Не печалься, человек, о коротком пути земном. Жизнь твоя – малое, но прочное звено в бесконечной цепи жизней. Делами твоими связуются великие свершения – те, что были, и те, которым ещё предстоит быть. Годичными кольцами вокруг тебя история рода и народа. Это твои линии обороны, но и твоё поле битвы, твоя ответственность за бытие: если ты дрогнешь – распадётся связь времен, жизнь утратит и человеческую правду, и Божественную Истину.

Годичные кольца разорвутся, и тебе откроется, что история земная – лишь небольшой отрезок истории небесной, краткий миг на пути от Бытия до Апокалипсиса, от Райского сада до Армагеддона. Сломаются семь печатей на заветной книге – и узришь ты Начало и Конец, Того, Кто есть Альфа и Омега. С чем придёшь к Престолу Его? Что возложишь на весы Добра и Зла? Созидай в жизни земной, пока на то отведено время. Жажди Истины, смиренно принимай страдание, ибо блаженны жаждущие и страждущие, стяжают они Царство Божие.

Вкниге «Блаженны страждущие…» Михаила Чванова собраны очерки и эссе, снижающие «апокалипсический фон» нашей жизни, противостоящие распаду бытия на бесплодные дела и дурно пахнущие «мёртвые слова». Михаил Чванов – собиратель. Собирание мира – голгофский удел подлинного русского писателя: «Судьба настоящего писателя в России – всегда Голгофа, но в то же время – нет судьбы, нет писателя, ибо настоящие книги пишутся истерзанной душой. А талант не более как только средство». Мир распадается на противоречивые смыслы. Они, утратив причины и следствия, уничтожают друг друга, разъедают прошлое, настоящее и будущее: «…всякий раз, когда наступает время великой ответственности, когда необходимо Главное знание о человеке, о Вселенной и Общее дело, человечество начинает рваться на части, впадать в междоусобицу, тонуть в низменных страстях, словно кто извне или изнутри специально толкает нас на это, чтобы мы, не дай Бог, не поняли главного». И надо как можно скорее найти точки пересечения, точки опоры, пусть порой странные, но сближения. Нужно, чтобы смыслы соединились, как молекулы, в прочную кристаллическую решётку. Нужно, чтобы связующие нити прошли сквозь время и пространство, показали, что русский мир нерасторжим, что из былого ничего не выпадает, что до поры забытое рано или поздно в памяти воскреснет.

Так через Табынскую икону Божьей Матери соединяются атаман Дутов и «русский Златоуст» митрополит Иоанн (Снычёв). Один в лихолетье унес её с собой, как сердце России, на чужбину, другой – промыслительно назвав «всего мира Надеждой и Утишением», написал ей акафист.

Так через самозабвенного «старателя» Ивана Аксакова, как на общей иконе, встретились «отечестволюбец» славянских народов Дмитрий Солунский и «игумен земли русской» Сергий Радонежский: в церкви в честь Дмитрия Солунского Иван Аксаков был крещён, а в Троице-Сергиевой лавре нашёл упокоение.

Так башкирская земля станет точкой притяжения для великого лексикографа Даля и поэта Василия Наседкина. Они окажутся здесь в разные эпохи, но благодаря родниковому русскому слову, что прошептали «весенние травы в степных краях», узнают друг друга в России Небесной.

В своей книге Михаил Чванов собрал ратников русского духа, «работников Божьих». Они, завершившие свой земной путь, предстанут перед нами живыми, неутомимыми и неодолимыми, даруют нам, так часто унывающим и ропщущим, надежду и силы. С.Т. Аксаков, Вячеслав Клыков, Юрий Казаков, Валентин Распутин, белые офицеры, «красные директора» и современные артельщики будут вместе с нами держать на плечах русское небо, станут проводниками «Общего Дела» и «Всеобщего Добра».

