Стенограмма Круглого стола Севастопольского отделения Изборского клуба 15 марта 2017 года.

Ведущий: Горбачев Сергей Павлович, капитан 1 ранга запаса, кандидат политических наук, председатель Севастопольской организации Союза журналистов России, ученый секретарь Военно-научного общества ЧФ, заслуженный журналист Крыма.

Прежде всего, хочу поздравить  всех с третьей годовщиной Русской весны, которая началась в Севастополе, распространилась вскоре по территории Крыма и всей России, и это, в конечном счете, помогло вернуть нашей стране статус Великой державы.  Я думаю, что севастопольцы этими нашими общими действиями совершили одно из главных дел в своей жизни.

В ноябре прошлого года в Севастополе было создано региональное отделение Изборского клуба, которое возглавил Лисейцев Сергей Алексеевич. Отделение приступило к плановой работе, и сегодня мы проводим мероприятие на тему, которая не теряет своей актуальности на протяжении уже очень долгого времени, особенно, если мы будем говорить в контексте столетия событий Русской революции. Ровно век назад в эти дни как раз происходили основные события того периода.

Промыслительно, что вчера в Севастополе был дан старт проекту Н.С. Михалкова, который своей авторской телевизионной программой «Бесогон» возвращает нас, в том числе, и к тем проблемам, тем темам,  которые поднимал Иван Александрович Ильин.

Сегодня мы проводим заседание круглого стола на тему: «Уроки истории 1917 – 2017 годов. Идеи Ивана Ильина в преломлении и претворении в современной России». Наш круглый стол мы проведем в открытом формате  с элементами дискуссии.  Я предоставляю слово руководителю Севастопольского отделения Изборского клуба, общественно-политическому деятелю, предпринимателю, меценату — Лисейцеву Сергею Алексеевичу.

 

Лисейцев С.А.: Сегодняшняя дата – это, прежде всего, дата обретения иконы Божьей Матери «Державная», а так же трагическая дата – день отречения царя Николая II от царского престола. Мы эту дату специально не подгадывали, но так вот получилось.

Почему именно творчество Ивана Ильина? Потому что Иван Ильин – это русский патриот, яркий представитель настоящей русской интеллигенции.  Он выступал с большим количеством лекций, на его лекции собиралось 10-15 тысяч человек. Его лекции не только несли видение будущего России.  Находясь в эмиграции, он также вносил вдохновение и бодрость в души тех эмигрантов, которые остались на чужбине. Он в своих книгах писал, что история России измеряется не столетиями, а тысячелетиями.

Очень хочется, чтобы каждый из нас ушел сегодня обогащённый мыслями и идеями. Здесь много людей, которые занимаются преподавательской деятельностью – может быть наш круглый стол как-то поможет им в работе. Мы пригласили экспертов из Москвы, из Нижнего Новгорода, из Симферополя, Севастополя и постарались, чтобы это был действительно интересный круглый стол. Мы не хотим ни в коей мере его политизировать,  здесь люди будут обмениваться идеями, задавать вопросы, и каждый должен взять для себя то, что ему важно, полезно.

Открывая этот круглый стол, я бы хотел процитировать слова Ивана Ильина: «Верить в Россию – значит видеть и признавать, что душа ее укоренена в Боге,  и что ее история есть возрастание от этих корней. Если мы в это верим, то никакие «провалы» на ее пути, никакие испытания ее сил не могут нас страшить. Все что мы делаем, мы должны делать для будущих поколений, для будущего России».

Мы будем стараться это делать. Спасибо.

 

Горбачев С. П.: «От уроков истории к славе России» такова тема доклада епископа Городецкого и Ветлужского Августина (Анисимова), постоянного члена Изборского клуба.

 

Владыка Августин: Уважаемые друзья, очень волнительно сегодня присутствовать здесь, а тем более говорить. Я недавно вернулся из Республики Сербской, где предполагается заложить храм в честь царских новомучеников.  Сегодня везде, куда бы мы с вами не поехали, начинается новый период в истории человечества. В мой прошлый приезд  мне пришлось отвечать на вопросы корреспондентов  и здесь, в этом зале,  я сказал: «Запомните этот день. Закончена парадигма истории человечества, которая существовала до сегодняшнего дня. С сегодняшнего дня начинается  новая история».

Хотел бы начать с того, чтобы обратить ваше внимание на историю нашей планеты и народов. Когда мы не знаем, что было вчера, когда одно поколение перестаёт помнить историю других поколений, тогда нам трудно  выстроить будущее.

На сегодняшний день наука не ответила нам на самые фундаментальные вопросы.  Как произошла жизнь, откуда она взялась? Как произошла живая клетка из мертвого космоса, где жизнь не возможна? Как могли появиться разные виды живых существ? Как мог появиться человек? Откуда взялся разум? Откуда взялись рассуждение, понимание, творчество? – А раз наука нам не отвечает точно и однозначно на  это, а дает только разные гипотезы и догадки, мы не можем ей доверять  – именно в вопросе  генезиса, в появлении нас в том виде, в котором мы сегодня узнаем друг друга.

Итак, я хотел рассказать о конфликтных линиях, и начну я с того документа, который дан человечеству, и который мы называем Библия. Библия – Книга Откровения Бога – творца этого мира.

Первая конфликтная линия, которую я выделяю – это конфликт между ангелами и Богом. Одна треть ангелов отходит от Бога.  Мы говорим, что совершается грехопадение части ангелов. Это очень важная тема. Ангелы – служебные духи, и вдруг одна треть отходит от Бога, появляются падшие ангелы, которых мы называем бесами, и дьявол во главе их. Они оккупируют  планету Земля и ближайшие к ней планеты.

Вторая конфликтная линия: Бог творит человека по образу и подобию своему, бессмертного человека, не похожего на нас вообще – духовного человека. Тело имело вспомогательное значение. Они не ели ту пищу, которую едим мы, они ходили пред Богом, даже говорят, что Адам был светящийся.  Бог попускает Еве, а не Адаму, встретиться с падшим ангелом. В результате этой встречи  Ева не устояла в той заповеди, которую дал Господь в раю: не вкушать плодов от дерева Познания. Ева не устояла – появляется конфликтная линия. Человек распался внутри себя, он утратил цельность, дифференцировался. Его  первый внутренний мир на время погиб. Духовность человека уже материализуется в душе, уже появляется слово «душа».

Что у нас самое главное в человеке? Не печень и селезенка, а душа. Душа – это значит жизнь. Сегодня вы слышите и видите не глазами и ушами, а  наша душа, слышит, видит, помнит и т. д.  Сердце тоже помнит, чувствует, любит – это все просто, но нам об этом никто никогда не говорил.

Грех есть нарушение закона Бога, нарушение заповедей Бога, нарушение любви к Богу…. И когда грех совершается, перед нами уже совершенно другой человек. Ева возвращается к Адаму уже другим человеком, в ней начинает включаться чувственное начало, чувственные ощущения и страсти. Почему мы любим пищу? Потому  что нам чувства говорят об этом. Почему мы любим какого-то человека или Родину? Нам об этом тоже говорят чувства. Вся система искусства и творчества работает на чувствах. А если еще подключается разум, то появляется великий гений. Это очень важная конфликтная линия, когда человек отходит от Бога и теряет вот это.

Переходим дальше. С нарушением первой заповеди  в человека вошел вирус греха. И сегодня в каждом из нас вирус греха действует. Но грехи бывают приобретенные, бывают наследственные, бывают всеянные падшими ангелами…. Очень важно знать генезис греха. Мы очень часто не знаем (большевики запретили нам)  нашу родословную, не знаем, откуда мы, какой наш род. Я приехал из Сербии, там люди знают свою родословную до 20-го поколения. Я хотел бы знать свою родословную хотя бы до пятнадцатого поколения.

Кого рожают Адам и Ева уже в грехе? Они рождают первого сына Каина и второго – Авеля. Здесь мы даже не видим конфликтной линии, мы просто видим, что снова совершается трагедия.  Грех, который совершила Ева благодаря падшему ангелу, теперь переходит на ее первого сына. Мы часто видим, что на первых детей идут все наши грехи. А почему любят самых последних детей?   Потому что они милые, дорогие нам и очень чистые.  В дореволюционной России самым младшим часто говорили: «А ты, Марьюшка,  в брак вступать не будешь. Ты проводишь нас из этого мира». И девушка оставалась девицей, но была счастлива, что родителей проводила.

