На атаку своей страницы в Фейсбуке, которую Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор «Завтра» отвечает новым циклом под условным названием «Покайтесь, ехидны!».

Бывший украинский хакер Шон, который работал на СБУ и взломал в Фейсбуке страницу писателя Проханова, теперь очень любил Россию. Он был главой сельского поселения Палкино, что на Псковщине, недалеко от псковской воздушно-десантной дивизии. Он хотел сделать добро России и увеличить поголовье скота. Он вывел породу двухголовых телят и тем самым удвоил поголовье скота. Ещё он вышибал клин клином. Озимый клин давал малый урожай, и Шон поверх его сеял яровой клин, от которого было больше доходу.

А ещё в деревне Палкино увеличилась рождаемость, потому что десантники псковской воздушно-десантной дивизии приходили в Палкино на танцы. Деревня называлась Палкино, потому что сюда ещё в глубокой древности бросали много палок. Хакер Шон продолжал любить Россию и забыл о своей прежней работе в СБУ. Но главный редактор радиостанции «Эхос Мундис» был очень недоволен, потому что когда-то Шон обеспечивал ему связь с СБУ. Теперь же эта связь нарушилась, и Алексей Алексеевич Венедиктов искал новый канал связи. Он решил поехать в Псковскую губернию, найти Шона и через него возобновить свою связь с СБУ. Но в Палкино он поехал не сразу, а окольным путём, решив посетить сначала Псково-Печерский монастырь, тот самый, куда когда-то явился царь Иван Грозный и, заподозрив монахов в измене, отсёк голову настоятелю Корнилию. Теперь же монахи, узнав о приближении Алексея Алексеевича Венедиктова, очень испугались. Они подумали, что это царь Иван Васильевич Грозный. Потому что Алексей Алексеевич Венедиктов был верхом на коне, с мечом и страшен видом. Монахи вышли навстречу ему с иконами и пали ниц: «Не губи, царь батюшка», — сказали они. Но Алексей Алексеевич Венедиктов ответил им: «Нет, буду».

Тогда монахи решили дать ему отступную. Они привели к нему послушницу Лесю Рябцеву, которая, пережив многие страдания в миру, поселилась в монастыре и занималась золотым шитьём. Она шила монахам золотые рясы, и за это её кормили. Когда Леся Рябцева увидела Алексея Алексеевича Венедиктова, она заупрямилась и не захотела к нему возвращаться. Но монахи заставили.

Алексей Алексеевич Венедиктов вместе с Лесей Рябцевой приехал в деревню Палкино, где встретился с хакером Шоном. Леся Рябцева тут же полюбила хакера Шона и решила подарить ему свою невинность, перед этим отобрав её у Алексея Алексеевича Венедиктова. Шон не сразу принял подарок, но когда принял, было уже поздно.

Вслед за Лесей Рябцевой в Палкино приехали все сотрудники радиостанции «Эхос Мундис»: Ольга Журавлёва, Ольга Бычкова, Ксения Ларина, Оксана Чиж, Майя Пешкова, Нателла Болтянская, Наргиз Асадова, а также Антон Орех, Юрий Кобаладзе, Дондурей и быстрый на выдумки Станислав Белковский. Все они стали уговаривать Шона вернуться на Украину помогать СБУ. Шон сначала не хотел. Но Леся Рябцева пригрозила ему, что будет любить его вечно, и тот согласился вернуться.

Поезда из Пскова в Москву давно не ходили, и всё общество решило идти в Москву пешком. Они шли по дорогам долго, кормились подаянием, поизносились, исхудали и стали меньше ростом. Многие принимали их за детей. Когда они шли по дороге, все думали, что это крестовый поход детей. Крестьяне из соседних сёл выходили к дороге и спрашивали их, не в Иерусалим ли они идут, а те уклончиво отвечали крестьянам: «А как вы думаете?».

Они пришли в Москву и оказались на Тверской. Там было много журналистов. Журналисты фотографировали их и писали в газету, что на Тверскую вышло много детей. Их всех стали грузить в автозаки, чтобы увезти в отделение милиции.

Но Алексей Алексеевич Венедиктов был хорошо знаком с водителями автозаков и упросил тех увезти их всех к российско-украинской границе. Те послушались и повезли. Так хакер Шон, Алексей Алексеевич Венедиктов, Леся Рябцева и все, кто им сопутствовал, включая Станислава Белковского, оказались на Украине и снова поступили в распоряжение СБУ.

СБУ особенно радовалась появлению Станислава Александровича Белковского. Станислав Александрович Белковский был повеса — он повесился. Сначала он повесился на президента Ющенко, потом повесился на Юлию Тимошенко. Потом повесился на Януковича. А до этого он повесился на Березовского и на Лимонова. Теперь же он повесился на хакера Шона и висел. Висел и раскачивался, и все, кто проходил мимо и видел, как он раскачивается, думали, что это маятник Фуко, который православное духовенство вывезло из Исаакиевского собора. Россия требовала вернуть в Исаакиевский собор пропавший маятник Фуко, но украинская сторона не отдавала, и Станислав Белковский продолжал висеть и качаться.

Тогда хакер Шон решил вновь вернуться на взломанную страницу толстопузого писателя Проханова, потому что когда он взломал страницу и побывал на ней, забыл там десять гривен, а он знал счёт деньгам. Он хотел эти десять гривен пожертвовать на поддержание батальона «Азов», который остро нуждался в средствах.

Хакер Шон повёл своих друзей во главе с Алексеем Алексеевичем Венедиктовым к пролому, на страницу Фейсбука писателя Проханова. Страница по-прежнему была взломана. Пролом на страницу имел шестиконечную форму. Те, кто имел шестиконечную голову, могли пролезть в пролом. А у кого голова была не шестиконечной, пролезть не могли. У всех голова оказалась шестиконечной формы, и они пролезли в пролом на фейсбучную страницу писателя Проханова. Шон сразу нашёл свои потерянные десять гривен и хотел было вылезти со страницы обратно, но писатель Проханов, связанный с Главным разведывательным управлением, ждал их появления на своей странице. И как только те появились на ней, изменил форму пролома с шестиконечной на пятиконечную. Незваные гости хотели было выбраться из пролома, но не могли, потому что головы у них были шестиконечные и не пролезали сквозь пятиконечный пролом.

А надо сказать, что СБУ, ожидая прихода на страницу самого писателя Проханова, который был объявлен личным врагом Порошенко, подложила на эту страницу ампулу с полонием, чтобы писатель Проханов пришёл и получил радиацию. Леся Рябцева нашла эту ампулу, взяла её в рот и разгрызла. Полоний вышел на свободу, и все были облучены. Получив огромную дозу радиации, они стали мутировать. Алексей Алексеевич Венедиктов мгновенно облысел. Но его волосы перешли к Ксении Лариной, и та стала обрастать волосами Алексея Алексеевича Венедиктова. Волосы росли так быстро и так бурно, что торчали изо всех мест: из-за ворота платья, из-под подола, волосами покрылись руки, ноги, всё лицо, из волос мерцали её маленькие глазки. Она вся покрылась густой шерстью и больше не нуждалась в шубах зимой. Однако зимой на неё нападала спячка, она уходила в лес, ложилась под корягу в берлогу, а просыпалась только весной и выходила из-под коряги уже с медвежатами.

Остальные сотрудники редакции «Эхос Мундис», облучённые полонием, стали видоизменяться. Они стали двигаться по лестнице эволюции, но в обратную сторону: от человека к птице, рыбе, лягушке, грибу, плесени, микробу. И очень скоро все превратились в инфузории-туфельки разного фасона и с разной высотой каблука. Майя Пешкова превратилась в лист каменноугольного папоротника. Она отпечатала себя на камне и впоследствии любила доставать этот камень, показывать людям и говорить: «Вот такая я была в молодости».

Все сотрудники, попавшие в западню на странице писателя Проханова, приняли самые разные формы, которые подтверждали эволюционную теорию Дарвина. Писатель Проханов, поместивший их всех в ловушку, сделал из своей страницы музей Дарвина и резко увеличил его посещаемость. Сюда приводили на экскурсии детей и показывали им окаменелую рыбу. И никто не знал, что это была Ольга Журавлёва. Показывали скелет динозавра. Но никто не знал, что это Оксана Чиж. Станислав Белковский, превратившись в первобытную лягушку, и в этом виде продолжал сотрудничать с СБУ и изготавливал всевозможные тексты, в которых подражал манере письма Проханова. В одном из таких текстов он назвал себя тупым кроликом, потому что якобы именно так выглядел в глазах писателя Проханова. Однако хотя писатель Проханов и считал его кроликом, но далеко не тупым.

В конце концов все пленники фейсбучной страницы писателя Проханова были привезены в штаб-квартиру ГРУ, где им учинили допрос, пытаясь добыть у них информацию о связях Юлии Тимошенко с гетманом Мазепой, от которого якобы Юлия Тимошенко имела ребёнка, и этим ребёнком якобы был Коломойский, называвший Мазепу «татой». Наконец все сотрудники радиостанции «Эхос Мундис» дали нужные показания. Работники ГРУ выдали каждому из них вышиванку и отпустили на свободу.

Допрос Станислава Белковского затянулся. Когда полковник ГРУ спрашивал Станислава Белковского, кто он и из каких краёв, Станислав Белковский притворялся умалишённым и твердил одну и ту же фразу. А поскольку он не очень хорошо выговаривал букву «р», эта фраза звучала так: «В нашей ечке водятся маленькие ебёшки».

Полковник ГРУ очень обижался и пригрозил Станиславу Белковскому посадить его в одну камеру с Лесей Рябцевой. А когда Станислав Белковский пугался, он переходил на птичий язык, начинал щебетать, трещать, ворковать и чирикать. Что он говорит, невозможно было понять. Полковник слушал, слушал его, а потом растворил окно и сказал: «Ладно, лети себе, птах». Станислав Белковский вылетел в окно, чирикая, слился со стаей скворцов и полетел, неся на крыльях русскую весну.

Хакер Шон был переправлен в Крым. Его поселили в Ялте, в домике Чехова. Там ему стало казаться, что он — Чехов и пишет чеховские рассказы. Он выходил вечером в сад и, обращаясь в ночную тьму, повторял: «Мисюсь, где ты?..»

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...