Феминизм — это очень серьезно. Многие думают, что гендерная политика, права меньшинств, феминизм — это второстепенные феномены, характеризующие западный либерализм. Мол, это мода, и нечто для отвода глаз. Нет. Феминизм — это вызов, который означает, что меняется Логос цивилизации.

Есть Логос Аполлона, Диониса и Кибелы — три начала, три парадигмы, которые воздействуют на цивилизации.

До прихода индоевропейцев в Европу существовала цивилизация Великой Матери. Она была вытеснена и, по сути дела, разрушена индоевропейцами, которые создали культуру Аполлона — вертикальную, патриархальную модель (жрецы-воины-крестьяне). Мужскую модель.

Иногда в аграрных культах, где индоевропейцы соприкасались с более древними матриархальными обществами, возникали очаги культуры Диониса — бога вина. Индоевропейцами Дионис интерпретируется как солнечное, солярное, патриархальное начало, которое спускается в Тьму, чтобы возвести земное и хтоническое к небесному. Это особая миссия, обычно связанная с земледельческой культурой.

В Европе Нового Времени все меняется: начинается реванш Великой Матери. Приходят материализм, атеизм, прогресс, атомизм — все то, что было отброшено в начале становления греческой философии.

Великая Мать не столько в феминистках в этих розовых шапочках или дамах с психическим расстройством — это конец такого процесса. Это научная картина мира, наше представление о Вселенной, об эволюции видов, линейном времени, отказе от Бога и пр.

Феминизм — это обнаружение конца процесса Модерна. Он начался не сейчас, а вместе с Декартом, Галилеем, Гассенди… Вся система Ньютона с гравитационным принципом абсолютно матриархальна. Логос Аполлона — прямое опровержение закона гравитации, ты должен летать.

Мы живем внутри галлюцинации Великой Матери уже несколько столетий.

Феминистки требуют власти — они не только хотят, чтобы их роль была равной мужчинам — это только начальный этап. Они уже превратили мужчин в нечто противоестественное — в свои галлюцинации относительно мужчин. Истинное мужское начало, трансцендентное по отношению к женщинам, было постепенно выдавлено. И сейчас процесс доводится до финала.

Классический ритуал культа Кибелы находит свою кульминацию в оскоплении мужчины. Он лишается своих свойств. Неслучайно была скопческая традиция среди русских сектантов, которые двигались в направлении кибелического культа — еще в 19-м веке. Скопец — мужчина или женщина? Антропология евнуха очень интересна. С одной стороны, это экс-мужчина, с другой — не мужчина в полном смысле слова. В эту категорию постепенно смещаются современные мужчины.

Кастрация — это не только физический, но и культурный акт, психологический. Великая Мать превращает в кастратов всех, к кому прикасается.

Матризоны, которых описывал Ямвлих, исповедовали культ Великой Матери. Современные мужчины таковы в большинстве своем — перестали быть носителями живого, оторванного от гравитационных законов начала. Они перестали быть метафизическими мужчинами.

Гинопасхаты — «женострадальцы». Мужчины, которые поражены женщинами — то, что Платон считал слабостью.

Феминизм — это серьезно. Мы находимся на последней стадии этого процесса, и просто сохранять остатки патриархата (что мы пытаемся еле-еле делать) — не пройдет.

Логос Аполлона не может жить ни в идеологии коммунизма, ни фашизма, ни либерализма.

Для спасения патриархата нам необходима революция мужчин — но где их взять?

ИсточникГеополитика
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...