И вот первый сын Каин убивает своего младшего брата по той простой причине, что у него был грех зависти.  Бог-Творец неоднократно говорил ему: «Каин, господствуй над своим грехом», –  но он ничего не смог сделать, грех погубил его. И это уже была не страсть – это был порок греха. Каин, находясь в этом пороке греха, который он унаследовал от своих падших родителей, дал нам корень для дальнейшего удивительного слова, термина, понимания – покаяние.  Каин пролил первую кровь на земле, но так ужаснулся, что оставил то место где он был (а он был земледелец) и ушел строить города. Мы должны закончить эту линию тем, что скажем: потомство Каина, к сожалению, не занималось искусством, они занимались ремеслами, они вступали в брак, но «имя Божье не призывали», –  как сказано в  Откровении Бога. Период потомков Каина закончился для всей нашей планеты Земля потопом. Сегодня мы можем обратиться к любой истории любого народа и найдем сведения о потопе, он был на самом деле.

Поэтому сегодня мы уже начинаем входить в понимание катастрофы, стихийного бедствия, мощного конфликта. Это происходит потому, что человек не должен быть таким.  Бог не создал человека похожим на муравья или пчелу, Он сотворил человека, чтобы тот был пастырем на этой земле, творцом. «Возделывайте землю». Что такое культура вообще? Это возделывание, окультуривание в любой из сфер, будь то ремесло или образование.

Наконец, мы с вами видим, что Бог, наблюдая за этим миром, находит на земле некоего человека – Авраама, и только в третьем поколении через него  дает того, кто ему нужен. И вот внук Авраама – Иаков, рожает двенадцать мальчиков, которые дают начало еврейскому народу. Дальше мы говорим о Моисее. Когда Господь выбирает Моисея, когда Бог ему предлагает великую миссию, чтобы этот народ стал народом Божьим, то здесь снова появляется тема заповедей. Все читали эти заповеди и знают их. (Сталин даже ввел их в устав коммунистической партии, в устав пионерии и комсомола: не укради, не убий – мы все это помним).  Моисею Господь дает главное – основание. Он говорит: «Положи в основание заповедь»,  «Будьте святы, как Я свят Господь, Бог ваш».

Вот о чем разговор. Чего Бог от нас ожидает? Зачем нужна эта Церковь как школа и больница Бога? Для того, чтобы каждый человек освободился от своих грехов (наследственных и приобретенных), чтобы стал совершенным, и в  Нагорной проповеди Господь об этом скажет.

Следующая линия – на земле рождается Бог в лице человеческом. Сегодня на нашей земле нет уголка, в котором не знали  бы о Христе. Но Христос не только рождается, не только оставляет нам проповедь, он оставляет нам Апокалипсис. Он оставляет нам удивительную книгу о том, что будет с человечеством, если оно не станет жить по-другому. Но в этой книге не называются сроки – они зависят от нашей свободной воли.

Еще одна конфликтная линия заключается в следующем: Бог приходит и рождается в народе, который Его знает, в народе, которому Он оставил своих пророков. Эти пророки сказали,  каким будет Мессия, когда Он придет. Но от Христа отрекаются первосвященники, книжники, фарисеи и саддукеи, левиты (служители храма), и отрекается от Христа народ. Эта конфликтная линия в истории человечества, когда еврейский народ вступает на другой путь и идет другим путем. И когда Христос воскресает, тогда первосвященники заставляют тех, кто охранял тело Христа никогда никому не говорить о Воскресении, но сказать, что ученики украли Его тело. Зачем об этом говорить? За эти 2000 лет Христос являлся  уже много раз, люди, которые умирают (наши родители, Учителя) всегда встречаются с Христом.

Следующая конфликтная линия, которую хотелось бы обозначить – это тема государства. На самом деле государственная власть не может найти хорошую модель для жизни на земле. И с тех пор, как только государственная власть рассталась с Богом и Церковью, на земле появляется этот конфликт, который длится бесконечно. И мы знаем, что некоторые цари, как Александр І, например, просто оставили престол и ушли. Многие пробовали быть царями, президентами, но не у всех это получается.

Вместе с темой государства появляется тема «тела». Когда люди перестали жить внутренним миром – а Христос сказал: «Царство Божие внутри вас», – то люди стали жить телом.

Что такое поведение?  Это отношение и деятельность. И вот здесь начинается деятельность на Земле. И какой бы период истории мы не взяли: Римская империя, Греция, древний Вавилон, шумеры или современное государство – всё одно и то же: государство заботится о дорогах и домах, а не о внутреннем мире. Государственная власть посеяла жуткие плоды, а Христос говорил: «По плодам их узнаете их». И когда к государственной линии добавляется линия либерализма (например, у Бэкона, когда он говорит, что не нужно государство, а человек есть определение всего), мы видим плоды этой линии: болезнь, преступность, распады браков, аборты, измены, суициды, бесконечные революции и войны. Когда природная среда не выдерживает, она откликается на это стихийными бедствиями – это очень важно.

Еще одна важнейшая тема – это английская промышленная революция, которая совершилась в средине ХІХвека. Особенно прошу обратить внимание на эту тему преподавателей, поработайте с ней. Механическая революция, как называет ее Герберт Уэллс – это мощная конфликтная линия, потому что человечество начинает жить по-другому. При феодальном строе все работали на поверхности земли, а когда появляются механические средства и наука начинает действовать очень мощно, тогда человечество начинает разбирать планету Земля. Мы не закачаем назад в недра Земли то, что оттуда получаем.

Я сегодня говорил о том, что парадигма закончилась, она закончилась вот этой технической электронной цивилизацией, потому что такая цивилизация может существовать до тех пор, пока будут природные ресурсы, а когда их не станет – она прекратит свое существование. Если мы сейчас на одни сутки во всем мире выключим свет, что будет вообще? Все остановится! Поэтому сейчас мы и говорим о том, что без природных ресурсов ничего не получится. Какое это имеет отношение к революции 1917 года?

Начинается Первая мировая война, которая заканчивается временной промежуточной революцией, которую мы называем «февральской». В 1916 году встретились все великие люди Европы и сказали: «Нужно любыми путями остановить Россию,  у которой 17,5 млн. км2 земли, у которой все природные ресурсы, вся таблица Менделеева, у которой даровитейший народ…». Масоны были нужны на короткое время, потому что дальше там остается представитель Ротшильдов (Троцкий) и представитель генерального штаба Германии (Ленин). Два человека, и никакой России не должно было быть. Я позволю себе маленькую цитату: «Русский народ нам нужен лишь как навоз истории. Россия – наш враг. Она населена злыми бесхвостыми обезьянами, которых почему-то называют людьми… Нет ничего бездарней и лицемерней, чем русский мужик. Мы должны превратить Россию в пустыню, населённую белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, какая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока». Я не буду дальше продолжать – это слова Троцкого.

Я  размышлял, почему Николай ІІ, будучи императором, когда при нем достигла такого могущества наша Россия во всех областях длительности, имея средства государственной безопасности (разведку), почему они не могли остановить этих 50 тыс. людей, которых мы называем революционерами? И только несколько лет назад я пришел к выводу, что жестокость этих людей такова, что никакие воины в сравнении с ними ничто. Из тысячи лет нашей истории 700 лет Россия защищалась, но никогда мы не видели ничего подобного даже в Орде. Революционеры – это особый тип личности, для которых убийство – великая радость. Пока мы не поймем этих людей, мы многого не поймем.

Закончу я такой мыслью: если бы не было Сталина, то никакого Советского Союза бы не было. У меня есть архивы Троцкого. Он писал: «Мы Сталина простим за все, но мы его никогда не простим за то, что он стал строить социализм в отдельно взятой стране, и в первую очередь, в России». Россия была врагом для Троцкого и тех, кто был с ним. Поэтому я делаю такой вывод: миру сегодня предложить новую парадигму может только Россия. Только мы имеем такую территорию, природные ресурсы, и наконец, мы имеем Севастополь.

