Вряд ли в современных международных отношениях найдется много таких политиков, за чьими двусторонними встречами следят столь же пристально, как за встречами спецпредставителя Госдепартамента США Курта Волкера и помощника российского президента Владислава Суркова. От их переговорных позиций и принятых решений суммарно зависит гораздо больше, чем от всего бесконечного карнавала украинского политикума. Да и стиль разговора США с Россией и Украиной отличается разительно.

«Американские друзья передали свои предложения к нашему проекту резолюции Совбеза — двадцать девять абзацев. Три из них наша делегация сочла приемлемыми», — сказал Сурков по итогам переговоров с Волкером недельной давности. Хотя бы теоретически можно себе представить такой тон разговора Порошенко с американским послом в Киеве?

Следующая их встреча пройдет, как сообщил в понедельник американский посол в России, уже на следующей неделе, а это значит, неожиданно появились новые пункты общей повестки, ведь минувший раунд переговоров закончился фактически ничем.

Это первый нюанс. Второй — неоднозначность позиции самого Волкера, который дал весьма откровенное интервью журналу Politico. В российской-то политике много башен и центров влияния, а в американской — и того больше. Так, с своем интервью он говорит о возможной поставке Киеву летального оружия, о чем ни разу не говорил его прямой руководитель — Дональд Трамп. На несоответствие позиции спецпредставителя мнению президента обратило внимание даже Politico: «Конечно, в этом есть одна большая проблема: это почти наверняка не полностью отражает мнение президента Соединенных Штатов».

Должность спецпредставителя при Государственном департаменте действительно странная, да и сам Волкер признался, что по-прежнему получает зарплату в другом месте, а послом работает «на добровольных началах». Главное его место работу остается прежним — Институт Джона Маккейна при Университете Аризоны. Об этом написано на официальном сайте учебного заведения.

Может быть, господин Сурков все это время вел переговоры с полномочным представителем Маккейна, а не Трампа? Это многое объяснило бы. Да и по интервью самого Волкера становится очевидно, что прямого доступа к президенту у него нет. С главой государства он пересекся только на полях Генассамблеи ООН во время его встречи с Порошенко.

Отчитывается о результатах работы Волкер напрямую госсекретарю США Рексу Тиллерсону, который неоднократно высказывался вообще за ликвидацию непонятных должностей «специальных представителей», потому что в них нет никакого смысла. Учитывает ли Тиллерсон позицию Волкера или нет, дает ли какие-то указания, доводит ли информацию по украинской миссии лично президенту — на это, похоже, нет ответов и у самого спецпредставителя. Ссылаясь на неизвестных республиканцев, автор статьи в Politico пишет: «Они рады, что он в деле и продвигает то, что считает своей собственной версией украинской политики». Снова очевидный намек на то, что Волкер представляет на переговорах себя и тех республиканцев, которые имеют отличные от Трампа взгляды на внешнюю политику и вопросы безопасности.

Постоянные обещания и намеки на отмену санкций воспринимаются в Вашингтоне как условный «пряник» для Москвы. Но так как сам Волкер в эту отмену не верит, он все чаще ссылается на другой инструмент, который представляется ему «кнутом», — на возможности поставок оружия на Украину. В упомянутом интервью Politicoпосланник заверяет аудиторию, что предоставление дополнительного оружия украинским карателям не приведет к эскалации конфликта. На реплику, что Украина, получив такое оружие, воспользуется им и пойдет в атаку, спровоцировав обострение конфликта, Волкер коротко отвечает: «Украинцы не глупцы». Самое спорное утверждение во всем интервью.

Другая несуразица — необходимость поставки Киеву тех самых противотанковых «Джавелинов». Во время недавнего визита в США Порошенко, выступая на канале FoxBusiness, клялся, что Киев не нуждается в этом оружии, так как «Украина производит очень эффективные противотанковые ракеты сама».

Второй и самый главный аргумент в вопросе о поставках оружия — возможный ответ Москвы. Он, как и запреты для российских СМИ в США или «посольские войны» легитимизирует ответные действия Москвы — мгновенно. Первая поставка летального оружия в Киев — и российское оружие стройной колонной пойдет через границу с ЛДНР.

«Если у Волкера получится, то Франция и Германия присоединятся к его успеху. Если Волкер не справится со своей задачей, они более активно включатся в процесс уже на следующем этапе. Надо признать, что у Волкера достаточно слабых мест. Он часто публично заявляет позиции, которые вряд ли потом сможет отстоять в процессе переговоров. Сам себя загоняет в угол. Впрочем, это его дело», — сказал журналистам близкий к Суркову Директор центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков, добавив, что «судя по столь пространному и пессимистичному интервью господина Волкера Politico, он сам допускает провал своей миссии».

Так или иначе, грядущие уже на следующей неделе переговоры грозят действительно стать последними. Дальше продолжать диалог с представителем отбитых «ястребов» из Института Маккейна просто не имеет смысла. Российскими «пряниками» Волкера мы вряд ли задобрим, но вот запас ответных «кнутов» у нас богатый.