От «лис» ко «львам»

Сергей Черняховский

Основной вопрос сентябрьских выборов — возвращение им статуса и признания в качестве реальных выборов

Есть несколько как объективных, так и субъективных обстоятельств, существенно меняющих фоновый запрос на стиль и характер внутренней политики в стране.

В 90-е годы общая установка правящих групп России связывала свои экономические и политические интересы, с одной стороны, с разделом и распродажей советского экономического наследства, с другой — со ставкой на поддержку внешних политических сил. В рамках формального соблюдения демократических процедур это предопределяло ставку на латентную, имитационную политику: наращивание игровых моментов политического процесса, утверждение в политической жизни элементов политической игры, норм манипуляции и фальсификации результатов тех же выборов.

В двухтысячные годы ситуация изменилась. В 2005 году начал осуществляться "левый поворот" — ведущим официальным приоритетом стал курс на сильную социальную политику.

Изменилось отношение с внешними силами. Стало понятным, что внешние партнеры не рассматривают ни Россию, ни ее элиту как полноценного партнера. После Мюнхенской речи Путина стало ясно, что он с этим мириться не будет.

Курс на подчиненное вписывание в мировые властные отношения сменился курсом на суверенную конкуренцию с внешними центрами силы. Ответом стала совместная атака на Россию и утверждающуюся у власти "партию здравого смысла" в 2011 — начале 2012 гг. как внешних сил, так и, возможно, в большей степени остатков "партии подчинения", по прежнему делающей ставку на вестернизацию страны и ее подчинение этим силам.

Имитационная политика требовала манипуляции брендами, реальная политика потребовала опоры на людей, способных апеллировать к обществу и завоевывать его доверие

Противостоять одновременно и мировым центрам силы, и интересам большинства общества — невозможно: либо в союзе с внешними силами и ее представителями в стране — против большинства общества, либо в союзе с большинством — против осуществляющих скрытую экспансию внешних сил.

Прежний курс можно было проводить, только манипулируя волей большинства, новый — только опираясь на его консолидированную поддержку.

Выиграть в противостоянии 2011-2012 гг. "партия здравого смысла", партия этатистов, смогла благодаря апелляции на выборах марта 2012 года именно к этому большинству.

То, что 4 марта 2012 года Путин явно победил в электоральном пространстве, — всерьез оспаривать не мог никто. Это показало: прямая опора на интересы большинства — эффективнее, чем манипуляция его волей.

4 марта подтвердило: власть побеждать на открытых выборах может. Указы от 7 мая дали программу, отражающую и интересы большинства, и интересы развития страны. Объективно — ориентация на манипулятивную игру и избирательную фальсификацию себя дискредитировала.

Последние имеют тот минус, что обеспечивая видимость поддержки общества — не обеспечивают реальной поддержки. Этого может быть достаточно, если ситуация стабильна, власть не подвергается внешним атакам, элита едина. Как только она осложняется и оказывается, что одна часть элиты начинает в союзе с внешними партнерами вести войну против другой, для противостояния им — имитации оказывается недостаточно — нужна реальная поддержка. То есть — нужна реальная демократия.

Объективно необходимый и заявленный в предвыборной программе и указах Путина от 7 мая 2012 года курс на прорывное развитие страны требует участия большинства граждан в его осуществлении и поддержке. И потому, что он не может осуществляться без активного участия масс. И потому, что без нее невозможно преодолеть сопротивление определенной части элиты, "партии вестернизации" — не заинтересованной в этом курсе.

Отсюда — встающая задача принципиального изменения политической системы. Отсюда — "Народный фронт" как институт апелляции к массам, минуя элиту. Отсюда — установка на реальную конкуренцию в выборном процессе. Если прежде характер внутренней политики страны определяли люди, умевшие манипулировать политическими процессами и побеждать в манипуляции — на новом этапе его стали определять люди, умеющие побеждать на реальных выборах и реально проходившие через эти победы.

Имитационная политика требовала манипуляции брендами, реальная политика потребовала опоры на людей, способных апеллировать к обществу и завоевывать его доверие.

В новой ситуации победившая на сегодня "партия этатистов" объективно заинтересована не в имитации победы на выборах и выборной борьбы, а в реальной борьбе и реальной победе в этой борьбе.

Дело даже не в субъективных пристрастиях, опыте и навыках, хотя они тоже играют роль: дело в том, что данной партии это объективно необходимо, точно так же, как противостоящей ей "партии вестернизации" объективно необходим имитационный характер выборов. И потому, что первая партия готова и потенциально способна опереться на интересы большинства, а вторая этого сделать неспособна. И потому, что имитация позволяет второй партии постоянно оспаривать итоги выборов — какими бы реально они ни были, если они не будут соответствовать ее интересам.

Обычная практика постмодерна: объявлять существующим не то, что существует — а то, что таким будет объявлено.

И в этом отношении и для страны, и для "партии этатистов" основной вопрос сентябрьских региональных выборов — это, с одной стороны, возвращение им статуса и признания в качестве реальных выборов.

С другой, своего рода учения, проверка выдвигаемых кандидатов на способность побеждать в честной предвыборной борьбе и умение завоевывать поддержку общества. Ей не нужны те, кто может сохранять политический статус, только опираясь на поддержку власти — ей нужны те, на кого, как умеющего вести за собой общество, она сможет при необходимости опираться сама.

С третьей, для власти объективно необходимо придание муниципальным и региональным выборам общефедерального характера как проверки хода исполнения указов 7 мая на местах, так и начала, организующего их исполнение, привязывающего поставленные там общие задачи УК тем или иным местным условиям.

Голосование 8 сентября в любом случае станет определенной оценкой осуществления заявленной в указах политики, но объективно значимо, чтобы выборная кампания стала инструментом организации и мобилизации общественной активности на их исполнение.

А для этого, опять-таки, нужна не имитация кампании, а реальное политическое действие по осуществлению данной политики.

И это не только объективная потребность политической жизни страны — это объективный и осознаваемый интерес победившей на сегодня во власти "партии этатистов".

С точки зрения политической теории — это классическая ситуация перехода от доминирования во власти "лис" — гибких и беспринципных фракций элиты — к власти "львов" — элитных групп, ориентированных на открытую политическую борьбу и открытое соревнование политических сил.

Российская газета 28.07.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...