18 лет я  езжу в Севастополь, и как  только въезжаю в город, ничего не могу с собой поделать, потому что я знаю, что хожу по крови. Когда город только открыли и у меня взяли здесь первое интервью, я сказал: «У нас даже дети знают, что пока Севастополь стоит, Россия может спокойно существовать». Думаю, что если у вас будет разумное руководство, то нужно в Севастополе иметь свою епархию (Крым и Севастополь – это разное), и здесь должна быть своя модель, которую потом можно будет тиражировать для России. В Севастополе есть три начала:

1) мощнейшее и глубокое, пережитое веками Православие;

2)мощнейший патриотизм (знание традиций, умение в них жить и готовность отдать за них жизнь, если им угрожает опасность);

3) профессионализм (знания, умения и навыки в том деле, которым мы занимаемся).

Я благодарю Сергея Алексеевича, что пригласили меня на конференцию, я рад видеть ваши родные и близкие мне лица. Бог вам в помощь!

 

Горбачев С. П.: Спасибо Владыка. Сейчас время для реплик и вопросов.

 

Нифонтова Лариса Ивановна школа «Мариамполь»: Конфликтные линии, которые вы назвали – неоспоримы. А линия изменений сейчас и сегодня, на ваш взгляд, в чем она?

 

Владыка Августин: Когда мы говорим с вами о государстве: «Государство вот так себя ведет»,  – мы ошибаемся, нужно говорить «государственная власть».  Государственная власть дает нам мировоззрение, идеологию, законы, векторы развития. Поэтому, когда мы говорим о государстве, как аппарате власти, мы должны себя спросить, а  кто сегодня во главе государства?

Единственный правитель, который за последние 26 лет, а на самом деле за весь ХІХ и ХХ век, два раза побывал на Афоне – это Путин. Владимир Владимирович – человек сильный, волевой, который полностью посвящает себя государственному управлению. Человек очень грамотный, хорошо посвященный во все проблемы нашей российской жизни. Будем молиться о том, чтобы этому человеку дали возможность иметь хороших помощников. А это слабое место Владимира Владимировича (в отличие от Сталина, который мог управлять страной, не выходя из кабинета, потому что у него была партия, комсомол, пионерия и мощнейшие государственные системы). У Путина этого нет. Многое из того, что он говорит, транслирует, не доходит туда, куда нужно, потому что нет аппарата этого, а еще точней – нет механизма. Мы знаем, что если б не он, уже бы исчезли Суворовские училища. Мы знаем очень слабый уровень наших министров образования, знаем, что наше образование на голову ниже дореволюционного образования и советского.

Я считаю, что слово «санкции» ошибочное, но на самом деле  –  это хорошо для нас, нам нужно включить внутренний потенциал, не только оборонку поднимать, а и сельское хозяйство, и прочее. С появлением Донбасса и санкций, первое, что нам надо было сделать – это сразу же выйти из ВТО, и тогда все было бы совершенно по-другому. Но, к сожалению, мы зависимы от ВТО. Сегодня на Земле действуют транснациональные корпорации и транснациональные банки, они задают тон всему, что есть.

У Путина сегодня очень сложная конфликтная линия. Будем надеяться, что он сумеет ее преодолеть и выстоять.  И тогда Россия еще раз покажет всему миру, что она –  феноменальное образование на Земле. У нас замечательное будущее, нужно только пережить этот конфликтный период.

 

Горбачев С. П.: Спасибо, Владыка. «Иван Ильин о духовном возрождении народа как факторе преображения России».   Доклад Коваленко Виталия Васильевича – кандидата исторических наук, доцента кафедры исторических, философских и социальных наук Севастопольского государственного университета, автора книг об истории Севастополя, капитана 1 ранга в отставке. 

Коваленко В.В.: Вчера С.В. Аксенов высказал предположение о том, что Россия должна вернуться к монархической форме правления. Сегодня на это уже отреагировала Москва. Спикер Госдумы Володин заявил, что предложение вернуть монархию не имеет перспективы. Пресс-секретарь Президента  Песков сказал, что Путин «даже к обсуждению данной темы относится прохладно».

Иван Ильин – монархист и не только. Он также националист, антибольшевик и православный христианин. Этот набор характеристик объясняет, почему познакомиться с творчеством философа в годы советской власти было меньше шансов, чем даже с Библией. Ильин пишет, и это убеждение он пронес до своей кончины: «В России возможны или единовластие, или хаос; к республиканскому строю Россия не способна. Единовластие здесь возможно только религиозное и национальное в форме монархии, либо безбожное, бессовестное, антинациональное и интернациональное в форме тирании».

Я сорок пять лет прожил, если использовать терминологию Ильина, при «безбожном, бессовестном, антинациональном и интернациональном тираническом режиме», противником которого был философ. Четверть века лет живу в условиях «демократической республики». И знаете, после такого опыта, скажу, что при «тираническом режиме» возрождение России в духе чаяний Ильина, было более вероятным, чем сейчас, после десятилетий  демократической республики. И согласен с утверждением Ивана Александровича о том, что единовластие для России желательнее, чем «республиканский строй». А если выбирать между монархией и тиранией, то я – монархист. Приведу несколько еще несколько тезисов Ивана Ильина, с которыми согласен:

  1. «Мы не верим и не поверим ни в какую «внешнюю реформу», которая могла бы спасти нас сама по себе, независимо от внутреннего, душевно­духовного изменения человека. Нет такой «избирательной системы», нет такого государственного устройства, нет такого церковного строя, нет такого школьного порядка, которые обещали бы человечеству, и в частности, в особенности России, обновление и возрождение, независимо от того, что будет созерцать его воображение и каков будет внутренний уклад его мысли и настроений, и каковы будут дела его жизни…

Невозможно, чтобы дрянные люди со злою волею обновили и усовершенствовали общественную жизнь. Жадный пустит в ход все средства; продажный все продаст; человек, в коем Бога нет, превратит всю жизнь в тайное и явное преступление. Внешнее само по себе не обеспечивает человеку ни духовности, ни духовного спасения; никакой государственный строй не сообщит человеку ни любви, ни доброты, ни чувства ответственности, ни честности, ни благородства. Истинное обновление идет не от внешнего внутрь, не от формы к содержанию, не от видимости – к существу, а обратно».

  1. Спасению России должно предшествовать духовное обновление человека. На какой основе оно возможно? Ильин – православный христианин и убежден в том, что только православие может быть той духовной основой, которая приготовит российское общество к принятию спасительного пути. Он не рассуждает об обрядах и догматах, без которых нельзя и в которых мы непоколебимы. Но вспомним, что до революции почти все имели справку о том, что они хоть раз в  год причащались. Но как только Временное правительство отменило обязательное посещение Литургии, то на богослужение начали приходить от 10 до 20  православных людей.

Поэтому, не отрицая обрядовую сторону, Ильин пишет о сути учения Христа – духе любви и свободы, воплотить которые в своей национальной культуре должна Россия.  Рассуждения его о любви и свободе не уходят за пределы православного богословия. Любовь Ильин делит на чувственную (земную) и духовную (небесную). Обычно их противопоставляют, но философ убежден в том, что они должны соединяться. И тот, кто познал счастье единения любви земной и любви небесной, тот знает,  что с этим счастьем ни одно другое не сравнится.

Если брать свободу, то Ильин говорит, что свободен в человеческой природе только дух. Тело и душа подчинены законам природы, которыми они не могут управлять, а  потому им подчиняются и влекут нас к животному образу жизни, но этому противится дух, «искра Божия», которая горит в  человеке. Многие мысли Ильина – это раскавыченные цитаты из Библии: «Дух дышит где хочет», только опираясь на дух и его волю, человек должен страсти свои телесные и душевные не подавлять всю жизнь, а запрячь, как Иван-царевич серого волка, чтобы они мчали его в тридевятое царство за прекрасной царевной».

Ильин пишет о том, что любовь и свобода опошлены, заболтаны в Западном мире, они стали свободой беспринципности, разнузданности, безверия и безбожия. Он убежден, что любовь и свобода должны быть дополнены целями, на которые они будут направлены. И эти цели должны выходить за пределы сиюминутных потребностей плоти и духа, они должны выходить даже за пределы земной человеческой жизни. Философ назвал наличие таких высоких целей предметностью. Он убежден, что Россия выйдет из кризиса «через сочетание и примирение трех основ, трех законов духа: свободы, любви и предметности». Какие же высокие цели («предметы») предлагает Ильин?

