3 октября президент России Владимир Путин подписал указ, которым освободил главу Дагестана Рамазана Абдулатипова от занимаемой должности. Руководителем региона стал руководитель фракции «Единой России» в Госдуме РФ Владимир Васильев. Он назначается «временно исполняющим обязанности главы Республики Дагестан до вступления в должность лица, избранного главой Республики Дагестан», говорится в президентском указе.

Дагестан — важнейший регион России, но он сегодня — самый нестабильный в стране. Причина проблем носит межнациональный характер. Рамазан Абдулатипов был назначен туда именно как специалист по межнациональным отношениям. Он аварец, а аварский этнос — доминирующий в Дагестане. Но Абдулатипов прежде всего учёный-теоретик. Он говорил правильные слова, продвигал правильные решения, но организационных возможностей и волевых качеств ему не хватало. Поэтому он стал заложником клановой борьбы в Дагестане. И он не сумел сберечь тот стержень, который объединял вокруг себя тридцать разных этнических групп, народностей Дагестана — русский стержень. Ведь без русского языка, без русского стержня дагестанцы — прекрасные люди, талантливые люди — общаться между собой не могут. Клановые противоречия издревле носили там напряжённый характер. Поэтому всегда, когда первым лицом Дагестана в советское время был кто-то из аварцев (или представитель другого этноса), второе лицо с решающим по сути дела правом голоса было всегда за русскими. Сегодня, и при Абдулатипове особенно, русские выдавливаются из Дагестана.

Такой стабилизирующий фактор, как терское казачество, сегодня утратил своё влияние. Казачество находится в жалком, подчинённом положении. Буквально вчера читал присланные мне документы, где русские, казаки особенно, плачутся, что их лишили каких бы то ни было прав. Есть федеральная программа возвращения русского населения в Дагестан. Есть региональные программы. Там масса всяких документов, решений, комиссии насоздавали для решения этих вопросов. И я читал ответы на просьбы казаков о том, что нужно, например, 16 квартир, что нужны земельные участки для того, чтобы казачья община могла заниматься сельским хозяйством. Вы знаете, ответы властей удивительно бюрократичны и по сути дела преступны. Куда казаки не обращаются, везде им ответ, что «принята федеральная государственная программа», «приняты такие-то решения», «состоялось обсуждение» и так далее. Но на эти программы не выделено ни копейки денег — «поэтому дать вам квартиру не можем». Земли выделяются в «соответствии с федеральным законодательством», то есть не выделяются. Ссылаюсь на конкретное присланное мне решение: местным, особенно горцам, земельные участки выделяются бесплатно. Если просит землю казачья семья, казачья община просит или просто кто-то русский — им или не выделяется, или за огромнейшие деньги. В результате изменился этнический состав населения. Если на момент развала Советского Союза в ряде регионов Дагестана, где поселялось терское казачество, было 79% русских, то сейчас — 12-16% . Налицо тенденция не возвращаться, а уезжать. Исчезновение русского фактора обязательно приведёт к внутридагестанской вооружённой гражданской войне.

И второй фактор. О нём ярко сказал мой солдат. Когда я ещё был ротным командиром, у меня служил кумык из Хасавюртовского района. Замечательный парень, до сих пор я поддерживаю с ним отношения, он приезжает — останавливается у меня. Я ему задал простой вопрос: «Абдурахман, скажите, почему берут оружие и идут в горы?» Он солдатским языком мне ответил: «Потому что правды нигде нет». И он рассказывает, что он кумык, занимается своим хозяйством, но приезжает какой-то начальник отдела полиции и требует овец: «У меня свадьба дочери — грузи». — «Как я буду жить зимой?» — «Это твои проблемы, не отдашь — я тебя как барана сейчас отвезу, будешь сидеть». Вот это положение, что нигде нет правды, нигде нет справедливости, и рождает боевиков. И на эту почву очень удачно, эффективно ложится исламский терроризм. Вот она кругом — несправедливость, поэтому берут автоматы, идут в горы, чтобы мстить, а где-то, чтобы и просто прокормить свою семью.

Поэтому на пост главы Дагестана идёт Владимир Абдуалиевич. Он будет совмещать и руководство республикой, и русское федеральное представительство, как это было в советское время. То, что Дагестан возглавил человек с такими замечательными русско-казахскими национальными корнями, говорит о том, что действительно межнациональный вопрос в Дагестане стоит весьма и весьма остро. К тому же Васильев — генерал-полковник правоохранительных органов. Значит, состояние Дагестана дошло уже до такого уровня, что там нужна диктатура закона как главный признак демократии, о чём ещё греки говорили. Никакой клановости! Необходимо подавление олигархического национализма и национализма рангом поменьше, но завязанного на финансовый криминалитет.

