Скоро в свет выйдет новая книга Александра Проханова «Русский камень» — как ответ Александру Невзорову, занявшему почетное место в Топ-100 русофобов 2016. Либералы используют свое оружие — ресурс «Эхо Москвы», отдельных ярых русофобов, которые разрушают русские коды и глумятся над самым ценным и святым, что осталось у русских людей.

И, возможно, лучший способ ответить либералам — это просто посмеяться над ними, сделав из орла целлулоидного попугая. Об этом — в эксклюзивном интервью с Александром Прохановым.

Русские коды разморожены: телевизионные балаганы их не перебьют

Царьград: Скоро уже три года, как Крым вернулся на Родину, и начались трагические события на Донбассе. Тогда, в 2014 году, народ воспрял. Эти настроения чувствовались не только в реальной жизни, но и телевидение их отражало, транслировало все события в Новороссии, повестка была патриотической.

Сейчас смотрим телевизор — сплошной кошмар. Шоу на Первом канале, обсуждения каких-то низменных вещей, этот скандал с Евровидением. О Донбассе, о патриотизме на телевидении говорят все меньше и меньше…

Александр Проханов: Мне кажется, русские коды разбужены. После 1991 года у победителей во власти была задача перекодировать народ. И они об этом прямо говорили: «Мы хотим сменить коды». Это представления русского человека об истории, о державе, о величии, о небесах, о могуществе, о красоте, о добре… И они этим занимались. И им почти это удалось.

Но потом, с 2000-х годов, началось медленное размораживание. И эти коды постепенно пробуждались. Есть целая технология, как Путин запустил этот русский реактор. И он был разбужен.

И с ним уже ничего не поделаешь — ни эти шоу, ни эти идиотские балаганы, ни этот смех. Потому что строится мост из Керчи в Крым. Это сильнее и мощнее всех шоу.

И я убежден, что в ближайшее время и Донецк, и Луганск будут самостоятельными, признанными республиками государства. Это сильнее любых ироничных скептиков, которые наводняют наши каналы и интернет. Поэтому на этот счет я спокоен: русские коды проснулись.

К Евровидению стоит относиться как к коммерческому проекту — цинично

Царьград: Сегодня все обсуждают это жуткое Евровидение. Сначала подняли волну скандалов с Познером, потом вдруг на 9 мая в Киев отправляют девушку-инвалида петь песню на английском языке. И это вместо того, чтобы отправить бойца Донбасса, кого-то из патриотов. Вам не кажется, что не стоило так делать?

Александр Проханов: Если мы признаем Евровидение великим событием, если мы признаем Евровидение той территорией, где награждаются мировые таланты, что Евровидение — то место, где Россия должна фигурировать как родина голосов — тогда это скверно.

А если мы считаем, что Евровидение — это коммерческий проект, причем политизированный проект, в котором ничего не рождается, кроме всевозможных блефов, которые тут же умирают, я бы относился к этому спокойно, не политизировал бы.

Поскольку этот проект Евровидение очень коммерческий, политический, и в нем нет духовной сверхзадачи, я бы относился к нему цинично.

Книга-ответ Невзорову: «Я подумал, что можно сделать его целлулоидным попугаем»

Царьград: Расскажите, пожалуйста, о Вашей новой книге «Русский камень».

Александр Проханов: Это книга, которая вот-вот выйдет в свет, для меня абсолютно неожиданна. Это новый для меня жанр. Я человек достаточно серьезный, пафосный, реалистичный. А здесь во мне проснулась какая-то смеховая культура.

Это книга-фарс, книга-ирония, состоящая из множества небольших фантастических ироничных повествований. Эта книга была вызвана появлением «Эха Москвы» и Александра Невзорова.

Александр Глебович Невзоров является бомбой, которую готовила редакция «Эха Москвы», эту бомбу незаметно оснащала, снабжала взрывчаткой, системой защиты, проводков, уровней защиты. И она эту бомбу вбрасывает каждую неделю. И эта бомба взрывается, и уничтожает много ценностей. Она уничтожает все, что связано с русским государством, русской историей, русской литературой, Церковью, русским самосознанием.