Первое – человек должен видеть Жизнь как дело Божье. В Творении все имеет свой смысл и свою задачу, в том числе и жизнь каждого конкретного человека. Ему отдана часть Божьего замысла. Каждый должен исполнить свое дело в Нём, то, ради чего явился в мир и за исполнение или неисполнение которого ответит перед Отцом. Человек должен служить этому делу как высшей цели своей жизни. Если твое призвание – учитель, но тебе мало платят и ты ушел туда, где больше денег, то, наверное, за это все-таки придется ответить.

Второй предмет, который органично связан с первым – это служение Родине, Отечеству, России. Чем бы ты ни занимался, каким бы не было твое общественное положение, «от крестьянина до ученого, от министра до трубочиста», помни: ты служишь не «маммону» и не «начальству»; «не личной похоти» и не «партии»; не «карьере» и не «работодателю»; но именно России, ее спасению, ее строительству, ее совершенству, ее оправданию перед Лицом Божьим». Жить и действовать так, значит … службу превратить в служение, работу в творчество, интерес во вдохновение, «дела» освятить духом Дела, заботы возвысить до замысла, жизнь освятить Идеей».

Третье дело – служение семье. Семья – фундамент России, это «малая церковь». Именно в семье мы должны показать образец единения христианских идеалов свободы и любви,   научиться «первым совестным движениям сердца и подняться от него к дальнейшим формам человеческого духовного единения – родине и государству». Разрушение семьи означает разрушение народа, разрушение отечества и ослабление государства.

Без внедрения в детские души и умы необходимости служения этим высоким идеалам «всякое вообще воспитание мнимо и призрачно, а образование мертво и формально». Ребенок, получая воспитание и образование, должен найти свое место в Божьем мире. Понимать, как вплести свою жизнь в это Божье дело, и служить Ему не за страх, а за совесть. Как его воспитывать? Чему учить? У образования и воспитания три столпа – умственное, нравственное и физическое. И худший их результат для общества – безнравственный человек, если даже он умственно и физически развит.

Важнейший аспект образования и воспитания по Ильину – сердечность. «Самое важное, что должна дать человеку семья и школа — это предметно открытый взор, предметно живое сердце и предметно готовую волю». В библейском понимании «сердце» означает внутреннюю сущность человека, определяющую его личность. Сердцем ощущает человек присутствие Бога в своей жизни. В притче о сеятеле Господь говорит, что семя слова Божия сеется в сердце человеческое. «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей», –- молил царь и пророк Давид (Пс. 50, 12).

У Ильина есть слова: «Два человека смотрят одновременно в мир вещей и людей. И вот один видит Бога, а другой не видит. Почему? Потому что увидеть его можно только тому, кто зажег в самом себе свечу духовной любви и духовного видения»». Вспомним Заповедь: «Блаженные чистые сердцем, и они Бога узрят».

Убежден, что говоря о духовном возрождении России, не стоит отбрасывать и опыт советской школы, в том числе и в области нравственного воспитания.  Педагог из сельской украинской глубинки Владимир Сухомлинский вряд ли был глубоко знаком с творчеством Ильина. Но вспомним, что его книга-завещание называется «Сердце отдаю детям». Педагогика Сухомлинского – это педагогика сердца. Он пишет: «Я понял: чтобы стать настоящим воспитателем детей, надо отдать им свое сердце». В другой книге: «Учить ребенка видеть, понимать, чувствовать сердцем людей… наша любовь детям должна быть такой, чтобы у ребенка пробуждалась чуткость сердца к окружающему миру, ко всему, что создает человек, что служит человеку, и, конечно, прежде всего, к самому человеку».

Воплощение идей Ивана Ильина о духовном возрождении России возможно, но мне оно представляется сейчас как чудо. Возможно ли оно? В истории человечества немало чудесного, если понимать под чудом «событие, вероятность которого близка к нулю». Россия много раз была, по выражению Г. Уэллса, «во мгле», но воскресала и многие воспринимали это как чудо. И чтобы оно  в нашей истории в очередной раз состоялось, нужны несколько условий: в чудо нужно верить, нужно быть достойным принять его, нужно молить о нем. Все мы должны трудиться во имя того, чтобы оно произошло. «Просите –  и получите, ищите – и найдете, стучите – и вам откроют».

 

Горбачев С. П.: «Духовная специфика русской философии: символическая метафизика и макрокультурные  гипертренды».  Вячеслав Петрович Океанский – профессор, доктор филологических наук, заведующий кафедрой культурологии и литературы Шуйского филиала ФГБОУ ВО «Ивановский государственный университет».

 

Океанский В.П.:  Благодарю вас, уважаемые собеседники. Так хорошо, что мы продолжаем друг друга. И мой доклад во многом продолжает мысли двух предшествующих. Мне сейчас вспомнилась фраза из книги знаменитого американского православного подвижника иеромонаха Серафима (Роуза), он говорил: «Все лучшее, что есть в мире, говорит нам о Боге и православии, а уж мы должны этим воспользоваться».

Мой доклад будет обращен к тому, что я бы назвал долгими и сверхдолгими смыслами. Долгие – это те, которые мы длим в нашем предельном творческом напряжении, и это может продолжаться в рамках поколений, даже народов, культур и цивилизаций, но это чисто человеческое. А вот сверхдолгие смыслы – это те, которые приходят к нам от Бога, от Творца  мира и освещают нашу жизнь. То, что я представлю вам, обращено к динамике крупных планов. Вероятно, вы помните известную записку Ленина к Дзержинскому: «Ильин хоть и не наш, но талантлив. Отпустите». Не наш. Тогда чей? Я постараюсь своим выступлением ответить на этот вопрос.

По Ильину государственное устройство – православная монархия, ныне либеральная форма правления. Мы говорим «формирование национальной идеи», очевидно, это обретает какую-то степень адекватности, только в традиционалистских и консервативных координатах. Их сделал жупелом большевизм, коммунизм, таковыми они, увы, остаются и по сей день в массовом сознании. В метафизическом контексте коммунизм – это доктринально антинациональная идея, как, впрочем, и ультралиберализм. Сегодня в России в сознании большинства людей господствует тот феномен, который я называю либералкоммунистическим гибридом. И именно он, по моему убеждению, подлежит аккуратному стратегическому демонтажу, во имя возвращения на исконно исторический путь России, идущий с допетровской Руси, от великих и славных начинаний святого равноапостольного князя Владимира, от творчески воспринятого и усвоенного византизма.

У И.А. Ильина есть замечательная работа «Духовный смысл сказки», я просто настаиваю, чтобы все учителя читали эту книгу по работе.

Можно говорить и о духовной специфике русской философии, подобно всякой философии решающей общую проблему тотальности и человека. И вот два культурно цивилизационных гипертренда, как существенно определяют стадиальный характер отечественной философской мысли, так и сами определяются связью с доминирующей на каждой исторической стадии картиной мира. Я их так определю: «божественная» и «человеческая»,  во всей их экзистенциальной диалектике. Два последующе формирующихся тяготения (византийское и западное) заложили силовые поля этой мысли, причем и первое, и второе можно рассматривать как своеобразные цивилизационные вызовы, на которые были даны соответствующие творческие, культурные и созидательные ответы, причем именно в сфере философии. Потому что,  если смотреть в сугубо историческом бытии, то итогом первого стала сама Россия, как она есть, а итогом второго (западного гипертренда) оказалась перманентная революция. Об этом великолепно говорил еще Ф.И. Тютчев: «Существуют только две действительные силы: Революция и Россия. От исхода борьбы между ними, величайшей борьбы, когда-либо виденной миром,  зависит на века вся политическая и религиозная будущность человечества».

С другой стороны, главной и ведущей силой русской философии является ее пронизывающая символическая метафизика. Об этом свидетельствует тот факт, что она явно больше чистой философии и существенно превосходит ее возможности, причем, как в академическом, так и в чисто феноменологическом смысле. Даже когда апостол Павел говорит об эллинской интеллектуальной культуре: «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею  и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу», – на самом деле даже тут уже выстраивается та модель, из которой я в данном случае исхожу.

Русская философия вполне осознанно подчеркивает, что она на всем протяжении своего исторического пути и во всех своих тематических проявлениях – русская религиозная философия. Потому она больше, чем обычная философия, она не по преданию человеческому, она от Бога исходит. У нас и первооучитель славянский Кирилл входит в святцы, как философ.

