Меньше года осталось до очередной даты российского исторического цикла – выборов президента Российской Федерации. Пройдут они, как известно, 18 марта 2018 года, в очередную годовщину присоединения Крымского полуострова к России. Если не произойдет ничего немыслимого, и нынешний гарант конституции по какой-то ведомой только ему причине, вдруг откажется участвовать в этой ответственной и судьбоносной процедуре, то все пройдёт штатно и ожидаемо. Да по сути, выборов и не будет, будет референдум о доверии Путину, так как слишком значительна его фигура на российском политическом небосклоне, слишком высок его авторитет среди подавляющей части избирателей, слишком фундаментален его вклад в новейшую историю России. Путин уже давно вырос из костюма президента страны и стал воплощением некой метафизической идеи, имеющей все признаки религиозного сознания, почти верования.

Сегодня Путин – это олицетворение целой эпохи, наряду с эпохами Брежнева, Сталина, Грозного… Путинская Россия превратилась в геополитический проект, который претендует на роль альтернативного центра мира, на собирательницу антизападного военно-политического альянса и иных мировоззренческих ценностей. На подсознательном уровне Путин входит в нашу повседневную жизнь ярким образом могущественного правителя, синонимом национальной гордости, вставания с колен, державности. Тема Путина популярна даже на бытовом уровне, подтверждение тому – наличие на полках магазинов веселящего крепкого напитка «Путинка». Он герой растиражированного шлягера «Такой как Путин». «Путин» — это марка, бренд, а не человек, такой же, как Armani или Gucci. Бренд, тождественный понятиям «Россия» и «присоединение Крыма» из доклада Московского Центра Карнеги.

Придя во власть, Путин как бы захлопнул за собой смуту под названием «лихие 90-е», с её социальными потрясениями, перманентным экономическим коллапсом, олигархическим всевластием и русофобско-либеральной истерией. Будучи приемником мало популярного, хронически недееспособного, но все-таки харизматичного Ельцина, он поначалу выглядел как робкий назначенец, волей случая поставленный на высокий пост с одной лишь целью – обеспечить безопасность и интересы «ельцинской семьи». Неудивительно, что первый указ В.В. Путина назывался «О гарантиях президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий и членам его семьи».

Ранний Путин – это продолжатель дела Ельцина по интеграции России в мировое сообщество, то есть по сути, продолжатель процесса «бархатной» капитуляции перед вчерашними геополитическими противниками. Это человек, который должен был оправдать надежды Запада на приобщение России к евроатлантическому партнерству на условиях страны, которая потерпела поражение в холодной войне и потому не имела права на свою собственную позицию и национальные интересы. Вначале преемник Ельцина очень старался понравиться строгим экзаменаторам. К примеру, в 2000-м году, в интервью телеканалу BBC Путин заявил, что не исключает возможности присоединения России к НАТО, подтолкнул страну к вступлению в ВТО, начал закрывать дорогостоящие военно-морские базы России во Вьетнаме и на Кубе. Президент России первый из руководителей государств позвонил Бушу-младшему после терактов 11 сентября 2001 года, да и вообще, со слов режиссера Александра Сокурова, «Владимир Путин, образца своего первого президентского срока, уверял, что России угрожает только обратный вектор движения населения». Одним словом, уже мало кто сомневался в том, что Владимир Владимирович – убежденный продолжатель либерально-демократического тренда по европеизации России, который вновь возвращает азиатскую деспотию в лоно «цивилизованного мира».

Тем не менее, прошло не так много времени, и сегодняшний Путин представляется полным отрицанием, преодолением самого себя двадцатилетней давности. Путин вдруг сбросил тяготившие Россию обременения неестественных для неё ценностей, вся философия которых сводится к признанию опыта Запада как единственно приемлемой модели государственного устройства.

Как стало возможным такое радикальное преображение? От пришествия во власть до «реваншистской» мюнхенской речи Путина, где он отстаивает привилегию России проводить независимую внешнюю и внутреннюю политику не прошло и десяти лет, но мы видим совершенно разных политиков, с разным мировоззрением и абсолютно непохожей риторикой.

Невольно задаешься вопросом: когда он был искренним, настоящим, подлинным – тогда или сейчас? Является ли его нынешняя мировоззренческая эволюция всего лишь очередным, лихо закрученным эпизодом, конъюктурным зигзагом в бесконечных геополитических играх или это нечто большее, глубинное, что было заложено с малолетства родителями-фронтовиками, защищавшими Ленинград, чему учили в общеобразовательных классах советской школы и что было отшлифовано в питерских послевоенных подворотнях?

