У той части американской элиты, которую представляет Трамп – три основных глобальных врага: Китай, Россия и Ислам. Китай представляет собой экономическую и стратегическую угрозу, Россия – это военная угроза, а Ислам – это и идеологическая, и экзистенциальная угроза.  Пусть Китай и Россия – враги, но они элементы западной цивилизации, по крайней мере в экономическом и социально-культурном отношении. Ислам же для правореспубликанской элиты – это «иная» цивилизация, это цивилизационная угроза, а мусульмане – это «другие», и это пассионарные другие.

Люди, окружающие Трампа, испытывают смесь страха и ненависти по отношению к Исламу, при этом предпочитая не различать радикальный Ислам от Ислама в целом.

«Я думаю, Ислам ненавидит нас, — сказал летом Трамп. Когда его спросили, имеет ли он ввиду «радикальный Ислам», он ответил: «Это радикальный Ислам, но очень трудно дать определение. Очень сложно разделить между Исламом и радикальным Исламом. Потому что, вы не знаете, кто есть кто».

Майкл Флинн, специальный советник Президента Трампа по национальной безопасности: “Мы находимся в состоянии мировой войны с мессианским массовым движением враждебных людей, вдохновляемых тоталитарной идеологией – радикальным Исламом. И это может стать фатальной для нашей культуры».

Он же: «Я не верю, что все культуры равны в моральном отношении. И я думаю, что Запад, и особенно Америка гораздо более цивилизованна и моральна, чем эта система, которую наши главные враги пытаются навязать нам».

К. Макфарланд — будущий заместитель М. Флинна: «Не все 1,6 миллиарда мусульман – экстремисты и террористы.  Но даже если одна десятая процента – это радикалы, то это означает, что 1,6 миллионов людей намерены уничтожить западную цивилизацию и ценности, которых мы придерживаемся».

Патрик Бьюкенен, один из идеологов правых республиканцев: «Здравый смысл внушает нам, что открытые границы — это широко распахнутые ворота для исламистских террористов, которые хотят приехать на Запад и начать убивать нас. Нам придется жить в таком мире, каким он теперь стал, а не в таком, каким мы хотим его видеть.

…Мы переживаем период пробуждения исламизма. Из 1,6 миллиарда мусульман по всему миру сотни миллионов исповедуют жесткие законы шариата, предписывающие то, как нужно поступать с вероотступниками и неверными.

…Миллионы жителей Ближнего Востока хотят полностью изгнать Запад из своего мира. Тысячи хотят покинуть свои родные страны и приехать на Запад, чтобы терроризировать наше общество. Они убеждены, что они ведут с нами войну — точно так же, как их предки воевали с христианским миром в течение тысячи лет.

Майк Помпео, будущий директор ЦРУ заявил, что Обама серьезным образом недооценил опасность джихадизма.

Отношение к Исламу у команды Трампа – это гораздо более агрессивная форма антиисламской идеологии неоконов, которая доминировала в период администрации Буша – младшего. Администрация Трампа гарантированно будет наиболее антиисламской и исламофобской за всю историю Америки. Трамписты уже сделали тот шаг, на который не осмеливались даже самые исламофобско настроеннные  неоконы – они объявили о цивилизационной войне против Ислама.

Несколько месяцев тому назад была опубликована книга с весьма примечательным названием — «Поле боя. Как победить в глобальной войне против радикального ислама и его союзников» (The Field of Fight: How We Can Win the Global War Against Radical Islam and its Allies).

Ее авторы генерал-лейтенант Майкл Флинн, бывший глава военной разведки США, который назначен Трампом советником по национальной безопасности и Майкл Лидин, один из главных аналитиков неоконов, друг Израиля, человек, который уже несколько десятилетий доказывает необходимость уничтожения Ислама.

Главная идея этой книги: Мировая война уже идет. Это религиозная война, цивилизационный конфликт на много поколений с Исламом. «Мы находимся в состоянии мировой войны, — пишет советник Трампа, — однако это осознают очень немногие американцы, и еще меньше тех, кто имеет представление о том, как в ней победить». А потому, по его мнению, Соединенные Штаты проигрывают в этой битве.

Именно это внутренне объединяет разнородную команду Дональда Трампа – глубокое убеждение, что Соединенные Штаты ведут межцивилизационную войну против «радикального исламского терроризма». На самом деле понятно, что межцивилизационную войну можно вести только против Ислама как цивилизации. «Радикальный исламский терроризм» никогда не создавал и не представлял собой исламскую цивилизацию.