В словосочетании «русская религиозная философия» субстанционально определяющими оказываются все три слова. «Русская» – несет существенную, культурно-патриотическую и экзистенциально-языковую нагрузку. «Религиозная»  – указывает на метафизическое небо и на лествицу, спущенную оттуда, т. е это не идеалистическое построение, но это идеация, это движение сверху. В этом состоит ее специфическая премудрость. «Философия» свидетельствует о некотором вечном человеке, обращенном к премудрой полноте. Таким образом, словосочетание несет в себе неразложимую, я бы даже сказал иероглифическую  структуру, свидетельствующую о космологическом местоположении человека, о становлении в нем подлинной человечности.

Русская религиозная философия в данном случае – это экстремальная антропология. Это не просто становление человека – это восстановление человека в замысле Божьем, прихождение к самому себе: от образа к подобию. Напомним раннюю святоотеческую премудрость: Бог стал человеком для того, чтобы человек стал Богом.

«Византизм» и «фаустизм», так я называю вслед за Освальдом Шпенглером западный гипертренд. Мы помним из литературы, что Фауст продает душу дьяволу, а Освальд Шпенглер говорит нам, что это ключ к пониманию западной культуры – вот что интересно.  Так вот, «византизм» и «фаустизм» как сущностные конкретизации восточничества и западничества в русском мире являют собой два стадиальных содержательных источника русской религиозной философии. С первым из них («византизм») были более гармоничные  отношения, впрочем, далекие от принципа чистой трансляции. Тем не менее, именно это позволило писать Павлу Евдокимову о святой Руси  как о Византии после Византии, когда Византия как духовная родина православия продолжает существовать. А со вторым (западным) отношения носили характер обостренного полемического проблематизма, при этом нельзя назвать его и чисто негативным. Можно сказать, что в «византизме» масштабно акцентирована царственность божественного начала в космосе и мире людей. Напротив, «фаустовский» вызов нового времени заостренно ставит проблему человека. Это различие очень хорошо подчеркивал А. Ф. Лосев, которого не так давно, перед Новым годом, цитировал президент России в своем обращении к Федеральному собранию. Вот что говорит Лосев: «Основание западноевропейской философии – ratio. Русская философская мысль, развившаяся на основе греко-православных представлений, в свою очередь, во многом заимствованных у античности, кладет в основание всего Логос. Ratio есть человеческое свойство и особенность; Логос метафизичен и божествен».

Разумеется, никакой академической философии не могло быть в древней Руси, где не существовало ни светских академий, ни автономного от религий знания о мире и человеке. Последнее обстоятельство является самым существенным для понимания характерологии византийского гипертренда. Здесь, как впрочем, и дальше (период «фаустовский» концентрированно представлен всей проблематикой романтизма), обнаруживается теснейшая связь со словесной культурой. Крупнейшие словесные памятники: «Повесть временных лет» с речью философа, «Слово о Законе и Благодати» митрополита Иллариона Киевского, «Слово о погибели Русской земли», известное  как преамбула к житию святого благоверного князя Александра Невского, «Повесть о Петре и  Февронии Муромских», «Домострой», «Житие протопопа Аввакума», – являются и основными вербальными источниками философской мысли древней Руси, христоцентрической и опирающейся на византийскую космологию, хотя и с некоторыми существенными элементами народного мифологизма.

Для завершения хотел бы обратить внимание на многозначительность ссылок В.В Путина на мысли русских религиозных философов. В 2012 году в речи перед Федеральным собранием президент обращался к творчеству Л.Н. Гумилёва, называвшем себя  «последним евразийцем», его главная теория – теория пассионарности.   В 2013 году цитировал «Философию неравенства» Н. А. Бердяева: «Смысл консерватизма не в том, что он препятствует движению вперёд и вверх, а в том, что он препятствует движению назад и вниз, к хаотической тьме, возврату к первобытному состоянию». В том же году в итоговой сессии международного клуба «Валдай» президент обратился к главному образу в философии К.Н. Леонтьева, принципиально противопоставив его советскому классику В.И. Ленину  указанием на то, что для России органичен образ не тюрьмы народов, а «цветущей сложности».

В 2014 году в послании к Федеральному собранию Путин процитировал сборник статей И. А. Ильина «Наши задачи»: «Кто любит Россию, тот должен желать для нее свободы. Прежде всего свободы для самой России, ее международной независимости и самостоятельности, свободы для России – как единства русской и всех других национальных культур. И, наконец, – свободы для русских людей, свободы для всех нас, свободы веры, искания правды, творчества, труда и собственности».

На исходе 2016 года,  в речи к Федеральному собранию глава государства привел впечатляющий фрагмент  написанного в годы Великой Отечественной войны эссе «Жизнь»  А. Ф. Лосева: «Мы знаем весь тернистый путь нашей страны; мы знаем многие и томительные годы борьбы, недостатка, страданий. Но для сына своей Родины все это свое, неотъемлемое свое, родное…».

При всех специфических различиях авторов, к которым президент России обращался за последние пять лет, он почерпнул в их наследии глубочайшую жизненную стратегию.

И еще хотелось бы сказать, что сверхзадача, вырастающая из русской религиозной философии, во многих смыслах связана и с русской сказкой (о чем говорит Ильин), и с художественной словесностью. Эта сверхзадача видится мне в осуществлении антропологического прорыва к более благородным эпохам человеческой истории, протекающей не в безысходной тоске, пустотах и мраке, но на побережье божественной вечности.

Спасибо за внимание.

 

Горбачев С. П.: Слово предоставляется Протоиерею Василию Шанинуклирику Александро-Невского собора, преподавателю догматического богословия Таврической духовной семинарии: «Некоторые аспекты русской идеи Ивана Ильина».

 

Протоиерей Василий Шанин:  Так получилось, что я занимаюсь изучением философии  И. Ильина именно в  контексте  русской идеи. Русская идея у Ильина – это очень объемное понятие и в пределах небольшого доклада можно отметить только некоторые аспекты. Поэтому я выделил,  на мой взгляд,  самые актуальные  для нашей сегодняшней встречи. Эпиграфом я взял слова современника Ильина Эрнста Кейхеля, который был свидетелем его лекций по возрождению России: «Тон всех писаний, а особенно речей И. А Ильина неизменно бодрый и бодрящий, зовущий не только на борьбу со злом, но и на строительство лучшей жизни. Источник этого тона – неподдельная любовь к родному народу и глубокая религиозная вера в жизнь».

Итак, первые упоминания о русской идеи находятся в следующей записи Ивана Александровича: «Во время берлинской беседы 1923 года он (И.А. Кистяковский) спросил меня, как я смотрю на будущее. Я ответил ему, что надо продолжать борьбу до конца, и что меня больше всего интересует не тактика или программа, а  идея новой России. В этой связи я сформулировал вкратце свою идею о новом русском правосознании, и о воспитании в русском народе на древних национальных основах духовного характера». Одной из сторон развивающих эту новою идею послужит поддержка П.Н. Врангеля и основанного им в 1924 г. Российского  Общевоинского Союза (РОВС), идеологом которого Ильин останется до самой смерти. Первым ярким трактатом такой поддержки станет книга Ильина, вышедшая в 1925г. «О сопротивлении злу силой»,  пытающаяся объяснить применение силы в отношении к пресечению зла с христианских позиций (религиозно объяснить вооруженную борьбу за свою родину). Книга вызовет широкий резонанс в эмигрантских кругах, от резкой критики до торжественной поддержки. С этого же года Ильин становится постоянным автором газеты «Возрождение» и, хотя и с перерывами, издает в ней свои программные статьи вплоть до 1950 г.

В 1926 году он публикует свою программную статью «Белая идея». Кратко Ильин выражает основной смысл белой идеи так: «Мы мыслим белую идею, как идею волевой религиозности, патриотизма, чести, служения, характера, свободного повиновения, монархии, собственности и великодержавия. Но эта идея должна развиваться и утверждаться нами не как идея междоусобной войны, или партии, или зарубежной организации, а как идея самого русского Православия, здоровой и великой России, всей национальной России и самой исторической России, России славных традиций, трехцветного флага и двуглавого орла».

С 1927 по 1930 годы  Ильину удается издавать свой собственный журнал, который он называет достаточно символично –  «Русский колокол». И. Шмелев о «Русском колоколе пишет так: «Единственный ведь у нас верный светлому национальному духу, воистину ведущий к достижению духа России, воистину гудящий призывный колокол».

