Кому будет хуже без Большого договора

— Порошенко ввел в действие указ СНБОУ о прекращении Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Россией. Сергей Павлович, у вас наверняка есть много чего сказать по этому поводу…

— Украина его ратифицировала 31 мая 1997 года, я тогда был депутатом ВС Крыма. До этого в 1990-1994 гг. был народным депутатом Украины. Да, действительно в 1990 году голосовал против Декларации о государственном суверенитете Украины. Все другие крымские депутаты, кроме Владимира Павловича Терехова, голосовали «за» — сейчас приличную российскую пенсию получают.

У меня есть воспоминания об истории Крыма с конца 80-х, в которых говорю об этом — как они голосовали за правовые акты ВС Украины, а потом, потупив глаза, объясняли: мол, ничего страшного, да что такое декларация — «это ж бумажка, это не закон»; «ты ж понимаешь, я не могу иначе, я такую должность занимаю»… Коммунистами были — секретарями горкомов и райкомов в том числе… Голосовали не моргнув глазом! Короче, разрушали Советский Союз. Делали Украину независимой.

Русская община была создана в 1993 году. 1994-95 годы были для нас тяжелейшим периодом, когда мы понаделали ошибок…

— Это вы про Мешкова (президент республики, смещенный Киевом в 1995 году — Н.Г.)?

— Про всех нас. Про наступление государства Украина на полномочия автономии (в марте 1995 года Леонид Кучма отменил своим указом Конституцию республики и 40 законов — Н.Г.); про криминальные разборки, которые происходили в Крыму. Ситуация была тяжелой — но мы и тогда стремились сделать все, чтобы сохранить для Крыма возможности воссоединения с Россией. В эти годы и позже разрабатывался Большой договор, и мы были против его подписания.

— И почему же?

— Причина проста: этот договор закреплял границы между государствами. Мы действовали по принципу «капля камень точит»; в любой ситуации надо сопротивляться, «не сейчас, так позже это пригодится». В частности, считали, что, когда уйдет с должности президент России Б.Ельцин, которого многие из членов Русской общины Крыма считали предателем, — придет новое руководство и по-другому посмотрит на Крым.

Когда в Москве ратифицировали этот договор, мы с Олегом Родивиловым стояли перед зданием Совета Федерации, и требовали не ратифицировать этот договор. Помню, как мимо шел Юрий Лужков, а он был нашим союзником…

— Что-нибудь вам сказал?

— Нет, он быстро прошел — наверное, чтобы не говорить с нами. Но мы его просили: вы уж там выступите… Он выступил против ратификации этого договора. Но документ приняли, тем самым зафиксировали границы. Этот договор больше был важен и нужен для Украины, чем для России: хотя в нем и была прописана защита русских и русскокультурных людей, проживающих на Украине.

— Там еще закреплялось право Черноморского флота находиться в Севастополе…

— Да, для нас это было крайне важно. Но все эти годы договор Украиной не соблюдался. Не было у нее искреннего желания дружить с Россией, Киев больше стремился к дружбе с Западом, с США. И то, что руководство Украины после 2014 года оказалось фактически на содержании американцев, для нас неожиданным не стало.

— Чем может нам грозить отсутствие договора?

—Это плохо прежде всего для Украины. Впрочем, и для нас в целом тоже нет ничего хорошего — в договоре зафиксировано положение, по которому государства обязуются соблюдать права национальных меньшинств, их языковые права, в том числе русских и русскоязычных на Украине.

— Комментаторы в первую очередь указывают на возникшую необязательность соблюдения границ. А ведь у определенной части украинских националистов есть большие аппетиты не только на Крым, Донбасс, но и на Кубань, Воронежскую область…

— Пусть они больше думают о народонаселении Украины. Вот мы в России — думаем: повышаем рождаемость, работаем над уменьшением смертности, организуем возвращение российских соотечественников на Родину. А они теряют каждую минуту по несколько сот человек.