На всем протяжении предвыборной кампании Трамп и его представители часто допускали такие высказывания, которые говорят о неминуемом столкновении цивилизаций. Главный стратег предвыборной кампании Трампа Стив Бэннон утверждает, что Запад находится на «начальном этапе жестокого и кровавого конфликта… с джихадистским исламофашизмом». А К.Т. Макфарланд заявляет, что «мы ведем долгую войну против радикального ислама».

Межцивилизационная война, о котором говорят трамписты, ведется не только против Ислама, но и во имя идеалов протестантизма. Например, Майкла Флинна и Майкла Лидина, как убежденных протестантских сионистов, вполне устраивает перспектива религиозной войны и особенно уверенность в успехе протестантской идеологии и протестантского образа мира. «В войне такого рода нет ничего нового. Она создала наш мир.  Мир очень нуждается в (новой) протестантской реформации, и мы не должны удивляться, если там будет присутствовать насилие. Это нормально».  Поэтому Флинн активно призывает к «уничтожению джихадистских армий», в том числе и при помощи спецопераций, ударов беспилотниками, подрывным психологическим действиям и идеологической войне.

При этом Флинн особо подчеркивает: «Я воевал на этой войне на физическом и бюрократическом поле боя, от Афганистана, Ирака и африканских джунглей до высшего уровня руководства в разведывательном и военном ведомствах США. Я знаю наших врагов лучше, чем большинство экспертов, и я по-настоящему напуган. Мы можем проиграть. На самом деле, мы уже проигрываем».

Отсюда требование трампистов к тотальной войне против Ислама. Флинн пишет: «Во время Второй мировой войны и холодной войны развязанные против нас войны велись во имя доктрин наших врагов, как это делает сегодня джихад… Необходимо разрушить военные, экономические, политические и теологические основы аморальных действий исламистов».

Майкл Флинн представляет ту часть военно-разведывательного комплекса США, для которой не Китай и не Россия являются ключевым врагом США, а именно Ислам. В октябре, за несколько недель до президентских выборов Флинн подчеркивал, что Трамп знает — «говорим ли мы о России или о любой другой стране, наш общий враг — это радикальный ислам».

Флинн предупреждает, что борьба с мусульманскими радикалами  будет дорогостоящей, и «может продлиться несколько поколений».

Новые неоконы Трампа отличаются от неоконов в администрации Буша младшего еще большой исламофобией, неприкрытой ненавистью к Исламу, поразительным невежеством в отношении Исламского мира. Например, и сам Трамп, и ведущие члены его команды имеют весьма смутные представления о современном Исламе, о взаимоотношениях между суннитами и шиитами и т.д.

Таким упрощенчеством объясняется и то, почему у советников Трампа столь скудный запас подробных предложений по внешней политике. Флинн в своей книге предлагает сборную солянку идей и мыслей, говоря о «сплочении всех сил нашей нации». Предложения Макфарланд носят еще более обобщенный характер. Она утверждает, что мы можем одержать победу в войне с исламистами, используя «банки и альянсы».

Отсюда и соответствующие парадоксальные идеи и предложения. С одной стороны, трамписты хором предлагают «сурово» разобраться с Ираном, который, является «стержнем» глобальной антизападной сети. А с другой стороны, пропагандируется идея поддержать режим Асада в Сирии в его борьбе с джихадистами, при том, что главным союзником Дамаска является Исламская Республика Иран.

Администрации Буша-младшего и Обамы, в отличие от Трампа, старательно избегали идей о том, что «война с террором» является конфликтом между западным и мусульманским миром. Более того, Обама фактически проводил различие между умеренными сторонниками политического Ислама и глобальными джихадистами. Фактически трамписты со своими заявлениями по поводу Ислама укрепляют позиции радикалов и экстремистов в Исламском мире.  Как подчеркнули в сентябре-октябре несколько командиров ДАИШ, «благодаря его (Трампа) лютой ненависти к мусульманам нам станет гораздо легче и проще, потому что мы сможем привлечь на свою сторону тысячи новых бойцов».

ИсточникIslamNews
ПОДЕЛИТЬСЯ
Шамиль Султанов
Султанов Шамиль Загитович (р. 1952) – российский философ, историк, публицист, общественный и политический деятель. Президент центра стратегических исследований «Россия – исламский мир». Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...