Поэтому решение, как мне кажется, вынужденное, но необходимое и правильное.

В нём есть черты управленческих механизмов как дореволюционной России (с русскими генерал-губернаторами Кавказа), так и СССР. То есть это говорит о том, что нужно знать историю, изучать её и в критических случаях пользоваться наработками наших предков. Обязательно. Ведь наши предки не придумывали это. Не так, как сейчас что-нибудь завернут в правительстве такое, какое не имеет ни традиций, ни какого-то такого научно-аналитического обоснования, ни подтверждено практикой. А вот то, что выстраивалось в Российской империи и Советском Союзе — это обретение опыта где-то и на боли, и на крови,. Надо сейчас снова открывать и читать Ермолова. Говорят о его жестокости. Но мы видим, к каким трагедиям приводит «демократия», не понимаемая как диктатура закона для всех, уравнивающая всех перед законом. А жёсткая, но справедливая власть — справедливая по отношению ко всем народам и народностям, — в конечном счёте не допускает таких жертв, которые мы сегодня несём по самым различным причинам мирного времени. Плюс правопорядок, соблюдение этических норм, соблюдение принципа справедливости — это огромнейший стимул для развития. Это не только Дагестана — это всей России касается. Но когда вокруг сплошная коррупция, пронизывающая наше государство сверху до низу, не до развития. Мы видим, что и в образовании коррупция, и в выдвижении начальников коррупция, и везде, куда ни коснись. В авиации коррупция. Я называю то, что случилось с «Вим-Авиа» и другими авиапредприятиями, авиационным фашизмом, когда на страдании людей, на их здоровье наживают большие деньги. Я сам попал в неприятную историю с «Уральскими авиалиниями»… И в Дагестане это просто особо зримо выпячивается.

Есть ли у Васильева в сравнении с Абдулатиповым та воля, которой необходима для управления Дагестаном? Во-первых, трудно сопоставлять, кто лучше: Рамазан Гаджимурадович или Владимир Абдуалиевич. Нужно говорить о конкретной сфере приложения. Васильев гораздо слабее Абдулатипова в теоретическом познании вопроса. Он хороший аналитик, но он прежде всего практик. Практик, который пользуется теорией, концепцией и реализует их, он силён этим. Глупец «на царстве» — катастрофа. Хрущёв, например, который не знал ни что такое анализ, ни что такое теория вопроса, но как волюнтарист он ломал, ломал и наломал. Спорят до сих об образе полководца (в любой сфере полководца): что главное? Спорят о качествах, но все соглашаются, что главной чертой полководца должна быть воля. А воля, помноженная на интеллект, даёт всегда блестящий результат. Так вот здесь надо бы соединить волевые качества и практический организаторский опыт Владимира Васильева с теоретическими наработками (критически к ним относясь) Рамазана Абдулатипова как доктора философских наук, написавшего диссертацию «Национальные отношения развитого социалистического общества: духовно-нравственные проблемы функционирования и развития». Всё это соединить — вот тогда будет эффект.

Результат работы Рамазана Абдулатипова по сути дела печален, потому что не стабилизирована республика, нет каких-то грандиозных успехов в развитии и так далее. Приведу пример из жизни одного близкого мне президента одной из центрально-азиатских республик. Когда он уже два года возглавлял республику, я прилетел к нему, сидели ужинали, и я спросил его: «А какие крупные проблемы перед вами возникают? Он — умный человек, доктор наук — признался: «Самая большая проблема — это мои родственники. Боже мой, говорит, сколько их появилось, я никогда не знал! И каждый едет или посылает аксакала, тот приезжает, говорит, вот мой внук, сделай его прокурором, сделай его большим начальником». И для Абдулатипова, наверное, фактор принадлежности к аварскому клану негативно сказывался. Тейповые, клановые, родовые традиции Кавказа настолько живучие, что если глава республики откажет и отдаст представителю другого рода приоритет в каких-то вопросах, особенно коммерческих — он становится изгоем. Поэтому пусть Абдулатипов радуется, что он уходит, но его теоретические знания надо, конечно, использовать новому руководителю Дагестана.

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Леонид Ивашов
Ивашов Леонид Григорьевич (р. 1943) – российский военный, общественный и политический деятель. Генерал-полковник. В 1996 – 2001 гг. начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны. Доктор исторических наук, профессор. Президент Академии геополитических проблем. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...