Украина, несостоявшееся государство

— Мне кажется, что в последние годы крымчанам все меньше интересна тема Украины…

— Это вам именно что кажется. Многим в Крыму ситуация на Украине глубоко небезразлична. И судьба ее граждан, особенно тех, кто живет на Юго-Востоке. Да и в центре… В то же время мне безразлична судьба нынешней власти, которая состоит на 90 процентов из галичан. Хотя уверен, что многие из них понесут наказание за те преступления, которые они совершали после майданного переворота 2014 года и совершают сейчас.

— 31 марта будущего года должны пройти выборы президента Украины — как думаете, новоизбранный глава Украины согласится с денонсацией Большого договора?

— Нынешняя украинская власть построила свою политику на тотальной русофобии — горшки бьют каждый день. После темы Большого договора они объявили, что желают создать военную базу на Азовском море и чуть ли не захватить владычество на нем. Ориентирована эта власть на определенную часть украинского сообщества — националистически одурманенную, не слишком хорошо разбирающуюся в ситуации, идущую на поводу тех, кто кричит, что «Россия во всем виновата».

Удержится ли Порошенко у власти? Вроде шансов немного, рейтинг очень низкий, но в помощь ему работает административный ресурс. Может, и останется. Останется — будет продолжать ту же политику.

Хотя не только выборы президента определяют судьбу Украины, но и выборы парламента — а вот здесь возможны серьезные изменения. Но надо понимать, что в любом случае в Раду придут не пророссийские силы, а «антипорошенковские», и они ему жизнь подпортят. И те возможности, которые он имеет сейчас, вряд ли он будет иметь дальше.

Не думаю, что новая власть возьмется за заключение нового Большого договора. Но убежден в том, что последующие власти рано или поздно вернутся к нему. Уверен и в том, что взаимоотношения между Россией и Украиной неизбежно улучшатся. Украина не может быть высокоразвитым государством в вопросах экономики, социалки, демократии, соблюдения прав человека без хороших отношений с Россией.

В чем ошибка нынешней власти Украины: они хотят иметь хорошие отношения с Европой и Америкой за счет плохих с Россией. И всю свою политику строят на русофобии. Уверен, через 15-30 лет их работу оценят по-настоящему, назвав период их правления периодом глубочайших ошибок.

— Некоторые говорят, что Украины как государства вообще нет, и ей осталось в нынешнем виде совсем немного времени; некоторые еще допускают ее существование, хоть и называют ее «несостоявшимся государством». А как считаете вы?

— Политическая элита Украины раньше гордилась тем, что у них все стабильно и демократично. Где-то было так, но не долго. Когда они избрали русофобский путь построения независимой Украины, страна быстро разделилась на две части — украинокультурную и русскокультурную.

— Нашли внутреннего врага и стравили между собой эти части.

— Да. В результате всех этих цветных «революций гидности», основным заказчиком которых были США и Запад, они разрушили страну. Что может позволить Украине состояться как цивилизованному, демократическому, процветающему государству? Порошенко говорит: армия, язык, вера. Под этим он подразумевает сильную армию, единую веру и единый язык.

— То же самое говорил Ющенко.

— Это как раз те позиции, которые и разрушают Украину. Из-за этого Украина находится в состоянии перманентного конфликта.

Публичных вступлений против этого в политике сегодня нет, потому что значительная часть страны запугана, сидит по домам и молчит, другая уезжает за границу. Украина станет успешным государством не только при условии борьбы с коррупцией, которой они уделяют столько внимания.

— Борьба с коррупцией, выдвинутая на первый план, — это западные технологии по разрушению страны

— Да, в результате быстро выясняется, что те органы, которые должны бороться с коррупцией, наиболее коррумпированы. Назову несколько других главных принципов, соблюдение которых позволит Украине стать государством для всего украинского народа:

1) восстановление дружеских отношений с Россией;

2) двухкультурность страны: не только украинский, но и русский язык должен быть государственным;

3) федерализация.

Можно назвать и четвертый принцип — безусловное соблюдение прав человека на Украине.

