События в Хемнице – показатель нескольких вещей. Во-первых, мигранты, безусловно, распоясываются. Они уверены в том, что нынешняя немецкая власть ничего им не сделает, всё сойдёт с рук. И отчасти они правы, потому что полиция практически не реагирует. Более того, нашлись и люди, которые вышли в поддержку мигрантов. Как в анекдоте — со своей верёвкой нужно прийти.

Вторая сторона – то, что люди вышли с протестом. Это говорит о том, что их уже, что называется, «достали». Показательно, что и власть, и люди, которым промыли мозги, автоматически клеймят протестующих как нацистов. Кстати, выступления идут на востоке Германии, которая не была под жутким прессом социальной инженерии англосаксов как Западная Германия. Западных немцев постоянно давили Гитлером, нацистами, холокостом. А вот восточных немцев в коллективной вине никто не упрекал. На территории бывшей ГДР намного меньше мечетей, здесь люди со значительно большим потенциалом к сопротивлению. Но значительная часть немецкого общества – это люди с «промытыми мозгами», а кто-то просто боится обвинений в том, что они – нацисты, нетолерантны и т.п.

Да, половина немцев не одобряет миграционную политику правительства, но, обратите внимание, что они делают это по экономическим соображениям. А вовсе не потому, что мигранты разлагают ткань немецкого общества, что ломают немецкий образ жизни. Этот экономоцентризм немецкого мышления – не лучшая вещь. И курс на стратегический приём мигрантов атлантической верхушки всё равно никуда не денется. Но тот факт, что люди выражают недовольство – это хорошо. Это означает, что есть некий потенциал сопротивления, хотя преувеличивать его не стоит. Политический курс такие спонтанные акции изменить не могут. Скорректировать могут некие политические силы, которые будут выражать этот протест, но пока ЕС, бюрократия и атлантисты делают всё, чтобы такие силы не появились.

Нужен очень серьёзный кризис, чтобы ситуация изменилась. Хотя и это не факт. Несколько лет назад французский писатель Мишель Уэльбек написал роман «Покорность». По сюжету к власти во Франции идёт Национальный фронт. И все партии, левые и правые, центристские стремятся не допустить этого. Но единственная партия, которая может реально остановить Нацфронт – это движение «Мусульманское братство». И все французские партии входят в блок, и на президентских выборах побеждает лидер «Мусульманского братства». Мусульмане начинают рушить традиционное французское образование, потому что понимают: установив контроль над образованием, они дальше будут рулить этой страной. Роман Уэльбека – это, конечно, политфантастика, но уже можно представить, что если националистические партии в Европе всерьёз наберут силу, то все остальные партии против них объединятся и призовут под свои знамёна мигрантов.

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Андрей Фурсов
Фурсов Андрей Ильич (р. 1951) – известный русский историк, обществовед, публицист. В Институте динамического консерватизма руководит Центром методологии и информации. Директор Центра русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета. Академик Международной академии наук (Инсбрук, Австрия). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...