. Но не за счет производства ширпотреба, или даже проведения инфраструктурных глобальных проектов, а за счет самых новейших передовых технологий. И вот здесь России нужно внимательно смотреть и искать формы сотрудничества, и в целом по глобальным проблемам увести США от этих революций, переворотов, попытаться их привести к решению глобальных проблем, таких как климатические катастрофы, угроза астероидов, глобальный терроризм и прочее. Вот на этих вопросах надо пытаться сосредоточиться и совместно с Америкой, с Китаем, с Индией и с другими цивилизациями решать эти проблемы.

Вопрос: Можно ли сказать, что международная безопасность снизилась?

Леонид Ивашов: Если говорить о международной безопасности, то здесь можно «поаплодировать» американцам.

Они послевоенную систему международной безопасности, основа которой была заложена Рузвельтом и Сталиным и зафиксирована в уставе Организации объединенных наций, по сути дела, просто разрушили.

Транснациональные компании и политика США опустили роль государств и в экономике, и в международной политике, и в политике безопасности. Они государства разрушают серийно – то, что мы наблюдали на Балканах, на Ближнем Востоке, и сегодня основная задача состоит в том, чтобы модернизировать Организацию объединенных наций, поставив во главу угла мировые цивилизации. То есть представители мировых цивилизаций, скажем так, матричные лидеры мировых цивилизаций должны представлять основу Совета безопасности ООН. Представителями должны быть не только победители во Второй мировой войне, но и лидеры своих цивилизаций и межцивилизационных объединений — они должны быть постоянными членами СБ ООН. Тогда можно будет обсуждать серьезные вопросы.

Вопрос: В том формате, в котором существует ООН сейчас, эта организация бессмысленна?

Леонид Ивашов: Сегодня ни один серьезный вопрос в сфере безопасности в Совбезе ООН не решается. Или блокируется, или заменяется какими-то общими декларациями, но система международной безопасности разрушена. Она строилась на базе биполярного мира после Второй мировой войны, и Франклин Рузвельт признавал роль Советского Союза как второго полюса, а в чем-то даже и первого. Тогда была заложена основа с расчетом на то, что биполярный мир будет более устойчивым. Но мы видим, что с разрушением Советского Союза биполярность была тоже разрушена, она приняла некий хаотический характер, поэтому американцы завершили ее разрушение. Сегодня же нужно уже исходить из реальности, что мир будет многополярным, причем цивилизационным. И систему безопасности нужно выстраивать именно таким образом.

Вопрос: Если заглянуть, возможно, дальше 2017 г., то видите ли Вы пути укрепления международной безопасности вне ООН?

Леонид Ивашов: Нужно выстраивать системы региональной безопасности, но уже на национальной, цивилизационной основе. Вот, например, в Европе есть организация ОБСЕ, ее не видно, не слышно, потому что она подконтрольна американцам, США почему-то являются полноправным членом этой организации. А здесь должны быть только региональные представители. Должна быть система региональной безопасности в большом ближневосточном регионе, в Латинской Америке уже основы есть, в Африке, в Юго-Восточной Азии и далее. Региональные системы безопасности должны составлять основу международной безопасности, а ООН уже выступает неким штабом координации усилий, координации региональных организаций по предотвращению и глобальных, и региональных конфликтов.

Вопрос: Можно ли сказать, что в 2016 г. Россия через Сирию, через Донбасс так или иначе запустила процесс переустройства общей безопасности, который мы увидим в полной мере уже в 2017 г.?

Леонид Ивашов: В следующем году легче нам не будет. Процесс, который запущен в России, – процесс переустройства мира, переустройства системы международной безопасности, который продвигается вперед, он встретит достаточно жесткое сопротивление — прежде всего, в Америке. В самих США столкнутся два американских проекта – прежний и новый – и в этой борьбе многое будет зависеть от того, победит ли линия Трампа, или же победит прежняя ставка на военную силу, на то, что «Россия — главный изгой, главная угроза» и прочее. Мы здесь столкнемся с новыми вызовами.

Мы уже наблюдаем, и в 2017 г. еще увидим то, что увидели сегодня на Ближнем Востоке – что против России будут объединяться различные террористические организации, региональные державы для того, чтобы препятствовать нашей стране, вредить ей во всех сферах — в экономической, политической, в системе безопасности. Этого следует ожидать. Ну, и многое будет зависеть от того, удержит ли Россия статус и авторитет, который она в 2014-16 гг. сформировала. Главное сейчас — чтобы не случилось то, что случилось с Пальмирой. Мы недооценили на геополитическом, на стратегическом, на тактическом уровнях противную сторону. Каждый звонок Керри, заявления Обамы у нас воспринимали, как благое намерение борьбы с терроризмом. В новом году нужно сделать все, чтобы похожего не произошло.

Вопрос: 2016 г. показал, что прижать нас все-таки извне не удалось? Но что касается внутренних проблем?

Леонид Ивашов: Да, не может быть сильной внешней политики и высокого геополитического статуса, если внутри страны будет возникать нестабильность. Говоря о внутренних проблемах, не следует забывать, что впереди Чемпионат мира и еще некоторые большие спортивные мероприятия. А опыт показывает, что в эти мероприятия у нас пытаются вкладывать огромные средства. И влазить в Фонд национального благосостояния уже намерено Правительство, то есть тот денежный резерв, который сохранялся, он, по сути, исчерпан неумелыми, мягко говоря, действиями нынешнего Правительства.

Если говорить в целом о внутренней ситуации, то здесь, скорее, у нас отступление, чем даже стабилизация ситуации. Финансово-экономический блок проводит политику, не соответствующую внешней политике России. Эти чиновники по-прежнему ориентированы на Запад, на повышение цен на нефть, на курс рубля и так далее. Экономической и социальной стратегии у властей, по сути, сегодня нет. Поэтому мы находимся в очень тревожной стадии, прежде всего, в сфере экономики и социальной сферы.

Нарастают революционные настроения, потому что финансово-экономический блок всю тяжесть бюджетных нагрузок кладет на плечи населения. Практически уничтожен малый бизнес, серьезно ослаблен средний класс, средний бизнес, в стране нарастает огромное недовольство. К тому же, Правительство пытается остатки государственной собственности России, прежде всего, наши природные ресурсы, продать в чужие руки, что наглядно продемонстрировала продажа акций «Роснефти» зарубежным компаниям.

Так что Россия стоит на новой «растяжке». В 2016 г. четко она обозначилась. Внешняя политика идет более-менее в правильном направлении, но внутренняя политика тянет этот процесс в обратную сторону. Нарастает напряжение.

ИсточникНакануне
ПОДЕЛИТЬСЯ
Леонид Ивашов
Ивашов Леонид Григорьевич (р. 1943) – российский военный, общественный и политический деятель. Генерал-полковник. В 1996 – 2001 гг. начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны. Доктор исторических наук, профессор. Президент Академии геополитических проблем. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...