В 1935 году выходит книга И. А. Ильина  «Путь духовного обновления»,  которая содержит подробное рассмотрение таких категорий как «вера», любовь», «свобода», «совесть», «семья», «Родина», «правосознание», «государство» и другие.  Эти категории требуют нового глубокого осмысления, чтобы уже обновленными,  вновь открытыми,  служить возрождению России.

И уже посмертно, в 1956 году, выходит сборник статей «Наши задачи», который содержит статьи по истории и строительству будущей России.

Теперь немножко о самом понятии «русской идеи». Ильин пишет так: «Национальная  Россия нуждается в патриотической, волевой и ведущей идее. Эта идея должна установить цель всей предстоящей борьбы за Россию и притом не только на ближайшие сроки, а на целые десятилетия. … Она должна быть не только государственной и национальной, но охватывающей все стороны духовной культуры». Это, наверное, самое важное – русская идея охватывает всю жизнь русского человека.

«Такая идея должна зажигать сердца, заряжать волю, покорять умы». Ильин уверен в том, что русское дело – это дело одновременно религиозное, национальное и государственное. Очень важно наличие всех трех составляющих, если мы убираем  хотя бы одно из них, то, по мысли философа, все остальное потеряет смысл.

Начинать строительство новой России Ильин призывает с идейного и волевого обновления русской интеллигенции. В статье «Наша государственная задача»  к интеллигенции он относит  «монаха, пастыря церкви, учителя, ученого, художника, офицера, судью и чиновника». «Необходимо начать с обновления русской интеллигенции,  поскольку именно она дает народу духовное направление, образование, власть и дисциплину, она выполняет дело национального воспитания…. Для этого она сама должна воспитывать в себе чувство государственной ответственности, способность к цельным и мужественным поступкам. Вести свой народ за национальной идеей и к государственной цели». Ильин сравнивает интеллигенцию с евангельской солью, которая должна хранить народ от разложения. Он пишет: «Действительно, интеллигенция, не воспитывающая народное правосознание или прямо развращающая его, — не нужна народу; но не нужна только потому, что она не нужна Делу Божьему на земле. Она поистине как соль, потерявшая свою силу». В понимании Ильина интеллигенция – это некий пастырь, который ведет народ за собой, это талантливое меньшинство.  Именно вину интеллигенции Ильин видит в падении старой России:  «То, что интеллигенция говорила простому народу, будило в нем не совесть, а бессовестность; не патриотическое единение, а дух раздора; не правосознание, а дух произвола; не чувство долга, а чувство жадности». А все потому, что она сама потеряла духовную почву, обмельчала, утратила веру в Бога. А потому народ соблазнился и «пошел вслед чужеродным интернациональным авантюристам». Путь исцеления и восстановления интеллигенции лежит через «возрождение в ней глубины религиозного национального инстинкта, национальной идеи и государственности».  Ильин уверен, что меньшинство, ведущее большинство, должно быть качественно на высоте, религиозным и организационно умелым.

Русская идея – это идея священная. Это не просто идея родины, а Родины перед лицом Божьим. Россия – национальный сосуд Духа Божия. Ильин подчеркивает, что Родина – не предмет бытового пристрастия, а «подлинная религиозная святыня». Он призывает будущих строителей России к религиозному осмыслению и государства, и права, для того чтобы связать государственное строительство с  основами христианского боговидения.  «Россия должна обрести животворящие основы своей веры и осветить ими свое земное бытие». Вера же России – это православное христианство, основа  которого – любовь. Ильин неоднократно подчеркивает, что русский менталитет, «русскость»  сформировались именно на основе православного христианства. Православие сообщило русскому характеру особые дары: жертвенности, живой совести, искренней молитвы. Оно сформировало неповторимость народа и всю его культуру. Прежде всего  потому, что вера, в свете православного христианства, начинается из сердца, исходит из созерцающей любви. Русское искусство, живопись, музыка, поэзия, проза, архитектура и театр – все это выросло из свободного сердечного созерцания на почве христианской любви, дух которой проник и в медицину, юриспруденцию и математику. Этот дух «родил» традиции Соловьева, Ключевского, Суворова, Пирогова. Глубокая связь соединяет русских подвижников благочестия с «укладом русской простонародной и образованной души».

Частью «русской идеи», я уже об этом говорил выше, является Белая идея. Программная статья Ильина, которая так и называется – «Белая идея», выходит в 1926 году.  В чем эта идея?  Ильин убежден, что по своему смыслу «Белая идея» созрела в духе русского православия, потому она, прежде всего, идея религиозная. Это идея борьбы «за дело Божие на земле», борьбы с «сатанинским началом». Белая идея есть идея волевая. Для Ильина это характеристика «белого» человека, который является человеком решения, поступка, терпения и усилия. Жизнь для него состоит в борьбе и жертве, в утверждении народного спасения и народного достояния, в выстраивании национальной власти, в служении народной справедливости. Ильин уверен, что именно на этих основах должна возрождаться новая Россия, где каждый будет трудиться, строить и преумножать. Он видит будущую Россию великой в размере, возрожденной в религии, правопорядке, семье.  «Это есть идея великодержавной России, – пишет он, –  воздвигнутой на основах подлинно христианской, волевой и БЛАГОРОДНОЙ государственности». Именно в этой идее, «христианской и милосердной, и в тоже время государственной и грозной»,  –  он видит будущее России, её цель и величие. И так потому, что эта идея утверждает братство, рыцарство, духовное воспитание, свободу духа, любви, творчества. Здесь нет места лжи, ненависти, хамству. Следование закону и правопорядку происходит из доброй воли. Это достижимо только при внутреннем духовном самообладании. Утрата веры в Бога, уверен Ильин, ведет и к утрате священного понимания Родины в ее истинном значении, что, в конце концов, ведет к государственному разрушению.

Частью русской идеи является понятие «русского национализма». Русский национализм должен быть лишен извращений и искажений. Это будет новый национализм в его истиной силе, его истиной мере.  И.А. Ильин разделяет национализм на «здоровый» и «больной». «Здоровый национализм» – инстинктивный и духовный, – утверждается, исповедуется и возводится к Богу. Рассуждая о национализме, он вспоминает Евангелие, где Христос говорит о том, что волосы на голове каждого посчитаны, и выводит следующую мысль, что, если Господь печется о каждом человеке, то, конечно же, он заботится и о каждом народе. Каждый народ – это как некий особый участочек в саду Божьем. А потому национализм есть «любовь к историческому облику и творческому акту своего народа», «вера в инстинктивную и духовную силу своего народа, в его духовное призвание», «воля к тому, чтоб мой народ творчески и свободно цвел в Божием саду». Национализм также есть «созерцание своего народа пред лицем Божиим», со всеми его недостатками и достоинствами; национализм есть и «система поступков», которые должны происходить из любви, веры, воли и созерцания. Ильин убежден, что именно в этом национальном «духовном огне» скрыт источник достоинства, единения и государственности. Подлинный национализм отстаивает  жизнь народа как «драгоценную духовную особенность. Душевный и духовный уклад молитвы быта и труда, имеет опору не только в личности человека, но имеет еще и «национальную однородность и национальное своеобразие».

Таков «здоровый» национализм, но есть и «больной».  Исходит он из двух неверных утверждений:

1.Когда национальное чувство проявляется к неглавному и эксплуатируется ради достижений хозяйственных и политических целей.

  1. Когда утверждения своей культуры превращается в отрицание чужой.

Вот от такого национализма Ильин предостерегает будущих строителей России. Он призывает учиться «чтить в себе свое национальное достоинство, не переоценивая других народов и не подражая им». Творить русское по-русски. Русский человек для него – это тот, кто «интерес единой русской родины ставит выше индивидуализма и всякой коллективной части».

Закончить я хочу словами  И.А. Ильина, с которыми, я думаю, согласятся большинство из нас: «Мы исповедуем родину как священное начало. Мы осуждаем революцию. …  Мы верим в величие новой, грядущей России; ею занята наша мысль; ей отдана наша воля. Мы крепко верим в государственную одаренность русского народа и знаем, что Россия восстановится на путях религиозного очищения и самобытного творчества. … Мы ждем идейного и волевого отклика от всякой живой души, умеющей ставить Россию выше всего. Да поможет нам Господь!»

