В таджикских горах стремительные воды Вахша многократно прорезаны могучими плотинами электростанций, величайшая из которых — Нурек. Эта советская стройка поражала воображение гигантской, падающей из неба бетонной занавеской, за которой копилось искусственное море и могучие турбины и роторы, созданные на советских заводах, давали ток всей Средней Азии.

Во время трагического перерыва распадалась, умирала красная страна, бушевали войны, обезумевшие от горя народы бросались один на другой, гибли заводы, научные лаборатории, терялся драгоценный опыт всенародного братства. Сегодня, после этого трагического перерыва, Таджикистан завершает новую могучую стройку — Рогунскую ГЭС. Она мощнее и восхитительнее Нурека. Плотина соединит вершины окрестных гор, остановит Вахш и направит его слепую энергию в глубь горы, где грохочут взрывы, идут непрерывные вереницы самосвалов, комбайны ковшами вычерпывают сердцевину горы, в машинном зале уже монтируются великолепные агрегаты, прокладывается кабель, сверкают стеклами тысячи драгоценных приборов. Гора наполнена гулом, ручьями электросварки, трясением бетонных вибраторов, множеством лиц под белыми касками. Двигаясь по этим туннелям, угадываешь грандиозный замысел станции. Стараешься понять, куда ведут бесчисленные туннели, по каким из них хлынет вода, по каким пролягут медные жилы, по каким на станцию станут прибывать всё новые и новые агрегаты.

Здесь создаётся невиданная подземная цивилизация. Оживает сказочный миф, утверждающий, что центр Земли населён исполинами, которые одухотворяют мёртвую породу Земли. Станция — плод огромного замысла. Она обладает планетарной творящей силой. Стихия воды: тающих горных льдов, бурных дождей, подземных ключей. Вода то иссыхает, то стремится с гор селевыми потоками. Горы то громоздятся уступами вверх, то обрываются пропастями, сотрясаются от сейсмической дрожи, являют собой нагромождение сверхпрочной породы со скоплениями зыбких песков и хрупких прослоек соли. Эти стихии преобразованы разумом, который создал рукотворные моря и искусственные горы, внедрил в них драгоценные механизмы, превращает эти слепые стихии в могучий поток электричества.

Рогунская ГЭС потрясает своей красотой и сложностью. Тысячи строителей трудятся днём и ночью, создавая эту красу и мощь. Эта станция — не просто красота преображённой природы, не просто символ творящей техносферы. Эта станция — символ победы над разрушительной силой войны, ненависти, безумного ослеплённого разума.

Здесь, под Рогуном, начиналась чудовищная гражданская война, сразившая Таджикистан после падения Советского Союза. Здесь, вокруг Рогуна, в кишлаках исламисты подняли свой мятеж. Здесь началось братоубийство, пролилась первая кровь. Здесь загрохотали пушки и залязгали танки. Отсюда исламисты начали поход на Душанбе, испепеляя города и сады, взрывая мосты и плотины.

Эта станция — символ победы, памятник павшим героям, знак примирения, в котором народ, переживший ужас братоубийства, вновь соединился в объятиях. Эта станция — вселенская стройка, её проектировали великие советские инженеры, вносили лепту французы, итальянцы и немцы. Тут работают машины Японии, Германии, Белоруссии. Здесь трудятся славяне и азиаты, взращивая её, как любимое общее детище.

Эту станцию строит весь таджикский народ. Не олигархи, не частные корпорации. Это всенародная стройка. Житель самого отдалённого, на окраине страны, кишлака имеет одну-две, а то и десять акций, делающих его собственником станции. Это долгожданное общее дело, которое соединяет богатых и бедных, молодых и старых, верующих и неверующих. Это тот заповедный труд, в котором народ видит своё благополучие, воплощение своих благодетельных чаяний.

Станция сближает молодые государства Средней Азии, которые возникли из плоти красной Советской империи. Государства, между которыми разгораются древние, казалось бы, навсегда угасшие конфликты. Государства мнительные, ревнивые к успеху недавних собратьев. Государства, подверженные влиянию могучих и лукавых соседей. Узбеки ревниво следят за строительством Рогунской станции. Ещё недавно они упрекали таджиков в коварных замыслах, подозревая, что таджики хотят перекрыть воды Вахша и обезводить в Узбекистане огромные пространства орошаемых земель. Прежний президент Узбекистана Ислам Каримов требовал, чтобы таджики прекратили строительство. Учинял блокады, отрезая станцию от путей снабжения. Вражда доходила до того, что узбеки присылали в Рогун свои самолёты, и те сбросили на стройку бомбы.

Слава Богу, эти времена миновали. Новое руководство Узбекистана согласилось с таджикскими доводами, с расчётами гидрологов и инженеров, что водохранилище в Рогуне соберёт все воды от таящих ледников и дождей и в период засушья разумно и планомерно направит избыток воды вниз в русло реки, питая другие гидроэлектростанции так, чтобы воды дошли до орошаемых узбекских земель, позволяя ввести в оборот тысячи новых гектар.

По расчётам таджикских гидрологов, часть воды, не разобранная узбекскими арыками и водоводами, уйдёт в Казахстан, достигнет многострадального Аральского моря, которое на глазах иссякает, и начнёт питать его.

Рогунская ГЭС — президентская стройка. Это любимое детище президента Эмомали Рахмона, он возводит её как память своему правлению. Он собирает со всего мира строителей и инженеров, рассчитывая бюджет страны так, что на строительство ГЭС не потрачено ни одного заёмного доллара. Все деньги, все ресурсы — таджикские, собраны народом Таджикистана, который порой отказывает себе в самом насущном, чтобы выстроить эту бесподобную станцию.

Президент Рахмон — духовный и политический лидер, рождённый среди пожаров, братоубийственной гражданской войны, укротивший эту войну, не отдавший страну на растерзание безумным радикалам. Он не превратился в мстительного победителя, а объединил народ для строительства новой страны, преображая её столицу Душанбе в город восхитительных зданий, университетов, библиотек и музеев.

При нём прекратились выстрелы, он распорядился сажать сады, превращая пустынные предгорья в плантации виноградников, яблонь, черешен. Он проложил по стране великолепные дороги, пробил в горах тоннели, соединяющие с центром самые отдалённые таджикские окраины, которые во время межсезонья или зимних снегопадов бывали отрезаны от центра на добрые полгода.

Президент Рахмон строит таджикскую армию, которая вместе с войсками ОДКБ, вместе с размещённой в Таджикистане 201-ой российской военной базой предотвращает у афганской границы прорывы боевиков ИГИЛ, сберегает не только Таджикистан, но и всю Среднюю Азию, на которую зарятся радикалы, надеясь вновь ввергнуть Таджикистан в кровавую бойню.

Рогунская стройка — это воплощение таджикской мечты о процветающей стране, о справедливом благополучном обществе, о высших смыслах, которые несла и несёт в себе великая таджикская культура, поэзия, музыка.

Через год завершится стройка, загудят могучие турбины, и хлынет свет, тот самый, который предсказывали великие поэты и пророки, свет благоговения людей перед дарованным им мирозданием.

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов

Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее…