Тегеран — великий гигантский город, каменный, мерцающий, гудящий. С дворцами и министерствами, с лазурными гробницами, с волшебными парками, с мечетями, похожими на драгоценные самоцветы. Столица великой цивилизации, которую строили поклонники солнца, мистики света. Их величественное созидание продолжают шиитские мудрецы, проповедующие божественную справедливость.

Здесь, в Тегеране, состоялся огромный форум, посвящённый палестинскому сопротивлению. Парламентские делегации из сотни стран, африканские, европейские мусульмане, с островов Океании, из Индонезии, нью-йоркские евреи — противники сионизма, считающие самообразование еврейского государства на Ближнем Востоке неугодным Господу, — всё это разноликое многоцветное множество сошлось во Дворце заседаний, где выступил духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи. Благородный, твёрдый, спокойный, его религиозные суждения сочетались с рациональной политической практикой. Ему аплодировали, его обожали. Когда он покидал трибуну и шёл сквозь ликующие ряды, его приветствовали почитатели, любящие поклонники. Он шёл, окружённый охранниками, сквозь бушующую толпу и раздаривал клетчатые платки, один из которых достался мне. И я благоговейно повязал его себе на шею.

Смысл выступления Хаменеи, напоминавшего проповедь, сводился к тому, что исламский мир, последние годы сотрясаемый неурядицами, войнами, глубинными катастрофами, стал забывать ключевую ближневосточную тему — муки палестинского народа, которого с исконных земель согнало сионистское государство Израиль. Подавляет любой протест, сажает в тюрьмы, гонит, убивает, продолжая выдавливать палестинцев с их родных земель, застраивая эти земли поселениями для новых, приезжающих из разных стран, сионистов. Забвение этой священной темы, говорил аятолла, недопустимо и нарушает заветы, вокруг которых объединялся весь исламский мир, невзирая на государственные различия и религиозные оттенки. Объединиться вокруг палестинской проблемы — значит преодолеть разлады мусульманского мира, противодействовать разрушительной, рассекающей мир политике, которую ведут западные спецслужбы, натравливая суннитов на шиитов, порождая очаги войн, накрывая исламские города взрывами и убийствами.

Само палестинское движение, ввергнутое в карусель ближневосточных противоречий, переживает кризис. В нём становится заметен раскол. Одна часть движения, изнурённая многолетней борьбой, дрогнула, идёт на недопустимые компромиссы, готова уступить Израилю.

Другая часть продолжает сражаться, несёт жертвы, окольцованная стеной в Секторе Газа, подвергается бомбардировкам и атакам, отвечая израильским танкам залпами самодельных ракет. Сопротивление, которое оказывает Палестина Израилю, является общемусульманским, общечеловеческим делом. Сегодняшний мир охвачен революцией справедливости. Справедливость есть высшая божественная ценность, и она через все горести и мучения рано или поздно восторжествует.

На форуме выступали виднейшие представители исламской мысли. Звучал призыв ко всем мусульманским странам: в том случае, если американцы перенесут своё посольство из Тель-Авива в Иерусалим, в исконный палестинский город, мусульманские страны должны отозвать своих послов из США, из Вашингтона.

Радикальным и страстным было выступление делегации ХАМАС, призвавшей к тотальной войне с захватчиками.

На конференции выступал президент Ирана. Многоголосье делегатов слилось в стройный хор, в котором дирижёрская палочка была у главного капельмейстера Ближнего Востока — Ирана. Досадно, что среди парламентских делегаций не было представителей парламента России — страны, где живут мусульмане, неравнодушные к мучительным проблемам сегодняшнего растерзанного мира. Видимо, российским депутатам не рекомендовали появляться в зале, где звучали резкие осуждения Израиля.

Но непарламентская делегация России была представлена на форуме широко. Здесь были учёные-иранисты, муллы, был Сергей Бабурин, был неутомимый деятель и несравненный знаток иранской политики Раджаб Сафаров, был и ваш покорный слуга. В кулуарах форума я обнимался со своими друзьями из ХАМАС, пожимал руку прибывшему из Рима Джульетто Кьезе, беседовал с мудрецами священного города Кум, общался с генералами КСИРа — корпуса Стражей исламской революции, который ведёт в Сирии кровопролитные бои с ИГИЛ, получая с воздуха поддержку наших бомбардировщиков.

Иран и Россия сближаются. Преодолено множество мучительных препятствий не только в сфере политики и экономики, но и связанных с давними предубеждениями — со времён романовской империи или красного Советского Союза. Уже стоят на вооружении Ирана российские зенитные комплексы С-300. Иранские аэродромы открыты для военных самолётов России, которые получают на этих аэродромах техническое обслуживание, снаряжаются для дальнейших полётов в Сирию, где они громят ИГИЛ. Подписан контракт на строительство второй очереди Бушерской АЭС. И совсем недавно было заключено соглашение по строительству усилиями Росатома совершенно новой атомной станции. Множится число делегаций, число коммерсантов из России, получающих выгоду от совместного с иранцами бизнеса. Несколько недель назад с высоких трибун прозвучало предложение установить между Россией и Ираном отношения стратегического партнёрства.

Россия, Иран, Турция — это треугольник союзников, который сошёлся в Сирии. Его появление кажется неправдоподобным и баснословным. Ещё недавно, после сбитого турками российского самолёта, в России говорили о возможности большой войны с Турцией. Турция и Иран, давнишние яростные соперники, не пропускающие случая погрозить друг другу кулаками, теперь с двух флангов участвуют в разгроме ИГИЛ, поддерживают территориальную целостность Сирии.

Палестинцы — это честь, совесть, духовная самоотверженность не только арабского мира, но и всего сегодняшнего человечества. Мир пришёл в движение. Смещаются континенты, ломаются границы, в мире происходит революция справедливости. И там, где этой справедливости недостаточно, вспыхивают войны и мятежи, сыплются бомбы и грохочут террористические взрывы.

Когда я был в Секторе Газа, я посадил в красноватую палестинскую землю саженец оливы, полил его водой и верю, что этот саженец прижился, что взрастает сильное свежее древо. Пусть на это древо не упадёт ни единая бомба. Пусть его не заденет ни одна ракета. Пусть олива покроет своей сенью палестинских бойцов, а когда нарастит пышную крону, пусть напитает своими плодами жителей героической Газы… Я твой брат, ХАМАС!