15 июня президент Российской Федерации проведёт традиционную «прямую линию» с гражданами нашей страны. Вряд ли мои или созвучные моим вопросы прозвучат на всю страну в ходе этого ежегодного мероприятия. Но задать их считаю делом оправданным и даже необходимым. Прежде всего — самые главные из наболевших и мучительных.

Вопрос первый

Может ли Россия к 2025 (в прежних речах — к 2020) году выйти на темпы роста экономики выше мировых при нынешней зияющей неплатёжеспособности населения, имеющего «на руках» долг в 10 с лишним триллионов рублей, при кратном сужении внешнего и ещё большем сжатии внутреннего рынка и принципиально невозможном единстве наших бедных и богатых?

Задевает и возмущает наших людей многое, но особенно — обещания улучшить положение бедных, которые на фоне урезания бюджетных расходов на социальные нужды, роста налогов и тарифов, не говоря уже о коррупционных поборах выглядят, мягко говоря, пустыми. Энциклопедии и словари определяют бедность как ограниченное природой или обществом физическое, имущественное или душевное состояние человека, при котором он не способен самостоятельно удовлетворять свои элементарно необходимые потребности и в минимально необходимых объёмах реализовать свои жизненные права. А статистика бедными считает только тех, уровень доходов которых (в развитых странах — уровень потребления) ниже прожиточного минимума.

Статистически безусловно бедных (под которыми в мировом масштабе понимаются лица с доходами ниже 1 доллара в день) сегодня на нашей планете более 3,5 млрд. человек или 40% её населения, в том числе до 75% (каждые трое из четырёх) — в развивающихся странах. С доходами в диапазоне 1-10 долларов в день — ещё 2,3 млрд. человек, в том числе — 250 млн. в «развитых» странах, включая 48 млн. (или 12% общей численности населения) в странах Европы и более 50 млн. (соответственно 16%) — в США (в Китае — 130 млн., или 8,7%).

А что в России? По разным оценкам, бедных в России насчитывается от 25 до 70 млн. человек, или от 17 до 50% общей численности населения. Однако бедность бедности — рознь. Бедность в России сегодня — это в не столько обездоленное положение человека и его семьи в обществе, не его тяжкая судьба и бич, сколько своеобразный род занятий, бизнес, профессия. Именно профессия, цель которой (как и в любом другом бизнесе) — минимизация затрат (труда, средств или рисков) и максимизация выгод. Выгода здесь — деньги, получаемые сверх количества и качества затраченного труда. Именно деньги, равные в обычном бизнесе прибыли или даже — сверхприбыли (сверхприбыль — это когда доход более чем на 15% превышает затраты). Плохо ли, ничем не рискуя и практически ничего не делая, на регулярной основе и с гарантированной эффективностью получать такую прибыль? Далеко не всегда и немногим, даже везучим в бизнесе, выпадает такой удачный жребий. Конечно, речь не идёт о тех многих миллионах работающих бедных, которые сполна и честно отрабатывают своё и заслуживают в разы лучшей участи. Речь идёт о тех ещё больших миллионах, кто, находясь в трудоспособном возрасте, нигде не работает и не отрабатывает своё — лицах, имитирующих бедность, равно как и оголённо бедных хронических алкоголиках, наркоманах, бомжах, беспризорниках, попрошайках и просто профессиональных люмпенах и тунеядцах, которые пособия по бедности (и безработице тоже) используют не только как источник дохода, но и как своеобразную лицензию на право нигде не работать. Наконец, речь идет о так называемых самозанятых лицах — лицах с двойными и тройными источниками доходов, статус которых у нас до сих пор не определён, лицах, которые пособия по бедности (и по безработице тоже) используют не только как дополнительный источник доходов, но и как легальное основание для уклонения от уплаты налогов.

Чем не привлекателен бизнес у этих людей? Чем они не рантье? Чем не профессия — ничего не делать и при этом за чужой счёт всю жизнь худо-скромно кормиться? Почему эта профессия поощряется и умножается в России — понятно. Но нужна ли, посильна ли она для нашего отнюдь не богатого народа? А если не нужна, то как, продолжая хотя бы по минимуму защищать жизнь по-настоящему бедных людей и инвалидов (которых, кстати, сегодня среди общей массы бедных меньшинство), при этом избавиться от мнимо бедных, избравших бедность своей профессией? Как сделать так, чтобы это праздное большинство дальше не пользовалось незаслуженными привилегиями и тем самым не ущемляло интересы по-настоящему бедного меньшинства и не усугубляло в России бедность? Почему у нас до сих пор мнимая и настоящая беднота имеет один и тот же статус и числится по одной графе? Почему у нас до сих пор самозанятые: в частности шабашники, гастарбайтеры или арендодатели с зашкаливающими доходами, — не имеют отдельного статуса и официально числятся как бедные и безработные? То, что это выгодно им, — понятно. Но почему это столь же выгодно нашим избираемым властям? Неужели потому, что это их самый верный и благодарный избиратель, их главная социальная опора? И если это так, тогда вопрос: «Действительно ли всем официально бедным в России следует и стоит без разбору и с прежним рвением помогать?» — отпадает. Но если этот вопрос решать по чести и справедливости, как, вообще говоря, и полагается в социальном государстве, многие нынешнего размытого статуса бедных в одночасье лишились бы, и бедных в России тут же наполовину убавилось.

