Именно Ленин, которого многие обвиняют в том, что он был антипатриотом, врагом России и так далее, сохранил единство страны. Давайте зададимся простым вопросом: была ли тогда в России альтернативная фигура, которая могла это сделать? Керенский, Колчак или кто-то ещё? Нет, никто другой этого сделать бы не мог, потому что Россия в 1917 году после отречения Николая II оказалась расколота на десятки частей, и никакой другой основы для её воссоединения, кроме ленинской, не существовало, что и показала история Гражданской войны. Без него судьба России повторила бы судьбу Австро-Венгрии или Оттоманской империи. Это первый момент.

Второй момент. Почему Стивен Бэннон, главный политический стратег Трампа, называет себя «ленинцем» Не ради красного словца говорит, не просто так — у него есть собрание сочинений Ленина на английском языке. При этом Бэннон — далеко не коммунист и не «левак». Потому что идеи Ленина — единственная реальная альтернатива тому цивилизационному загниванию, которое в полной мере проявилось уже в ходе Первой мировой войны, а затем — и во Второй, и достигло предела сегодня, после четвертьвекового господства «однополярного мира».

Уже в начале ХХ века «мировому рынку» стало некуда развиваться в пространственном отношении, в начале XXI века оказался использованным весь потенциал системного расширения, в том числе — временного, что проявилось в кризисе финансовой системы, основанной на «долговой экономике».

То, что мы называем социализмом, — это условное название творчества масс, творчества миллионов и миллиардов людей, низведённых сегодня до положения «прекариата», экономических унтерменшей. То есть сегодня проблема перехода к новой цивилизации стала ещё более острой и безвыходной, чем она была сто лет назад. Поэтому-то Бэннон, которого называют демиургом победы Трампа, хочет сделать Америку снова великой — по-ленински.

Третий момент, с моей точки зрения, — самый существенный. Дело в том, что Ленин поставил вопрос о власти как о действии народных масс и каждого человека в отдельности, о преодолении отчуждения человека от государственной власти, от общества, от своей семьи, от самого себя. Это вопрос обретения смысла собственной жизни.

Вообще, если читать Ленина, то можно выделить четыре стадии политического осознания человеком своих интересов, осознания своей борьбы. Это, во-первых, классовые осознания, когда свои собственные коренные интересы и ценности осознаются полностью. Это, во-вторых, классовый инстинкт, когда осознание этих интересов и ценностей, в силу разных причин, отсутствует, но есть инстинктивное следование им. Это, в-третьих, классовая толерантность, когда человек становится объектом манипуляций. И, наконец, в-четвёртых, это — классовый идиотизм, когда массы людей идут против своих собственных коренных интересов и ценностей. Например, известные нам «цветные революции» происходят либо из-за отсутствия классового сознания и классового инстинкта, либо из-за классового идиотизма.

Ленин же действительно работал на уровне полного политического осознания, что показывают, например, истории заключения Брестского мира или перехода от «военного коммунизма» к нэпу. Причем у Ленина, по сути, было всего лишь пять лет для реализации своего политического потенциала: с апреля 1917-го по май 1922-го — в условиях гражданской войны, иностранной интервенции и разрухи. В мировой истории последнего тысячелетия трудно найти какой-либо пример, сопоставимый по своей интенсивности, эффективности и «долгодействию» с политической деятельностью Ленина.

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Шамиль Султанов
Султанов Шамиль Загитович (р. 1952) – российский философ, историк, публицист, общественный и политический деятель. Президент центра стратегических исследований «Россия – исламский мир». Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...