Эфир канала BBC, передача «Beyond 100 Days», 15 марта 2018 года.

Кэтти Кей, ведущая: Как реагируют сторонники президента Путина на развитие событий? Наталия Нарочницкая, бывший заместитель председателя комитета Государственной думы по международным делам. В данный момент она ведёт кампанию в поддержку президента Путина по всей стране, который, разумеется, выдвигается на переизбрание. Наталия, спасибо вам большое за то, что присоединились к нашей программе. Возможно ли российскому государству на этом этапе, после того, как британцы провели расследование случившегося и исследовали этот нервно-паралитический газ, говорить: «Мы не имеем к этому отношения»?

Наталия Нарочницкая: Я не знаю, имеет ли смысл моё участие в программе, поскольку я помню случаи, происходившие в британской Палате общин, когда Джереми Корбина заставили замолчать после того, как он стал задавать правомерные вопросы. Но разумеется, раз уж я пришла в студию, я постараюсь ответить.

Насколько я понимаю и знаю, никто не видел настоящих доказательств того, что за этим стояла Россия. И нужно быть сумасшедшим (я говорю сейчас о кругах российской власти), чтобы организовать подобное прямо перед выборами. Правомерный вопрос, первый вопрос, который мы всегда задаем себе, когда мы расследуем, когда мы наблюдаем похожие дела — Cui bono? Кому выгодно? Разве это выгодно России? И где доказательства? По словам нашего Министерства иностранных дел, они просили: «Просто дайте нам образцы».

Кэтти Кей, ведущая: Премьер-министр Великобритании говорит, что нет никаких других правдоподобных объяснений. И теперь Германия, Франция, Соединённое Королевство и Соединённые Штаты — все говорят, что в ответе за это Кремль и что это было сделано самым вопиющим способом.

Наталия Нарочницкая: Ну, это не приемлемо. Союзники просто поддерживают Великобританию. Они не знают ничего об этом деле. Знаете, мой единственный родственник, брат моего отца, сгинул в сталинских лагерях. И то, что я видела в Палате общин Великобритании, напомнило мне о советских судебных процессах сталинских времён. Когда генеральный прокурор обвинял кого-то в совершенно абсурдных преступлениях абсолютно невероятного масштаба, а остальные соревновались в преданности, произносили пламенные речи…

Кристиан Фрейзер, ведущий: Это просто потрясающе, Наталия! В воскресенье у вас состоятся выборы, в которых не будет оппозиции, оппозиционерам не разрешено в них участвовать. А вы выискиваете щели в британской демократии, в которой люди имеют право вести дебаты.

Наталия Нарочницкая: Подождите, у нас есть оппозиция. У нас есть 8 кандидатов. К примеру, в последние несколько раундов дебатов по телевидению эти люди даже давали друг другу пощечины и обвиняли Путина и существующую власть во всяческих недоработках и пр. Вы называете оппозицией только людей на улицах. Означает ли это, к примеру, что ваша Лейбористская партия – это не оппозиция? Оппозиция – это, по вашему, только некоторые маргиналы? У нас есть оппозиция, у нас 8 кандидатов, и я уверена, что они наберут какое-то количество голосов. Например, кандидат от КПРФ Грудинин, который не является членом партии, наберёт более 10%, я уверена в этом. Жириновский наберёт не менее 6%, а остальные – 2-3%.