В Советском Союзе, напомню, не было безработицы, существовало законодательное определение тунеядства, спекуляции и прочих криминальных и околокриминальных способов социального паразитизма, которые карались различными административными и даже уголовными мерами. Но у нас сегодня — «свободный рынок», государство ласкает богачей и сквозь пальцы смотрит на люмпенов, зато всеми силами давит реально и легально работающие и производящие слои населения. Это путь к пропасти и гибели. Собирается ли российская власть во главе с президентом идти по нему и дальше?

Вопрос второй

Жизнеспособны ли предлагаемые проекты, в том числе — развития «цифровой экономики», могут ли они принести позитивные результаты, или же бедные в России в результате очередного раунда «борьбы с бедностью» окажутся ещё беднее?

 

Судить надо по реальным делам. Сегодня денежные доходы, зарплата, пенсии и прожиточный минимум населения, который у нас многие чиновники отождествляют с ценой самой жизни, лишь номинально растут, а реально — остаются на прежнем уровне или даже падают. Так, в целом за 2010-2016 годы номинальные зарплаты увеличились на 72,4%, реально же упали на 1%. Номинальный рост размера пенсий за тот же период составил 66,7%, реальный — 11,5%, величина прожиточного минимума поднялась на 73,7%, на деле же — всего на 9,2%. При этом инфляция составила 60,5%, а число бедных россиян выросло с 17,7 до 23,5 млн., или на 32,8%. И по-прежнему, как в конце прошлого века и первом десятилетии нынешнего, все показатели доходов населения минимум в два-три раза — даже с учётом поправок на паритет покупательной способности, — отстают от аналогичных показателей ведущих государств «коллективного Запада». К сожалению, дела у бедных обстоят ещё хуже: только за последние шесть лет разрыв между наращиванием прибылей и доходов богатых (на 15% в год) и повышением минимального размера оплаты труда (МРОТ) и прожиточного минимума (соответственно на 7,2 и 9,6% в год (в реальном исчислении — соответственно, всего на плюс 1,5% и минус 5,8%) — кратно увеличился. В целом за шесть последних лет малоимущему населению в России (населению с доходами ниже прожиточного минимума) было хладнокровно недоплачено более 3 трлн. руб. (около 125 тыс. руб. на одного малоимущего)! Кроме «силовиков» и 5% богатых и сверхбогатых, в реальном измерении никакой прибавки за эти годы не получили любые другие слои российского населения. Надо ли нам наши микроскопические подвижки, которые не выходят за рамки принятых в статистике цифровых погрешностей, продолжать выдавать за некие успехи? Не страусиный ли это подход к делу, который всё больше угнетает и возмущает людей. Обещанного у нас уже не три, а скоро уж восемь лет как ждут! И любое терпение, тем более — терпение голодных и обездоленных людей, не безгранично! И если принципы распределения национального дохода останутся прежними, никакая «цифровая экономика» Россию не спасёт!

У нас всегда и везде так: денег нет, хуже некуда, но вы держитесь, в будущем всё обязательно наладится. Бедным надо не помогать (да так, что они от подобной помощи становятся ещё беднее). Им надо, как гражданам России, предоставить — и в государственном, и в частном секторе — те гарантированные конституционные условия труда и жизни, при которых они, как в былые времена, окажутся в состоянии сами себя обеспечивать и шаг за шагом избавляться от нынешней призрачной и во многом унизительной помощи. А главное, им надо вернуть былые гражданские права и льготы на бесплатное обучение и медицинское обслуживание, детсады и санатории, коммунальные платежи и достойные социальные пособия. При этом особенно болезненными (и, похоже, невозвратимыми) сегодня являются права наших граждан на достойное пенсионное обеспечение, которыми нынешние манипуляторы во власти цинично торгуют, низводя пенсию (едва ли не самое святое и неприкасаемое трудовое сбережение людей!) к некоему благотворительному подаянию, размеры которых можно сколь угодно раз урезать, а разницу использовать по своему усмотрению. Случай, не имеющий аналогов в мире!