— Интересная у вас последовательность: Россия, язык и федерализация. Видно, это уже давно продумано…

— А как успокоить людей на Украине? Только нормализацией взаимоотношений между нашими странами. Нужно, чтобы люди там поняли: рядом находится не враг, а друг; это быстро успокоит ситуацию. Что нужно сделать Украине для подтверждения, что она тоже друг и брат России? Надо уравнять украинский язык с русским. Третье — федерализация: регионы разные.

О крымских кадрах

— Украина нас будет еще долго беспокоить, и мы о ней будем еще долго беспокоиться. Давайте поговорим о нас. Вы сенатор от Крыма, работаете уже 4,5 года. Ваши полномочия истекают ровно через год. Уходя в Сенат, вы наверняка ставили перед собой какие-то задачи. В принципе, уже можно подвести какие-то итоги. Готовы?

— Все должно быть в сравнении. Главная цель — воссоединение с Россией решена в марте 2014 года. Далее нам было необходимо быстро пройти этап интеграции, потом адаптации. Считаю, что мы, крымчане, с этим в целом хорошо справились — и в законодательном, и политическом, и экономическом, и социальном плане. Реализуются важнейшие инфраструктурные проекты, Россия оказывает Крыму огромную помощь.

Крымская власть, по моему мнению, работает хорошо — на «5» или «4+». Поставил бы «5», потому что знаю, в каких стартовых условиях мы начинали, и какие возможности были.

Взять формирование крымской команды. Практически весь актив Русской общины Крыма и Русского единства вошел в состав властных структур, но это составило всего процентов десять! Все остальные кадры — это те, кто прежде не спешил демонстрировать любовь к России. Многие из них еще пять лет назад заявляли: «В Европу» — хоть и «без фашизма», но все равно «в Европу!». А сегодня они патриоты России.

Но мы понимаем, что жизнь заставляет людей меняться — самое главное, чтобы они хорошо выполняли свои обязанности.

Процесс формирования команды был сложным, но считаю, что пик сложности в 2014-2015 гг. мы прошли. Сергей Валерьевич (Аксенов, глава республики — Н.Г.) был человеком, фактически неподготовленным к госслужбе: он же до этого никогда не работал в этой сфере. Сейчас все видят, что он на своем месте и хорошо справляется со своими обязанностями.

— А как вы оцениваете деятельность председателя Государственного Совета Республики Крым?

— Его работа вызывает у меня только положительные оценки. Владимир Андреевич Константинов — идейный человек, русский и российский патриот во все времена. Почему в 2014 году в Крыму так хорошо получилось — потому что в наиболее сложный период до 27 февраля он как председатель Верховного Совета Крыма, брал всю ответственность в республике на себя.

— Да, я помню, как время от времени ему прочили уход на работу в Киев, а он отнекивался и твердо говорил, что он останется в Крыму.

— Повторюсь, он брал на себя ответственность в самые сложные решающие моменты.

Если говорить о крымской власти в целом, подчеркну: главное, между ее ветвями нет конфликта! Да, есть дискуссии, споры, но это далеко не конфликт. И это положительный момент. Сергей Валерьевич, конечно, устроил кадровую чистку, он от этого не отказывается. Некоторые упрекают: вот, шесть министров транспорта сменил! Но дело не в количестве уволенных министров — главное, чтобы правительство работало эффективно. Сегодня могу твердо сказать: Совмин Крыма сформирован как реально действующий орган власти.

— Ядро уже заметно, да.

— Есть много людей, на которых Сергей Аксенов может положиться, которым доверяет, а вот с министерством транспорта не получается. В некоторых регионах с руководителями администраций не получается, не все справляются. Если бы у нас была длинная запасная скамейка с новыми кадрами и мы могли бы выбирать… Но ее не было. Однако пик сложностей, повторяю, уже пройден.

— А вы лично участвуете в кадровых решениях?

— Нет, практически не участвую. Знаю, что для того, чтобы сохранять нормальные отношения с первыми лицами, надо выполнять свои обязанности и не лезть в чужие. А потом, если ты кого-то предлагаешь, то несешь за него ответственность. Поэтому предлагаю немногих из числа тех, кто мне понятен, кого хорошо знаю — в основном это представители Русской общины Крыма.

