Вы бы хотели, чтобы ваши книги проходили в школьной программе?

Мои книги входят в большинстве университетских программ и в ряде школ их сейчас тоже уже проходят, поэтому это не входит в сферу моих желаний: они уже сбылись.

То есть вы — классик?

Я серьезно отношусь к моему месту в литературе.

Ярко заявленная политическая оппозиция — это хорошо для литературы? Или лучше, чтобы литература была в чистом виде: сплошной гуманизм?

Не было никогда никакой литературы в чистом виде, это придумали в какой-то момент какие-то досужие люди, которые преследовали свои цели. Как мы можем вообразить себе Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Достоевского, Есенина, Шолохова, Горького вне политической оппозиции? Смешно. Что такое русский писатель вне политической оппозиции? Писатель разделяет жизнь своего народа, а политика, собственно, это форма жизни народа. Я плохо представляю себе чистую литературу. В России, по сути, и примеров таких нет. Ну был такой лирический поэт Афанасий Фет. Но мало кто знает, что он был профессиональным военным.

Вы в Донбасс ездите за писательскими впечатлениями?

Я не езжу на Донбасс — на Донбасс я переехал более полутора лет назад, я там живу. Это — мое место жизни, работы, место проживания моей семьи. Я — профессиональный офицер спецназа армии ДНР. И точно не за писательскими впечатлениями приехал. Я не пишу сейчас книг. И профессия у меня совершенно другая.

Что сейчас там происходит?

В данный момент там происходит очередное обострение. Весеннее обострение вооруженных сил Украины. Поэтому много обстрелов, постоянные бои на линии соприкосновения, есть потери среди мирных жителей и ежедневные потери со стороны вооруженных сил. Но это уже никого не удивляет. И даже российские СМИ это уже не особенно освещают, потому что несколько абсурдно: четыре года освещать военный конфликт, который никак не заканчивается. И это уже не совсем позитивно сказывается на рейтинге власти. Потому что, когда творилось это «майданное безумие» на Украине, власть показывала: посмотрите, что там творится, давайте не будем так делать. А когда четыре года все это продолжается, и мы не можем нивелировать тяжелые последствия для людей, которые так стремятся в Россию, то это уже скорее нам минус.

Несколько лет назад вы входили в рейтинг самых перспективных политиков РФ. А что это была за история в прошлом году с праймериз левого фронта, где вы проиграли Павлу Грудинину?

Да, одно время я даже возглавлял этот рейтинг голосования за левого кандидата на президентский пост. Но я не имел к этому ни малейшего отношения. В это время я находился, соответственно, в Донецке. И занимался своими делами. Потом в интернете увидел свою фамилию в рейтинге левых сил. Ну и не то что бы поленился ее снимать, а решил посмотреть, что там будет происходить. По-моему, я занял там четвертое место. Но в этом я не участвовал.

Как вы относитесь к осторожным, но тревожным заявлением Роскомнадзора, что «Фейсбук» после проверок могут закрыть?

С одной стороны, в Госдуме много людей не совсем адекватных, которые соревнуются, кто больше всех запретит. Сейчас же у нас такой тренд, что все — патриоты. И вот выходят все с новыми и новыми предложениями: давайте вот это запретим, давайте — то. Конечно, это люди диковатые и они даже меня пугают. Я немного их остепенил бы. С другой, если мое государство мне убедительно докажет, что это реальный вред для государственности, для бюджета, для пропаганды и реально там есть серьезные нарушения, я, не моргнув глазом, от этого «Фейсбука», в котором у меня сто тысяч подписчиков, откажусь. Даже переживать не буду по этому поводу. Если я башку свою подставляю в Донбассе, неужели я буду из-за «Фейсбука» переживать?

ИсточникВаши новости
ПОДЕЛИТЬСЯ
Захар Прилепин
Захар Прилепин (настоящее имя — Евгений Николаевич Прилепин; р. 1975) — российский писатель, общественный и политический деятель. Заместитель главного редактора портала «Свободная мысль». В 2014 году по многим рейтингам признан самым популярным писателем России. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...