В СССР было так: от каждого по способностям — каждому по труду. Хотели даже лучше: от каждого по способностям — каждому по потребностям. Благодаря последовательной реализации этого принципа бедных было мало, но зато, в условиях параллельного действия другого принципа «всё вокруг народное, всё вокруг моё», вскоре появились целые армии сомневающихся и обезличенных людей. И тогда, в силу великих идеологических заблуждений, мы не выдержали испытание временем и в 1991г. с треском провалились. Своего пика уровень жизни в России достиг в советские 60-е—80-е годы. Как свидетельствуют статистические данные, именно в эти годы зарплата и пенсии у нас росли самими высокими и устойчивыми темпами (до 10% в год), цены были твёрдыми или повышались незначительно (на 1-2% в год), безработицы не было, численность бедных из года в год уменьшалась. Преобразующую роль играли общественные фонды потребления, за счёт которых на бесплатных или льготных условиях удовлетворялось до трети всех жизненно необходимых потребностей населения. Именно в эти годы все советские люди получили равный доступ к бесплатному образованию, здравоохранению и культуре, благодаря чему наша страна в кратчайшие сроки стала одной из самых здоровых и просвещённых в мире. Последовательно нивелировались классовые и социальные различия в обществе. Преодолевая вековую отсталость национальных окраин, укрепляя дружбу народов различных вероисповедований и национальностей, выравнивая уровни их экономического развития, СССР именно в эти годы явил миру образцовый пример разрешения межэтнических и конфессиональных противоречий, который поныне не утратил своего животворного значения. И именно благодаря всем этим преобразованиям в стране сформировался свой особый советский тип образа жизни и свой особый тип человека, высшее достоинство которого составляли культура труда и производства по совести и просвещённой жизни по средствам. Именно культура созидательного труда и производства человеческих благ, а не финансовые игры ради денег и наживы, которые определяют цель и смысл  современного образа жизни. Чтобы действительно улучшить положение нынешних бедных, не следует ли сегодня обратиться к лучшим былым советским образцам регулирования бедности?

Почему эти образцы берутся на вооружение во многих странах мира и столь упорно, словно враждебные, отвергаются у нас? Не пора ли снова обратиться к ним — как испытанным инструментам не только справедливого, но и эффективного регулирования социальных отношений? Разумеется, при этом извлекая уроки из прошлого и не повторяя допущенных тогда ошибок.

Вопрос третий

Что же надо сделать, чтобы действительно улучшить нынешнее удручающее положение?

Конечно, сделать необходимо многое. Но только за счёт наведения элементарного порядка в администрировании, в частности — пресечения поборов и взяток и минимизации выпадающих налогов, в стране можно бы в одночасье на 60-75% компенсировать дефицит бюджета и, соответственно, на 40-50% повысить уровень жизни всего населения, в том числе — кратно повысить пенсии и зарплаты учителей, врачей, учёных и всех других категорий малоимущих и незаслуженно обделённых у нас сегодня людей. В первую очередь и с минимальными затратами сил и средств этого можно было бы добиться за счёт тотального пресечения хищнической деятельности фирм-однодневок, пресечения вывоза и возврата офшорного капитала, прекращения практики возврата фиктивного НДС и ещё более порочной практики сокрытия фиктивного экспорта и импорта, из-за которых бюджет страны недополучает в год до половины (да, это не ошибка — именно половины!) своих доходов. Людям надо, наконец, возвратить незаконно изъятые у них в 1991 году денежные сбережения и причитающиеся проценты по ним (сумма огромная — больше чем весь годовой бюджет страны, все 350 млрд. долл. США). Чтобы смягчить социальное напряжение, следует вернуться к прогрессивному налогообложению доходов физических лиц, пересмотреть закон о налогообложении юридических лиц и закон о налогообложении тунеядцев и других лиц без определённых занятий и учитываемых доходов (лиц, получающих социальные пособия и уклоняющихся от уплаты налогов; таких в России, повторюсь, сегодня более 30 млн.). Должен быть принят также закон о бедных.

Если все эти очевидные меры и дальше будут игнорироваться — Россию уже в ближайшие времена ждут забастовки и голодные бунты

Так, как большинство из нас жило в прошлом, — так дальше жить было нельзя. Но и так, как мы живём сегодня, — терпеть дальше обман и благие обещания и жить ещё хуже — тоже невозможно Ладно, если бы страна была бедной. А ведь в России — как нигде в мире — всё есть, но люди продолжают жить бедно. Надежды на то, что в стране восторжествует социальная справедливость и начнется развитие — этот самый мощный и вместе с тем менее всего ценимый и защищённый ресурс стабильности, нарушение которого ощущается особенно болезненно и исправляется чрезвычайно долго и трудно.

