26 декабря 1825 года в день коронации Николая Первого в Российской Империи группой заговорщиков была предпринята попытка совершения государственного переворота. В историю это вошло под названием восстания декабристов, напоминает философ и политолог Александр Дугин.

В советское время декабристы были представлены как носители прогресса и передовых идей, как борцы против самодержавия и сторонники демократии, опередившие время. С точки зрения большевиков, такая оценка была логичной, отмечает политолог. Однако большевики недоумевали и даже сожалели относительно того, что декабристы не применили достаточно силы, не пошли на террор и массовые убийства. В этом коммунисты видели их буржуазную природу и отсутствие классовой ненависти. Но в целом, напоминает политолог, портрет декабристов был вполне позитивным: они были мучениками режима, борцами за свободу, друзьями Пушкина.
На самом деле декабристы представляли собой масонскую секту, которая возникла по образцу европейских масонских лож и с теми же целями – уничтожения традиционных Империей, разрушение христианской традиции и замена ее секулярной атеистической наукой и масонским культом Великого архитектора вселенной, передача власти от духовенства и аристократии к городской буржуазии и лавочникам, а также крупной олигархии, подчеркивает Дугин. Русские декабристы планировали убийство царя, приход к власти военной хунты, установление Республики по образцу США. При этом тайные общества декабристов были тесно связаны с польскими масонами. В их общей программе было уничтожение Российской Империи, предоставление Польши независимости, а также передача республиканской масонской Польше Литвы, Подолии, Волыни и практически всей Малороссии.

Если мы сложим все воедино, все основные пункты, мы увидим самую настоящую сволочь, бесов и сатанистов, призывающих уничтожить христианство, убить царя, разрушить отечество, разбазарив его земли, передав их таким же отщепенцам как они сами, скопировать западные — американские образцы — и превратить самобытное православное русское общество в копию европейских национальных государств с буржуазно-республиканским олигархическим укладом, отмечает политолог. То есть мы имеем дело с преступниками, которые стремились установить в стране либеральную диктатуру, уничтожив на корню все русское, православное и самодержавное, что составляло суть русской идентичности XIX века. Никто не говорит, что в русском обществе не было проблем или что нечего было улучшать. Да, крепостное право необходимо было отменять, к чему призывали и славянофилы, но вот убить царя, разрушить церкви и отдать имперские территории не пойми кому, таким же масонским выродкам – это уже не укладывается ни в какие рамки.

И вот группа террористов-заговорщиков поднимает восстание в Санкт-Петербурге, обманывает простых солдат, уверяя их, что Конституция, за которую они вышли на площадь, это жена Великого князя Константина, и стремится воплотить свои адские замыслы в жизнь. Слава Богу, что они были своевременно остановлены, обезврежены и схвачены. Мягкий и мечтательный царь Александр Первый до последнего отказывался верить в то, что среди русских дворян могут появиться такие мерзавцы. Но в 1822 году все-таки масонские ложи были запрещены. Однако это не остановило экстремистов и предателей священной присяги Богу, Царю и Отечеству. И после смерти Александра Первого они, улучив подходящий момент, поднялись на восстание. Восстание против своего народа, своей державы, своей веры и своего царя, констатирует политолог.
Понятно, что большевики, осуществившие спустя столетие то же самое и пошедшие — в отличие от декабристов — до конца, пролившие моря крови, видели в декабристах своих предшественников и романтизировали их образ. Но для лояльных русских консерваторов, для каждого полноценного русского человека — и в XIX, и в XX, и в XXI веке декабристы — это чистое зло, их память проклята и их деяния постыдны и низки, подчеркивает Дугин. Может быть, они ошибались, может быть, их попутал дьявол. Это бывает, и никто не защищен от падений и грехов. Но сочувствие людям, а тем более страдальцам, не может быть оправданием преступлений, злодеяний или отвратительных предательских заговоров.

И если мы не отнесемся к террористу как к террористу, к убийце как к убийце, агенту влияния как к агенту влияния, мы рискуем тем, что все эти преступления будут повторяться снова и снова. И опять кто-то поднимется, чтобы убить царя, отдать русские земли черт знает кому, совершить государственный переворот и предать свою веру ради чужеземного сатанинского культа. Поэтому, декабристы, будьте вы прокляты. И даже если кто-то из вас покаялся и передумал, ваши действия, ваши мысли и ваши слова были и остаются омерзительными. И память о ваших, к счастью, неудавшихся государственном перевороте и цареубийстве – это черное пятно на истории ваших родов, которые вы опозорили, указывает политолог.
Конечно, перед тем, что проделали большевики, преступления декабристов меркнут, кажутся детской игрой, заключает Дугин. Они только хотели убить царя и разрушить церкви. А другие убили и разрушили. И ведь не собираются, гады, каяться…

ИсточникЦарьград
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...