Для российских либералов по этому поводу все ясно: «Несколько событий привели к перевороту в мировоззрении и в действиях Владимира Путина на международной арене. Первое – это отказ Евросоюза в потенциальном российском членстве. Второе – это отказ НАТО в потенциальном российском членстве. Третье – жесткая размолвка между Путиным и Бушем по поводу Ирака. А дальше случилась грузинская «революция роз» и «оранжевая революция» в Украине. Оба эти события были восприняты Путиным в качестве подрывных действий Запада против России», – считает экс-советник президента Андрей Илларионов. Надо признать, данное обоснование достаточно логично. Если исходить из подобного допущения, то Путин на ранних этапах своей политической карьеры действительно пытался добиться «любви» наших европейских партнеров. Возможно, для себя лично и для подвластной ему державы он надеялся получить почетное и влиятельное место в евроатлантических структурах. И это вполне заслужено, ведь Россия – эта «империя зла», «тюрьма народов», «мировой жандарм» еще вчера наводившая ужас на «свободный мир», так много сделала для собственного саморазрушения, самоунижения и самобичевания, что вполне заслуживает прощения и даже определенной «милости»!

Однако все старания по фундаментальному преобразованию России, изменению её географических, политических, национальных, экономических форматов не были по достоинству оценены нашими западными партнерами. За исключением пожалованного места в «Большой восьмерке», малозначимого совета «Россия – НАТО», визитов глав государств на парады Победы и экономические форумы наша страна не получила ровным счетом ничего. И это справедливо, победителей не судят, а победителем была не Россия.

Сегодня в глазах Запада и российских либералов «постмедведевский» Путин стал символом матерого русского реваншизма, возвращением за непроницаемую стену железного занавеса и возрождением сумерек холодной войны. Некоторые характеристики российского президента за гранью приличия: «Мы имеем дело с головорезом, имя которого Владимир Путин», – заявил сенатор Маккейн. Для евроатлантистов Путин – это не только реальная угроза, которая подрывает основы глобального миропорядка, но и свидетельство упущенных возможностей по вестернизации России, её мировоззренческой перекодировки. «Мы надеялись на интеграцию России в западный мир — на наших условиях. Очевидно, что для России это в данный момент неприемлемо. Россия считает себя великой державой, это страна с историей и традициями, со своими ценностями, которые лишь частично пересекаются с нашими», – бывший советник президента США Томас Грэм.

Но вернемся в Россию, к будущим выборам президента страны.

«Показатель одобрения деятельности президента РФ Владимира Путина среди россиян с мая 2014 года держится на уровне выше 80%», – об этом сообщил глава ВЦИОМ Валерий Федоров в мае 2017 года. Путин стабильно популярен, и это невзирая на экономический кризис, который у большинства населения ассоциируется с неумелыми действиями премьера Медведева, подверженного скверне либерализма и не сумевшего предложить хоть сколько — нибудь вменяемый план развития. Путин вне критики, как вне критики сама идея российской государственности, которую он олицетворяет. Глубинный русский архетип «Бояре плохи, царь хороший» актуален как никогда. Ощущение сакральности истоков власти, сильнейший инстинкт государственного могущества, исторические традиции и воспоминания об экономической и моральной катастрофе 90-х, – все это формирует сегодняшний общественно-психологический климат в стране. Кроме того: «Одна из причин высокой поддержки (президента России – прим.) – геополитические условия, в которых РФ позиционируется как окруженная врагами страна. Президент при этом выступает как объединяющий центр» (Даниил Кириков «Независимая газета»).

И ещё: согрешить против истины, если утверждать, что свой вклад в популяризацию В.В. Путина не внесла так называемая «четвертая власть». За редким исключением, СМИ однозначно работают над созданием положительного образа президента, критики и объективного анализа его деятельности почти нет, как нет и запроса общества на подобного рода информацию.

Примечательно, что приход Путина во власть совпал с ростом цен на углеводороды, что позволило считать 2000-е годы наиболее богатым десятилетием в истории страны, и многие за это благодарны лично президенту. Но для многих гораздо важнее, что Путин вернул в повестку дня российского общества такие понятия как патриотизм, государственность, национальные интересы, которые, казалось, навсегда были «вымыты» из употребления поборниками западных ценностей. Кроме того, как верно заметила публицист Татьяна Воеводина: «Путину удалось создать новый культ – культ стабильности, как бы не было хуже, не «раскачивай лодку», «ещё одну революцию Россия не переживёт», – во многом на таких идеологических установках формируется массовое сознание российского общества. Владимир Путин уже не просто глава государства и гарант Конституции, он, по меткому замечанию кинорежиссера Владимира Бортко, превратился в: «… главную скрепу страны….».

Итак, Путин просто обречен на триумф. У президента стойкий иммунитет ко всему, что может его скомпрометировать или хоть частично заставить население сомневаться в правильности навязанных Кремлем политических и экономических решений. Вся вертикаль российской власти замыкается на нём, нет альтернативы и каких-либо реально работающих механизмов сдержек и противовесов. Если бы Путин всерьез решил провести конституционную реформу и поменять модель государственного устройства, то возможно, лучшее время именно сейчас. Ведь монархия почти вызрела, самодержавие практически состоялось. Еще немного и впору учить уже подзабытый имперский гимн «Боже царя храни».

