Никогда такого не было на Украине, и вот опять.

Еще не остыли на киевской мостовой следы лучшего друга Мишико Саакашвили и горячего симпатизанта маленькой, неказистой, но буйной укрогосударственности Бориса Гребенщикова, которого этим летом едва не побили в Киеве с криками «Геть рашистів з України!» («Вон, рашисты, с Украины!») местные нацики. И вот уже новый, но той же породы, враг незалежности пополнил недавно базу сайта «Миротворец».

На этот раз в расстрельный список попала нобелевский лауреат Светлана Алексиевич — советская и белорусская писательница родом с Украины. Та самая, которая писала, что «понимает мотивы людей», убивших Олеся Бузину.

«Пропаганда, нацеленная на разжигание межнациональной розни. Манипулирование общественно значимой информацией», — именно в этом она обвиняется на «Миротворце».

Правда, Бузина, что интересно, тут не при чем. Претензия эта, конечно, типовая, с фантазией у хозяев «Миротворца» явно проблемы. То же самое написано на «страничках» у многих фигурантов базы, в том числе у автора этих строк. Даже немного стыдно за такое соседство…

В связи с выдвинутым обвинением и попаданием в «черный список» Алексиевич пришлось срочно отменить встречу с читателями в Одессе. И, хотя ее «резюме» вскоре было удалено, мероприятие она все же проводить не решилась, заявив, что «выступление в такой атмосфере будет для нее некомфортным».

Казалось бы, ничего не предвещало. Алексиевич — идеальный проукраинский персонаж. Птенец, выпавший в большой и жестокий мир из того же гнезда, что и Макаревич, Шендерович, Улицкая. Они живут в этом гнезде, в своей альтернативной реальности, в которой Крым — не российский, а лишь «оккупированный» Россией, в Донбассе воюют ВС РФ, Скрипалей травили наши спецслужбы, поддерживаемый нами Асад травил своих граждан хлором, ну а малайзийский Boeing сбил чуть ли не лично Путин.

Те же птенчики нет-нет да проговариваются, что Россия — слишком большая и что отторжение территорий — это не так ужасно. Они же поддерживали «благородных» чеченских бармалеев. Ну, это для тех, кто вдруг в силу возраста и/или забывчивости не помнит.

Небольшой, но гиперактивный кружок любителей даже не знаю чего, но явно не чая и минеральной воды. Эдакий «малый народ», влияние которого было столь сильно в 1990-е. Трудно им, бедолагам, смириться с тем, что «хозяева дискурса» давным-давно не они.

И, казалось бы, как раз таким и должны быть рады в ридной Неньке — встречать с салом и горилкой, давать гражданство, трудоустраивать, брать на офицерские должности в АТО и т. д. Но что-то пошло не так. Сбежавшие на Украину деятели почему-то не делают головокружительную карьеру. Ну, а фигурантам «Миротворца», даже тем, чьи данные удалили, и вовсе лучше не появляться на территории, контролируемой Киевом. Мало ли — не СБУ так горячая, слегка поврежденная голова всегда ведь найдется, и неизвестно еще, что прилетит из шаловливых, имеющих боевой опыт, ручек.

Но вернемся, собственно, к слезам Алексиевич. Она, надо сказать, была удивлена и обескуражена попаданием в компанию к «сепаратистам», «боевикам» и «пророссийским пропагандистам» — людям уважаемым, но явно не в ее кругу.

Чем же она так рассердила украинских националистов? Ведь все ее высказывания, можно сказать, — эталонные. Хоть сейчас в Верховную раду!

Да и прошлые заслуги не стоит забывать — именно «Цинковые мальчики» значительно повлияли на отношение советского общества к защите интересов нашей страны за пределом ее границ. Афганскую стигму мы до конца так и не изжили. Не женщина, а информационно-психологический боеприпас. Направленный против интересов России, но… пришедшийся не ко двору на Украине.

Так почему же?

А наступила тетя на больное. На еврейский вопрос. В Бруклине летом 2016 года Алексиевич выступила, затронув в своей речи тему геноцида евреев во время Второй мировой войны.

«Я вам больше скажу. Каратели, которые работали на территории Белоруссии, они были все с Украины. И более того, не только в Литве, в Латвии уничтожили, сами уничтожили евреев еще до того, как успели прийти немцы. Но это было и на Украине», — констатировала Алексиевич, будучи в США.

Казалось бы — и не поспоришь. Исторический факт. Наравне с тем, что и ребят из «Молодой гвардии» мучили и убивали не немцы-эсэсовцы, а местные кадры, возможно, знавшие своих жертв еще младенцами. То есть малороссы, которых в силу низкой осведомленности в вопросах этносоциологии часто называют украинцами.