Вместе с ними мы продолжим созидать русский мир, где русский – это не понятие крови, а «вселенская идея», где русский – это «тот, кто любит Россию». Аксаковы с татарскими и турецкими корнями, явившие образец русской семьи, русского дома, русского труда, русской чести. Этнический датчанин Владимир Иванович Даль, воплотивший в своём словаре Божественную гармонию русского языка. Принявшая мученическую смерть немка по крови императрица Александра Фёдоровна. Норвежский учёный и полярный исследователь Фритьоф Нансен, чьими усилиями от голода в кровоточащей советской России были спасены сотни тысяч жизней.

Русский мир устремит свои силы на созидание и сохранение славянского мира. Иван Аксаков перевернёт флаг России, и он станет флагом независимой Сербии. Позже за неё вступится Николай II, и с этого начнётся русский Крестный путь. Скульптор Вячеслав Клыков привезёт в разгар бомбардировок сербам свой памятник преподобному Сергию Радонежскому, чтобы святой даровал им свой молитвенный покров.

Россия станет живым воплощением евразийской идеи – «любви к всечеловечеству». Этой любовью будет спаяно единство православных и мусульман, с этой любовью Верховный муфтий скажет, что «у мусульман России есть свой Халифат – Святая Русь».

Такая Россия отринет «низкую землю», устремится в «высокое небо», о чём напишет художник и философ Драгош Калаич: «Речь идёт о величественной метафоре решающего выбора между низким и возвышенным, между рабской согбенностью и правом гордо стоять в полный рост, между животными страстями и извечной тягой к божественным источникам человеческой души. Речь идёт о выборе истинной свободы – пусть даже ценой смерти – вместо рабской воли».

Эссе и очерки Михаила Чванова рождают уникальный жанр – ПОИСК. В каждом своём литературном и историческом изыскании автор — письмо за письмом, воспоминание за воспоминанием — восстанавливает картину жизни своего героя. Старательно, по каверинскому завету, «бороться и искать, найти и не сдаваться» – ищет он для мозаики недостающий кусочек смальты, чтобы полнее и прочнее стало наше сегодняшнее бытие. Но поиск важен не только восстановлением исторических фактов, но и обретением того, что не занесёшь в экспедиционный журнал или в литературоведческий справочник. Ищешь пропавшую арктическую экспедицию, а находишь новых друзей и единомышленников, убеждаешься, что русское мужество неизбывно. Ищешь на кладбище во Франции могилы русских эмигрантов, а обретаешь Высокое небо – свидетельство жизни вечной. Ищешь Табынскую икону Божьей Матери, а находишь икону в себе: «…в нас всё меньше внутреннего устроения, его нам упорно пытаются заменить чужим, с которым мы перестаём быть русскими людьми. Искать Икону нужно, прежде всего, в себе. И чем больше людей найдёт Её в себе, тем скорее Она вернётся…».

Человек, если помыслы его чисты, слова искренни, а дела богоугодны, подобен иконе с клеймами. На среднике ты сам, какой есть, без маски или забрала, со своими радостями и муками. А вокруг тебя твои земные дела. Восстановленная на родине церковь, где звонят колокола, и благовест их слышен всем, кто любит Россию. Оборонный завод, воздвигнутый нечеловеческими усилиями в потаённом месте, меж трёх гор, когда люди, кажется, сумели обогнать время. И ты стал летописцем этого завода. Переписка с русским писателем, который раньше других прозрел русский пожар, а потом сумел простить всех – и тех, кто поджигал, и тех, кто не смог одолеть огня. Ты берёг каждое слово этого писателя, каждым новым письмом продлевал его жизнь, продлевал жизнь русской литературы.

Всё это и ещё очень многое ложится на весы Добра и Зла. Отдаляет «время концов». Страждущие молят Вседержителя о том, чтобы не распалась главная связь – России земной и России Небесной.

ИсточникГазета «Слово»
Михаил Кильдяшов
Кильдяшов Михаил Александрович (р. 1986) — русский поэт, публицист, литературный критик. Кандидат филологических наук. Секретарь Союза писателей России, член Общественной палаты Оренбургской области, председатель Оренбургского регионального отделения Изборского клуба. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments