Еще два-три года назад рассмотрение бюджета в Совете Федерации начиналось с доклада Министерства финансов РФ. Нами был поставлен вопрос о том, что на самом деле это неправильно. Финансы — это важно, но в конце концов, это только часть системы производственных отношений. А все остальное-то? Финансы должны формироваться исходя из состояния экономики. Как с точки зрения наполнения бюджета, так с точки зрения трат и общих макроэкономических пропорций. После нескольких таких выступлений схема была изменена и теперь при обсуждении бюджета на очередной период на заседании Совета Федерации выступает сначала министр экономики и якобы говорит об экономической политике.

На самом деле все сводится к банальным прогнозам. Хотя при нынешнем уровне вычислительной техники этот прогноз можно сделать за три секунды. У них всего две переменных: цена на нефть и предполагаемый объем эмиссии.

При той системе координат, которая у нас реально сложилась, ничего из Министерства экономического развития не получится. Потому что оно за кадром оставляет важнейшие вопросы развития страны, связанные с наукой, техникой, технологией и так далее. Поэтому и нужен такой орган, который мы называем Государственным комитетом по науке и технике. Мы подразумеваем, что в какой-то степени — это аналог Госплана.

Я остаюсь убежденным в том, что нам необходимо действовать программно-целевым способом.

Да, у нас ложилось скептические отношение к программам, но только потому, что мы сами девальвировали это понятие. Министр финансов Антон Силуанов одним из своих серьезных достижений считает, что страна перешла на программный метод формирования бюджета. Но это фикция. Полное надувательство.

Помните, в старые добрые времена у нас бюджет формировался следующим способом: было так называемое базовое финансирование и программное финансирование. Что при этом подразумевалось? Ну, вот существует отрасль, в ней сложилась система, которая состоит из сети учреждений и их функционала. Затраты примерно постоянные, если в отрасли ничего не требуется менять, то она получает только базовое финансирование. И никаких программ в отношении нее нет. А если надо по каким-то причинам ту или иную отрасль развивать, в ней требуется коренная реорганизация, реконструкция, то тогда пишется специальная программа. В итоге отрасль получает базовое финансирование и программное. А сегодня все свалили в одну кучу и то, что Силуанов называет программным — есть старое доброе базовое финансирование. Никакого развития в этих программах не закладывается, просто стандартное финансирование он называет программным. Поэтому и отношение к программам сложилось такое пренебрежительное.

На самом деле в стране должно быть не больше десяти программ. Но они должны быть действительно общенациональными. А остальное должно решаться в обычном стационарном режиме с небольшими изменениями, которые вытекают из реальной жизни. И документы все должны быть выстроены в четкой иерархии, соподчинены между собой, а не так, как сейчас, когда они даже на разные сроки рассчитаны. Значит, сначала должна быть разработана стратегия, под нее программа, предполагающую индикативные методы достижения целей. А уже для реализации государственной программы нужно применять целый набор инструментов — налоговых, финансовых, особых экономических зон, территорий опережающего социально-экономического развития и так далее.

Вот тогда мы сможем достичь цели, которую ставим перед собой.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Вячеслав Штыров
Вячеслав Анатольевич Штыров (р.1953) — российский политический и общественный деятель, Президент Республики Саха (Якутия) (2002—2010). Заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации (2010-2014). Член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, председатель Совета по Арктике и Антарктике при Совете Федерации, член Президиума Государственной комиссии по вопросам развития Арктики. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...