Но не для того вставал Майдан, не для того топтали ноги на Крещатике жовто-блакитные зигамёты с чадящими факелами, чтобы потом каяться за евреев, загубленных их идейными предшественниками, точно так же оравшими «СУГС!»

Нацистская сущность украинской идеи — это доминация агрессивного гомункула, выращенного в реторте под названием «УССР». Но в бытность СССР там была руководящая роль партии, по сути являвшейся орденом, стоявшим над законом, в том числе — над основным законом советского государства. И именно это не давало украинскому национализму показать свой звериный оскал.

Хотя, конечно, оглядываясь назад, становится понятно, что все предпосылки были уже тогда. Это и взращивание единой украинской политической нации на базе цветущей сложности малоросских этносов, и усилия Хрущева, выступавшего против радикальной «зачистки схронов» — физического уничтожения бандеровцев, а также отстранения их соучастников от общественно-политической жизни и административных структур.

Как показала история, либералы и националисты — не такие уж антиподы, как может показаться. Все 1990-е «демократические» СМИ пугали нас сращиванием красных с коричневыми, предпочитая не замечать сближения коричневых с условными «радужными». В завершенном виде этот симбиоз сложился уже в нулевых. И на Украине показал себя во всей красе. В самом начале Майдан был «радужный». Потом пришли бодрые «онижедети» с «коктейлями Молотова», цепями и весьма специфической подготовкой в лагерях УНА-УНСО1 (экстремистская организация, запрещенная в РФ. — Прим. ФАН).

А потом внезапно оказалось, что единственным достижением «революции достоинства» стал гей-парад — безопасно, легально, без СМС и регистрации. «Безвиз», конечно, тоже удалось в итоге выпросить. Но, даже с лихим подвывертом в виде условий выезда, он лишь усилил отток наиболее трудоспособного населения с территории, пока контролируемой Киевом. Что, в общем-то, тоже момент, чуждый устремлениям националистов.

При этом сами нацики никуда с Украины не делись. В значительной степени именно на них опирается киевская власть, прикрывая их. Они почувствовали свою безнаказанность, приобрели боевой опыт, напривозили из «зоны АТО», или как сейчас там модно говорить — «зоны ООС», оружия и боеприпасов. И сказали: «Мы здесь власть!» — прекрасно понимая, что украинское псевдогосударство утратило монополию на насилие и любая его реакция будет, по сути, символической. И это та же самая безнаказанность, какую они познали на фронте, обстреливая мирных жителей. Зная, что за это им ничего не будет.

«Мы росли среди палачей и жертв», — таков тезис Светланы Алексиевич, и лучше не задаваться вопросом, кем именно она, награжденная в 1984 году орденом «Знак Почета» СССР и получившая в том же году две литературные премии, себя считала.

Впрочем, конъюнктуру барышня всегда чувствовала очень тонко. Так, в свое время она даже восхищалась Дзержинским, и отнюдь не абы как.

«Ловлю себя на мысли, что мне все время хочется цитировать самого Дзержинского. И делаю я это не из желания каким-либо образом облегчить свою задачу, а из-за влюбленности в его личность, в слово, им сказанное, в мысли, им прочувствованные», — писала Алексиевич.

«Палачи и жертвы» — а это ею написано уже позже, и тоже про СССР, в развале которого она вполне сознательно поучаствовала, с его распадом вполне ожидаемо заняв антироссийскую позицию.

Как в свое время гениально описал Майринк в алхимическом романе «Голем», искусственным существам свойственно убивать своих создателей. «За что боролись — на то и напоролись» — в общем-то, о том же.

Способствуя разрушению Советской Империи и активно поддерживая антироссийские силы, расплодившиеся на ее осколках, «алексиевичи» были уверены, что это залог того, что единое пространство не соберется. Но вырастили махровых наци самого отвратительного типа. Тех, кто и на уровне идей, и на уровне символов, и, скорее всего, даже на уровне кровного родства — наследники проводивших этнические чистки во время Второй мировой войны.

Именно поэтому нобелевский лауреат, убежденная либералка Алексиевич оказалась на «Миротворце» — и теперь не решается ехать в Одессу на встречу с читателями.

Ну, а Русская Империя всю свою историю пульсирует, как большое сердце. Сердце Евразии. И на каждом следующем этапе оно становится только больше. Это — естественный процесс, как ночь и день. Циклы могут быть слишком большие, и нам кажется, что все пропало, но это — циклы.

И здесь нельзя не согласиться, как ни странно с Черчиллем: он был врагом, но это был умный враг: «Любая победа не окончательна, любое поражение не фатально: важно лишь мужество продолжить».

Мы все вернем назад. В любом случае.


1 Организация запрещена на территории РФ.

comments powered by HyperComments