Помнится, философ Николай Бердяев охарактеризовал русских как людей, которым «чужд скептический критицизм», мы все воспринимаем целостно и «фатально». Данное заключение – это не приговор и не комплимент, это родимое пятно нашего менталитета, с которым мы давно смирились и комфортно существуем. Сегодня эти слова известного мыслителя особенно актуальны. Как-то сомнительно, иррационально, глупо и даже преступно одаривать власть (и её главное воплощение – президента России) столь высокой поддержкой, обожанием и любовью в стране, где «падение уровня жизни продолжится четвертый год подряд, несмотря на оптимистичные заявления правительства. В последний раз по итогам отдельного взятого месяца повышение реальных доходов россиян в годовом исчислении было зафиксировано в октябре 2014 года (плюс 2,1%)», – отмечает кредитное рейтинговое агентство (АКРА). Далее, по данным РАНХ и ГС, в режиме «затягивания поясов» находится три четверти населения: каждый второй был вынужден отказаться от покупки отдельных продуктов питания, каждый третий – от приобретения одежды и обуви, каждый четвертый – от платных медицинских услуг, каждому пятому пришлось экономить на лекарствах.

По данным Росстата, к концу 2016 года число людей, доходы которых не превышают прожиточного минимума (около 10 тысяч рублей), увеличилось за год еще на 300 тыс. – до 19,8 млн. человек. Больше было только в 2006 год. По информации Счетной палаты России, только в этом году (2017) в ходе оптимизации будет ликвидировано 15 поликлиник и больниц, 581 учреждение будет реорганизовано. Всего к концу 2018-го по сравнению с 1-м января 2014 года количество больниц сократится на 11,2%, а поликлиник — на 7,2%. Далее: «С точки зрения номинального ВВП Россия не может догнать не только целые страны, но и отдельные штаты США, в частности Калифорнию», – резюмирует «Независимая газета». Несмотря на падение экономики и самый тяжелый с 1990-х годов кризис доходов, по итогам 2016 года Россия стала мировым лидером по скорости, с которой росло число долларовых миллионеров и миллиардеров, сообщает в ежемесячном «Мониторинге» РАНХиГС.

Эту национальную особенность нашей врожденной любви к власти заметили во всем мире. «В китайской прессе звучит удивление по поводу поддержки населением Владимира Путина, несмотря на экономическую стагнацию и падение уровня жизни в России. В других странах такое было бы невозможно», – пекинское издание Paper.

Кремль пытается не замечать весь этот негатив и усиленно навязывает обществу агрессивную внешнеполитическую тематику – телевизионный эфир, значительная часть интернет изданий и прочих СМИ «разрываются» программами и материалами о братском сирийском народе и ИГИЛ (запрещенная в России организация), Порошенко и Украине, Трампе и Макроне. Однако «телевизор» все меньше служит утешителем на фоне растущих бытовых проблем. «Хлеба и зрелищ» – эта классическая, апробированная историей формула для стабильного существования общества начинает давать сбои. «Зрелищ», в самом широком понимании этого слова, достаточно, а вот «хлеб» для многих все менее доступен. Не так давно в популярной российской социальной сети был выложен изящный пост следующего содержания: «Нельзя поднимать престиж страны, оголяя зад..цу своему народу», – количество «лайков» было запредельным. Политологи оживились: «Власть проспала начавшийся кардинальный сдвиг общественного сознания. Пропаганда перестала выступать компенсирующим фактором», — профессор МГИМО Валерий Соловей.

Однако все эти аргументы в нашей стране не имеют решающего значения, они вообще мало различимы. Данный парадокс очень характерен, ведь, как известно, «умом Россию не понять». Путин – безоговорочный общенациональный фаворит, ибо запас прочности созданной им властной конструкции ещё достаточно велик. Политическое пространство зачищено, возможные альтернативные лидеры либо скомпрометированы своим бессодержательным долголетием, либо отвратительны своим откровенно услужливым, лакейским отношением к Западу. Что принесет новый президентский срок Владимира Владимировича, или другими словами: «Что же будет с Родиной и с нами?»

Конечно, хочется верить в «Русское чудо», основанное на технологическом прорыве, демографическом росте, политической и культурной экспансии. Однако все более вероятным выглядит другой сценарий – страна благополучно «забрежневеет», покрывшись скукой лицемерных идеологических мифов и политических штампов, экономическим «загниванием» и «безнадегой» нового застоя.

Я знаю, Путин завтра победит, но зачем?

ПОДЕЛИТЬСЯ
Владимир Рыбаков
Рыбаков Владимир Андреевич (р. 1968) — руководитель брянской ФМ-радиостанции «Чистые ключи», постоянный член Изборского клуба, заместитель ответственного секретаря Изборского клуба по региональной и международной деятельности. Подробнее...