У них другое отечество

Сергей ЧЕРНЯХОВСКИЙ

Нынешний средний класс в России не может стать опорой правового государства

Постоянно рекламируемый средний класс в России является не столько "мидл-классом" нового времени, сколько "миф-классом" постмодерна. "Мидл-класс", представлявший новую эпоху – капитализм, индустриальное общество, располагался между аристократией и низшими сословиями. Собственно, он и был буржуазией, связанной, в первую очередь, с развивающимся промышленным производством, которая представляла созидательное начало, восходящее историческое движение, политический и технический прогресс.

"Миф-класс" современности является чем-то неопределенным, не имеет четких критериев идентификации. Он не представляет производство и даже торговлю как таковую. Его основная деятельность – спекуляция (но не товарами, а их брендами) и сфера обслуживания. То есть, "миф-класс" по существу представляет обслугу и является своего рода квинтэссенцией общества потребления.

Он делится на тех, кто обладает своим небольшим бизнесом, и тех, кто работает по найму в непроизводительной сфере. Собственно, одна часть его – это мелкая и средняя буржуазия, а другая часть – нечто подобное пролетариату, но с искаженными родовыми признаками. В общем, это нечто, утратившее свою сущность: и люмпен-буржуазия, и люмпен-пролетариат, и коллективный лакей действительно имущего класса. Впрочем, те политики, которые спекулируют на призывах к этому социальному слою, активно пользуются его готовностью поддержать их специфические идеи и их недовольство робкими попытками власти восстановить контроль и управляемость экономики.

Другое дело социологи, которые в определении этого класса, так или иначе, отталкиваются от трех критериев: уровень дохода, уровень образования, престижность профессии и часто ориентируются на самооценки. Классический пример – провинциальный школьный учитель. Еще недавно он получал зарплату около 10 тысяч рублей в месяц и относил себя к "среднему классу" – в силу наличия высшего образования и теоретически значимой профессии. Однако в навязываемом нам представлении, "средний класс" – это не школьные учителя, а менеджеры крупных фирм и хорошо оплачиваемые служащие коммерческих структур.

"Мидл-класс" представлял производство, "миф-класс" представляет потребление. "Мидл-класс" был носителем развития, "миф-класс" является носителем деградации. Первый олицетворял восходящую линию развития, второй – нисходящую. Первый воплощал собой национальный подъем и требовал сильного, защищающего его национального государства. Второй демонстрирует покорность транснациональной политике и требует интеграции в "мировое сообщество" под юрисдикцией международных структур. "Мидл-класс" всегда был готов отправлять своих детей в армию, ему было, что защищать в своей стране, которую он рассматривал как свою крепость. А "миф-класс" любыми правдами и неправдами оберегает своих чад от воинской службы, стремясь обеспечить им будущее за границей.

Составив несколько спорный, но инструментально допустимый критерий определения "среднего класса" по принципу "образованных и обеспеченных жителей крупных городов до 40 лет", Левада-центр сравнил их отношение к ряду вопросов с отношением к тем же вопросам у всего населения страны. Правда, по "среднему классу" социологи привели данные 2011 года, а по населению в целом – 2013-го. Пусть с известными оговорками, но получилось интересно и показательно. Потому что выявился ряд более чем существенных различий этого мифического класса от ориентиров российского общества.

Так, на вопрос: "Представьте, что у вас в семье растет сын, и вскоре он достигнет призывного возраста, что вы предпочтете делать?" 56 % граждан ответили, что хотели бы, чтобы сын пошел в армию. Но только 25 % представителей "среднего класса" сказали то же самое. То есть, если "мидл-класс" гордился службой своих детей в армии и претендовал на то, чтобы быть основным поставщиком рекрутов для офицерского корпуса, то нынешний "миф-класс" труслив и настолько эгоистичен, что неспособен взяться за оружие даже для защиты того благополучия, которое у него есть.

"Мидл-класс" всегда выступал сторонником законности и права. А 41 % представителей нашего "миф-класса" заявили о том, что постараются избежать службы своего ребенка в армии, добившись незаконного освобождения по состоянию здоровья или посредством постоянных отсрочек на период обучения и по семейным причинам. Притом, что по населению в целом на это готовы были бы пойти 24 % опрошенных.

Среди выявленных Левада-центром "образованных и обеспеченных" готовы были бы дать взятку за уклонение от службы 24 % респондентов, среди всех граждан страны в три раза меньше – 8 %. Так что нынешний российский "средний класс" не может стать опорой правового государства, о котором все так мечтают. И сколько бы он не обвинял в коррупции власть и ее бюрократию, именно он сам является социальной средой, поощряющей и распространяющей взяточничество. Соцопрос наглядно показал, что у нашего "миф-класса" есть три характерных качества: это трусость, стремление обойти закон и склонность к коррупции.

В прошлом считалось, что Отечество есть у буржуазии, а у пролетариев его нет, и готовы были воевать, в первую очередь, представители "среднего класса", а бедные войну отрицали. В России сегодня все наоборот: бедные, которых в стране большинство, готовы встать на защиту Отечества, потому что это – единственное, что у них еще не сумели отобрать. А "миф-класс" не готов защищать Россию, у него – другое отечество.

Однако когда социологи задали вопрос: "Вы согласны или не согласны с мнением, что жизнь в России сейчас гораздо перспективнее, здесь больше возможностей для успеха, чем на Западе?", на него утвердительно ответил 41 % представителей "образованных и обеспеченных" и только 26 % "простых" граждан страны. То есть, "миф-класс" все же считает, что жить в нашей стране неплохо, по крайней мере, интересно и перспективно, но защищать страну они не хотят. А общество хоть и не видит здесь особых перспектив, но готово защищать свою страну. Потому что одним нужна Россия, а другим – нет.

Когда-то в Швеции, в канун ее "демократического прорыва", одной из линий раскола общества был вопрос о всеобщей воинской повинности: правые были против нее, левые, выразившие настроение общества – за. Народ был возмущен тем, что его лишают возможности защищать свою страну. Когда он добился права служить в армии, это стало началом победы демократии в Швеции. Так что в России демократии заслуживают те 56 %, которые хотят, чтобы их дети служили в армии, и не заслуживает "миф-класс", который ее больше всего требует.

Новая политика 18.06.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...