Президент России Владимир Путин заявил о завершении военной операции России в Сирии, поблагодарил российских военных и вместе с другими главами государств региона фактически дал старт политическому урегулированию. Еще не окончательная победа, но решительный разгром террористического интернационала в Сирии стал болезненным ударом не только по радикальным исламистам, но и по статусу США как безусловного лидера однополярного мира.

Фактически Россия показала, что не все вопросы безопасности и политики решаются и согласовываются в Вашингтоне, что есть другие центры принятия решений. Как битва под Москвой развеяла в 1941 году миф о непобедимости Вермахта, так решительные действия российский, сирийских и иранских военных при поддержке других арабских государств и Турции показали возможность самостоятельного решения затянувшихся и сложных региональных конфликтов.

Так рушится однополярная гегемония, когда многие потенциальные центры силы вдруг становятся актуальными, начинают эффективно между собой договариваться, и после этого не следует никаких экономических санкций и политической изоляции. Значит, действовать наперекор Вашингтону можно и нужно.

Как и перед Референдумом в Крыму, победа в разгром террористов стал возможен благодаря не столько грубой военной силе, сколько четким и слаженным действиям военных и политических структур, без «увязания» в конфликте.

Еще одно разительно отличие от действий США – последовательность поддержки Москвы. И Муаммар Каддафи, и Саддам Хусейн, и Реджеп Эрдоган, и руководство Египта до «арабской весны» были с западными странами в хороших отношениях. После попытки переворота с подачи бывших «лучших друзей» устоял только Эрдоган, да и то при поддержке России.

По итогам сирийской кампании все сделали нужные выводы, а мы лишний раз подтвердили: Россия своих в беде не бросает и не предает. Став несколько лет назад на защиту законного руководства Сирии и ее народа, мы остались верны обещаниям и последовательны до сего дня.