Спасибо за внимание.

 

Горбачев С. П.: Благодарю Вас, отец Василий. Слово предоставляется Вадиму Николаевичу Прокопенковукандидату исторических наук, председателю общественных организаций  Исторический клуб «Севастополь Таврический» и «Наследие Святого Климента Римского», г. Севастополь: «Возрождение духовного наследия в контексте идей Ивана Ильина. Севастопольские святыни».

 

Прокопенков В.Н.:

В своих работах Иван Ильин говорит о русской идее, в том числе как об инстинкте национального самосохранения. В чем это сохранение может проявляться? Далее автор раскрывает свою мысль: «…это и любовь к нашим святым и святыням».

Почему в названии доклада указано слово «возрождение», а не сохранение или приумножение? Потому, что многих из нас сначала необходимо понять и изучить то, что мы имеем и чем обладаем – бесценными дарами исторического христианского наследия.

На нашей земле пересеклись пути великих подвижников христианства. Они пришли сюда много столетий назад с определенной миссией. В чем заключалась эта миссия? Что Божий промысел уготовил на нашей земле для десятков ушедших поколений и для нас, ныне живущих?

Сюда приходили не только святые, здесь несли свою проповедь апостолы, и отдали свою жизнь за Христа многие проповедники. Как сказал известный писатель Геннадий Черкашин – «Севастополь избранный город… сыгравший в судьбе Руси — роль апостола»… Здесь начало координат в судьбе России…»

Севастополь, земля Херсонеса, Древний Инкерман и Балаклава хранят историю апостольских трудов, подвигов мученичества, христианской жертвенности, и само событие крещения князя Владимира. Здесь купель христианской Руси, место, где мы родились духовно и исторически!

Эти бесценные жемчужины православной истории зафиксированы в устной и письменной традиции.

Хотелось бы кратко сказать о наших скромных усилиях. Мы не только говорим,  что нужно делать, но и трудами подвижников проводим просветительскую работу. Совместно с Севастопольским благочинием и Свято-Климентовским монастырем мы организовали и провели уже пять выставок: «Память Крымских Святых» (2014), «От Святого Климента к Святому Владимиру» (2015), «Память святого князя Владимира в современном православном мире» (2016), «Земля Святого Климента» (2016),  «Святой Климент Римский – небесный покровитель Руси» (2017).

В завершение – слова из литературного наследия Геннадия Черкашина. Его последним произведением стал очерк под названием «Молчание колокола», который был издан уже после смерти писателя. В нем изложены размышления, идеи автора об историческом предначертании Севастополя. Он пишет: «Херсонесский колокол должен зазвучать в полную силу своего поразительно чистого голоса, побуждая людей к доверию, единению, милосердию и к торжеству мудрости, ибо нет такого человека, будь он русским, украинцем или белорусом, который не нес бы в своих генах память о Киевской Руси».

Эти слова писателя – об историческом предназначении Севастополя как места возникновения славянской письменности, места крещения Руси, принятия христианства. Придет время и город станет открыт миру – состоится «явление Севастополя». Мы должны быть к этому готовы.

Президент России  Владимир Путин, цитируя Ивана Ильина в одном из посланий Федеральному собранию, сказал: «Государственная власть имеет свои пределы… И все творческие состояния души и духа, предполагающие любовь, свободу и добрую волю, не подлежат ведению государственной власти и не могут ею предписываться… Государство не может требовать от граждан веры, молитвы, любви, доброты и убеждений…».

Мы должны восполнять пробелы истории, трудиться честно и непредвзято, с полной отдачей сил. А в канун осмысления событий 1917 года нам нужно объединять усилия.  Обратимся  к словам Ивана Ильина:  «Россия есть живая духовная система, со своими историческими дарами и заданиями. За ней стоит некий божественный исторический замысел, от которого мы не смеем отказаться».

 

Горбачев С. П.: Спасибо Я хотел бы предоставить слово Ставицкому Андрею Владимировичу – кандидату философских наукдоценту кафедры истории и международных отношений Филиала МГУ имени М.В. Ломоносова в городе Севастополе. Тема его доклада: «Миф в структуре ценностных смыслов России».

 

Ставицкий А.В.: Мы живем в эпоху великих перемен, ее сейчас нередко называют глобальным трансформационным кризисом, но никогда мир не имел столько возможностей для развития и самоуничтожения, никогда раньше он не подходил так близко к пропасти, превращая будущее в черную дыру, никогда не стоял перед такими глобальными вызовами, никогда будущее не было настолько неопределенным.

Такие перемены требуют мыслить в режиме Апокалипсиса, ощущать характер и масштабы события, быть честным перед собой и миром, понимать, что ставки нереально высоки и право на ошибку исчерпано. В свете этого Апокалипсис – это не Конец Света, хотя и грандиозное испытание, а его начало. Это максимально возможная по напряжению экзистенция бытия человека и страны, это шанс для человека с возможностью перехода в новое качество.

Другое требование эпохи – соответствовать вызовам. На подобные глобальные вызовы нужны адекватные достойные ответы.

Закономерный вопрос: каково место России в этом? Рискну предположить, что русские – это народ Апокалипсиса, откровения и перехода. Тому есть немало примеров. Некоторые мы рассмотрим.

Напомню, что на Востоке говорят: «Не дай вам бог жить во времена великих перемен». У русских ответ другой – это слова великого поэта Ф.И. Тютчева: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые». Я уже не говорю о том, что «Есть упоение в бою, у черной бездны на краю» и т. д. Особенно импонирует мне в этом смысле понимание немцев, которые хорошо знали Россию. Например, у полководца Миниха: «Россией управляет непосредственно Господь Бог».

Мы сами знаем, что Россия приходит в движение, когда надо спасать мир, духовно обновляясь сама. На мой взгляд, в этом плане самое время, поскольку мы имеем дело с новым витком «Большой игры». И у нас нет другого выхода, кроме как победить.

Кто же хозяин «Игры»? Самое общее и частое определение – это Запад. Но это не Запад и даже не корпоратократия, которая является частью глобальной элиты. Сейчас его чаще называют криптократией  или «хозяевами денег». У них есть три источника господства:  власть, деньги и информация. Вот это, на мой взгляд, и есть общий враг человечества. У них есть проект. У них есть стратегия и технологии, которые позволяют решать проблемы зачастую даже без войны.

Что касается стратегии «Игры», ее проявления мы видим в Югославии и Ливии, когда их бомбили, на Ближнем Востоке. Это вторжение в Ирак, войны в Сирии, возникновение и деятельность ИГИЛ. Украинские майданы – это тоже проявление стратегии…

Зачастую,  чтобы понять эти процессы,  нужно использовать технологию вирусологии, программирования, потому что иначе не разобраться. В этом отношении мы можем понимать «Большую игру» против России совсем не как шахматы, как говорил в свое время Збигнев Бжезинский, потому что фигур на этой шахматной доске не видно, границ нет, правила меняются по ходу игры, ресурс   у одного из игроков (верней хозяина «Игры») практически неисчерпаемый, и есть возможности разноуровневого воздействия. Этот хозяин «Игры» имеет мощнейший арсенал инфраструктуры. Одни только мозговые центры чего стоят.

Особо он работает с нашей элитой по логике: «Зачем бомбить и завоевывать, если можно купить? Или зачем покупать элиту, если ее можно контролировать за счет ее собственных ресурсов и финансов, которые она держит у них?»

Примером «Игры» является так называемый «ИГИЛ», который, безусловно, не только военная организация. Если мы берем структуру этой системы, мы видим такие приоритеты: военный экономический, демографический, мировоззренческий и даже цивилизационный. Понятно, что военная безопасность сейчас на первом плане, но о безопасности духовной тоже стоит думать, потому что ИГИЛ распространяется как саранча или вирус, который в данном случае выбирает «кормовую базу» не только на Ближнем Востоке, но и перемещается в ЕС. Мы это видим по действиям боевиков, террористов, по беженцам, которых мы воспринимаем как армию вторжения. И не исключено, что ИГИЛ уже присутствует и в России. У ЕС с этой точки зрения перспективы не обнадеживающие, Европа падёт, вопрос только в форме и сроках. Мощная армия, которая есть у ЕС, вряд ли ему в этом поможет, потому что речь идет о совсем других системах воздействия, где рыцарь, скажем, не сможет победить рой пчел.

Я сказал, что ИГИЛ присутствует и в России, но пока как идеология. Недаром раньше говорили: «Если хотите победить врага – воспитайте его детей». В этом отношении мне кажется, что реформы нашего образования и экспансия ИГИЛ – это звенья одной цепи в рамках «Большой игры».

Что может дать в этом отношении Крым и Севастополь? У нас есть преимущество: мы долгое время были, да и сейчас являемся зоной, где наиболее сильно напряжение, где источник новых энергий и новых идей, где есть сумеречная зона, но лучше определяется будущее, где есть опыт выживания в условиях цивилизационного фронтира.

В известном смысле Крым и Севастополь – это точка отсчета Новой России. Примерно так же, как в XVII веке после восстания Богдана Хмельницкого появились так называемые «киевские книжники», которые фактически определили духовное возрождение и Малороссии, и Великороссии, и сформировали идею имперской России.

Из современности можно привести историю нынешней Украины, которую я и мои единомышленники воспринимаем как сценарий, разработанный для Российской Федерации. В нем отработана методология раскола цивилизации и разрушения сознания социума.

С этой точки зрения у нас бесценный опыт информационного взаимодействия в условиях информационно-психологической войны. При этом обращаю внимание, что произошла замена в используемых технологиях. Они теперь направлены не на изменение условий жизни и труда, а непосредственно на человека, на его сознание. И в этом смысле мы можем уже говорить не об информационно психологических войнах, а о консциентальных и эпистемологических войнах. Войнах знаний. Войнах мифов. Войнах, в ходе которых кодируют сознание.

В свете этого уместна проблема управления информационно-психологической войной. Мне кажется, что с этой точки зрения тоже должен быть и свой Комитет Обороны, и свои принципы ведения войны, приоритеты, направления, технологии. И здесь уместно знание мифов.

Миф – это в образно-символической форме отраженная сознанием реальность. Это смысловая матрица и базовая универсалия культуры. Изучается он тысячелетиями, но сохраняется такое чувство, что каждый исследователь изучает свой аспект мифа в рамках своей научной специализации и на этом останавливается. Какой-то общей онтологии, знания сущностных вещей нет.

С другой стороны, в нынешних условиях, которые я описал, совершенно очевидно, что миф из проблемы познания явно становится механизмом решения проблем. В этом смысле уместно процитировать председателя Изборского клуба – писателя Александра Андреевича Проханова. В одной из посвященных мифу и истории телевизионных передач я выделю целый ряд его цитат, которые звучат так:

«Мы живём в атмосфере мифов. Нет ничего, кроме мифов».

«Мифологизация реальности – это потребность человека».

«Берегите мифы. Миф дороже, чем Байкал. Миф дороже, чем звёздное небо над нами, потому что наш миф, который дал нам жизнь, ощущение бесконечности и бессмертия – это самое главное историческое достояние народа».

«Сегодня идёт смена этих огромных исторических формаций. И формации формируются не историками. Они формируются художниками. Они формируются визионерами, мистиками, философами, крупными государственниками… История формируется мифотворцами, а не учёными».

В связи с этим стоит напомнить, что эллинская цивилизация, одна из самых великих, практически выросла на Гомере. Причем Гомер умудрился победить дважды: первый раз, когда выиграл Троянскую войну (которую, по сути, выиграли троянцы, а не ахейцы, если смотреть по последствиям) и второй раз, когда вдохновил греков на победу в греко-персидских войнах. Он стоит у истоков эллинской цивилизации, потому что она, фактически, вырастает из Гомера

И в заключении скажу. В этой борьбе и будет рождаться новая Земля, Новая Россия, которая станет для всего мира Небом.

 

Горбачев С. П.: Спасибо. Мы подошли к завершению нашей работы. Хотелось бы на правах ведущего отметить буквально два момента. Уже четверть века ведется у нас дискуссия в отношении выработки на государственном уровне национальной идеи, системы патриотического воспитания, но этот процесс уже настолько затянулся, что становится по некоторым параметрам контрпродуктивным. Те люди, которые этим занимаются, наверное, не знакомы с идеями Ивана Ильина и трудами всех тех наших соотечественников, которые вернулись к нам в последние годы – это Иван Шмелев, Сергей Булгаков, Павел Флоренский и другие.

Второй момент, который мы все должны признать с учетом нашего крымского опыта: все то, что происходит в отношении Росси – это не просто какая-то конкуренция на геостратегическом пространстве, стремление определенных сил защитить Украину  или нелюбовь к России, выражаемая разными способами. А это системная, идущая на протяжении длительного времени гибридная, конвергентная, и по-другому можно называть, война. Поэтому, на мой взгляд, нам нужно и соответствующим образом действовать в условиях войны, в том числе опираясь на то наследие, которое дает нам И. Ильин. Он давал довольно жесткие и, порой, однозначные оценки. И мы должны ориентироваться на его практику, ибо иной раз то, что происходит нынче со всеми нами и вокруг нас, в какой-то мере требует действовать именно так, а не иначе.

В этой связи, на мой взгляд, наша дискуссия удалась. Она была продуктивной, познавательной во многих смыслах. Я думаю, что Севастополь, действительно, становится хорошей, доброй, созидательной площадкой для работы Изборского клуба. А сейчас я бы хотел предоставить заключительное слово Владыке Августину.

 

Владыка Августин: Я думаю, что мы находимся в уникальной аудитории, которая все внимательно слушала и вникала. В то же время, и я говорю об этом последние лет двадцать семь, сегодня человечество находится в ненормальном состоянии. И сегодня только Россия способна сделать модель – эталонную для жизни на планете Земля. К великому нашему сожалению  все, что отражено в Апокалипсисе, сбывается. Поэтому я придаю серьезное значение сегодняшней встрече.

Чтобы делать что-то значимое, нужно глубоко осмыслить тему.  Нужен системный и комплексный подход ко всякому предмету. Когда народ не обладает высшими фундаментальными дарами Святаго Духа, где бы я об этом не говорил, никто об этом не знает (Даров Святаго Духа семь: премудрость, разум, совет, крепость, ведение, благочестие, страх Божий. Из этого вытекает способность рассуждать, понимать, творить, служить и т.д.), он не может выстроить систему образования, потому что эта система не знает оснований и начал. Поэтому сегодня нам нужно очень многое осмыслить.

Сегодня мы можем говорить о коррупции сколько угодно, но до тех пор, пока не будет поставлен нрав по Богу в людях, которые хотят служить Отечеству и своему народу – ничего не получится. Должна быть глубочайшая ответственность у каждого человека, который соглашается работать на государственном уровне для своего народа: и православная, и патриотическая, и профессиональная.

В учебное пространство школ обязательно должны войти заповеди Божьи. Изучение «Закона Божьего» должно быть обязательным, а  не как некоторые говорят: «Пусть дети вырастут и  сами решат, нужен ли он им». У детей нет жизненного опыта, они не могут сами решить такие вопросы. Если им предложить решать самим ходить в школу или не ходить, они все будут сидеть дома. Это тоже может стать темой одного из следующих собраний.

Важным я считаю привлечь в Севастополь-Херсонесский уникальных личностей из России, профессионалов, которые глубоко знают свой предмет.

В то же время, мы знаем из истории, что Москва иногда не находила решения, и тогда привлекались люди из провинции. Мне кажется, что сейчас как раз такой момент, когда должно формироваться и начинать работать гражданское общество. А оно у нас не работает. Мы сегодня привыкли, что гражданское общество нам показывают в лице Болотной, но это ошибка. Нужно показать гражданское общество в лице профессионалов и патриотов. Пусть выскажется сегодня мощно наша интеллигенция, в  том числе люди, которые сегодня уже, может быть, не занимают должностей, но этих людей знают в их регионах.

Все эти вопросы требуют осмысления, и я думаю, что здесь в Севастополе, может создаться мощнейшее отделение Изборского клуба. Я думаю, что здесь должны быть не только члены Изборского клуба – это должна быть площадка для всех течений, обществ и групп, которые сегодня существуют, чтобы найти консенсус и вместе стремиться к единой цели – послужить нашей матери-Родине России и послужить Господу и Его церкви. Мы с вами живем на уникальной территории, которой следует правильно распорядиться.

comments powered by HyperComments