Понятно, что ныне происходящее ползучее ухудшение условий труда и образа жизни в России не вызывает особого удивления. В кризисных условиях так оно и должно быть: былые скрепы рушатся, производство падает, бедность усиливается. Удивление вызывают странные попытки выдать столь незавидное положение за некий успех. Возможно, на фоне украинских бедствий это и может вызвать подобие общенародного восторга и едва ли не единодушной гордости тем, что есть, но ведь существуют в мире и другие, помимо украинского, примеры. Впрочем, тут вопрос ориентации: пчёлы ищут цветочный нектар, а мухи — совсем иные субстанции…

Почему в России никогда и (кроме избранных единиц) практически никому не было хорошо, и большинство многократно восставало против существующих порядков? Почему бедные плохо себя чувствовали и везде бунтовали — понятно. А вот почему зажиточным и богатым не жилось и даже теперь, несмотря на режимы нынешнего исключительного благоприятствования, не особенно живётся в собственной стране? Да потому, что нельзя обманывать всех всё время, а их богатство строится не на созидании, а на обмане и насилии. Вот мой ответ: все, во все времена хотели больше, чем могли. А наяву выходило наоборот: отдавали больше, чем имели. И каждый раз оставались (остаются и теперь) в убытке. Или, в лучшем случае — при «своих». Почему в убытке? Ведь, по Писанию, отдающий получает дважды! Да потому, что всегда и во все времена наши власти действовали (в немалой мере продолжают действовать и теперь) на авось, не чтили собственные же законы, искажали и не уважали (кроме времён страшных войн) права и чаяния людей, старались перехитрить всех, теряли доверие друг к другу (а потом и доверие ко всем и всех к себе) и, любуясь своими жертвоприношениями (а ещё более — псевдожертвоприношениями), занимаясь обманом и самообманом, в конце концов, проигрывали (проигрывают и теперь) всем, а потому оставались (остаются и теперь) в долгах перед всеми. И возглавляли (продолжают возглавлять и сегодня) все эти убыточные порядки отнюдь не простые и трудолюбивые люди! Не потому ли и сегодня, при нынешнем олигархическом богатстве, платить простым людям достойные пенсии и пособия, погашать долги по заработным платам, наращивать в стране инвестиции — нечем? Ведь и нынешние убытки, в том числе убыточные санкции, их природа — это плоды творения тех же бахвальств отдельно взятых чиновников России, которые продолжают культивировать те же порядки и множить долги, снимая с себя ответственность (и долги тоже) за причиняемые громадные убытки и перекладывая их на плечи простого народа. И поэтому вполне закономерно, что многим (и не только на Западе) такие порядки не нравились, и они неоднократно восставали против них. С громадными бессмысленными тратами, бахвальством, неоплатными долгами, с аферами и банкротами мало кто когда-либо хотел иметь дело. Отсюда природа и нынешних санкций. Но, подчёркиваем, санкций не против самой России, её простого и трудолюбивого народа, но против ложного притворства и убыточных порядков в России, их настоящих носителей, имя которым сегодня — легион.

В предыдущем президентском послании Владимира Путина есть такие слова (цитата): «Главные причины торможения экономики кроются прежде всего в наших внутренних проблемах. Прежде всего, это дефицит инвестиционных ресурсов, современных технологий, профессиональных кадров, недостаточное развитие конкуренции, изъяны делового климата». Всё так. Но ведь каждая причина, как и каждая порождаемая ею проблема, имеют фамилию, имя и отчество. Причины и убытки на поверхности, а виновников как не было, так и нет!

Известно, идеальных решений в жизни не бывает. Многое в нынешней (и не только внешней, но и внутренней) оппозиции и санкциях против России — это обычные (можно сказать — классические) извращения и провокации. Но решают дело обратные действия — которые у нас нередко зашкаливают и перечёркивают всё то ценное и правдивое, чем мы на самом деле располагаем.

На чужом горе своё счастье не построишь. Хотите быть по-настоящему богатыми — прекратите заниматься обманом и самообманом, забудьте бахвальство и гордыню, ибо они — смертный грех; обогащайте не только себя, но и страну, всех людей, вас окружающих. Иначе ваш дом будет стоять на песке и вскоре рухнет. Как он рухнул у Березовского и ему подобных.

А есть ещё такая притча. Однажды к «новому русскому», у которого «всё есть», приходит скелет с косой. Тот видит такое диво и спрашивает: «Ты кто?» — Я твоя смерть? «Ну, собственно, типа, и что?» — Ну, собственно, типа, и всё!

Бог долго ждёт, да больно бьёт.

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Василий Симчера
Симчера Василий Михайлович (род. 1940) – советский, российский экономист, специалист по статистическому моделированию. Доктор экономических наук, профессор. Вице-президент Академии экономических наук. Заслуженный деятель науки РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...