И Александр Глебович Невзоров — это блестящий человек. И он делает это блистательно. Он являет собой эту машину, убивающую коды, о которых мы с Вами говорили.

В свое время мы были с ним связаны, были в одной упряжке, в эти страшные 90-е годы, он сражался месте со мной. Он абсолютно неравнодушный, не чужой мне человек. И это его перекраивание меня поразило и очень уязвило.

Я подумал, как мне на это ответить. Я мог бы ответить, развенчав его, уличив его в двуличии, в том, что он изменил символам, что он злодей, что он…

А ему это и надо. Потому что он предстает как такой супермен, как исчадие ада, как некий демиург, который смотрит на все с высоты своего черного полета, он раскрыл над всеми свои черные крыла.

И я подумал, что его нужно сделать не страшным. На самом деле, он не страшный. Я подумал, что можно сделать его целлулоидным попугаем, в котором гремят горошины. Книга преследовала эту задачу. И, мне кажется, она выполнена.

Это не злая книга. Но мне кажется, что она сбивает спесь, она резко снижает уровень полета этого орла и превращает его в такого попугая. А вместе с ним и сама радиостанция «Эхо Москвы», я бы даже сказал, не радиостанция, это целая партия. Это партия, в которой есть политика, культура, философия. Которая может мобилизовать людей на выборы, все время стремится к власти.

И она считает себя властительницей дум. Хорошо их знаю — бывал там многократно, выступал, знаю всех персонально, и этого по-своему блестящего человека Венедиктова. И мне хотелось показать их такими ребятишками, играющими в песочнице, и самозабвенно строящими песочные дома и лепящими куличики. Эта книга, по существу, книга-оружие.

Как у них Невзоров — оружие, бомба. «Эхо Москвы» — это постоянное оружие. И я решил создать книгу-оружие, тоже. Но это особое оружие. Кажется, это оружие, работающее в области психологии, в области новейших представлений о красоте и уродстве, о смешном и ужасном. О супермене и смешном человечке. Вот эта книга и называется «Русский камень».

Гигантские потери социальной энергии: почему «Эхо» не закроют

Царьград: А как Вы думаете, почему «Эхо Москвы» до сих пор не закроют, если они — оружие против нас?

Александр Проханов: Потому что у нас загадочное государство. С одной стороны, оно пытается создать патриотические направления, оно пестует патриотические организации, пускает на телевидение патриотов. А с другой стороны, оно абсолютно либеральное, потому что весь наш экономический блок и весь наш бомонд — они прозападные, они либеральные.

И поэтому эта двойственность, которая свойственна нашему государству, и создает это безумие. Создает чудовищную неразбериху, где одна рука постоянно бьет другую, режет другую.

И за счет этого соперничества, которое происходит внутри общества, происходят гигантские траты энергии. Гигантские потери социального времени, социальной энергии. И поэтому «Эхо Москвы» датируется «Газпромом». Это богатейшая радиостанция, которую спонсирует государство. Для меня это чудовищная реальность, но это реальность.

Царьград: Можно ли примирить этот раскол в обществе? Чтобы люди думали в едином ключе, патриотическом. Или эти колебания неизбежны?

Александр Проханов: Нет, это непреодолимо. Потому что те, кого мы называем либералами, они за эти годы, после 1991-го, страшно окрепли, они оснастились. У них огромная поддержка как внутри «кремлевской башни», так и за рубежом. Их духовно, а может быть, и материально спонсирует Запад, Штаты. Это очень могучая группа.

И патриотические пласты, которые зарождаются, они слабее. Потому что их стали взращивать только после Болотной площади. У тех — огромное количество журналистов. У них арбитраж писательский, они назначают великих и малых. Они создают репутации. Это сложнейшая культура, которой мы еще не обладаем, которой нам предстоит обладать.

И я появляюсь здесь, на Царьграде, и считаю, что это гигантское достижение. И надеюсь, что это будет устойчивое русское направление, на долгие времена. Большее, чем средство массовой информации. Что это будет аккумулятор русских энергий.