Конечно, хочу, чтобы Сергей Аксенов был долго главой Республики Крым, он и сегодня член Президиума Русской общины Крыма; хочу, чтобы удачно сложилась карьера у Андрея Козенко и многих других представителей Русской общины Крыма и Русского единства, которые сегодня неплохо справляются со своими обязанностями.

— На Крым волнами накатывает: мол, Аксенов уходит, его снимают, переводят в Москву…

— Скажу так: главой республики он будет еще минимум шесть лет. Минимум. Уверен, у него очень хорошие возможности и дальше руководить республикой. Вижу, как он набирается опыта. Да, он эмоциональный человек, нетерпим к вранью, не переносит разгильдяйства. Но это нормально.

Владимир Андреевич Константинов — с большим опытом работы на государственной должности, он более спокойный, выдержанный. Что хорошо: у него с Аксеновым доверительные и дружеские отношения.

Если говорить о моей работе, то это работа законодательная.

Непочатый край…

— И чем гордитесь, что удалось?

— Сравниваю, сколько законопроектов инициировал Совет Федерации за определенный год и какая доля в них моих усилий. Выгляжу вполне неплохо. У меня гораздо более высокий процент…

— Какого рода ваши законопроекты, каких проблем касаются?

— Они связаны с решением различных ситуаций, которые возникают в Крыму в определенный период. Надо было, например, принять решение, чтобы выпускникам средних школ, которые учились по украинским программам, дали льготы для поступления в российские вузы — и, вы знаете, только в следующем году наши выпускники будут наравне с остальными выпускниками России сдавать ЕГЭ. До нынешнего года у них было право выбора: либо ЕГЭ, либо выпускной экзамен.

Или возьмем службу в армии — на первом этапе наши призывники оказались в невыгодном положении: если в России давали льготы для студентов и др. учащихся на отсрочку службы, то у нас условия были другие.

Надо было продлевать лицензирование учреждений образования, здравоохранения — и этим занимался. Чтобы получить лицензию, нужно выполнить ряд условий, которые зачастую в крымских условиях невозможно сделать быстро. А без лицензии школу или больницу нужно закрывать.

Тема, над которой постоянно работаю — патриотическое воспитание, которое неразрывно связано с сохранением исторической памяти. Известно, что одна моя поправка, касающаяся внесения в календарь праздничных и памятных дат РФ, о признании 19 апреля Днем принятия Крыма, Тамани и Кубани в состав России (1783 г.), стала законом и уже вступила в силу. Подавал ее три раза. Было непросто: то, что очевидно для нас, крымчан, зачастую неочевидно для других граждан РФ. Считаю, что еще одна дата должна стать памятной — День памяти воинов, павших в Крымскую войну (9 сентября).

Над вопросом Православного паломничества в Крым работаю последние три года. Это очень важно: Крым, древняя Таврида, — первая христианская земля в России.

Очень много внимания уделяю миграционному законодательству. Все время предлагаю его смягчить, особенно для граждан Украины, и тем более — для жителей Донецкой и Луганской областей.

— Как-то оно совсем не подвигается, к сожалению…

— Мы подали с Андреем Козенко законопроекты, но их отклонили. В одном мы предлагали, чтобы крымчанам предоставляли гражданство по упрощенному варианту: не согласен с тем, что для депортированных, которые возвращаются в Крым, действует упрощенная система, а для крымчан, которые выехали до 2014 года, — нет. Почему?

Для Донецка и Луганска мы предлагали отменить трудовые патенты. Пока не отменили: основное возражение — если отменить одним, нужно отменять всем. Тем не менее, кое-какие подвижки есть: на совещаниях по вопросам гражданства мы, крымчане, предлагали отменить экзамен по русскому языку для граждан Украины. Все граждане Украины знают русский язык!

— Ну, не все…

— Они его куда лучше знают, чем приехавшие из Узбекистана или той же Африки! Так вот, очень скоро эта норма для граждан Украины и Республики Беларусь будет отменена. А это большая помощь нашим соотечественникам — получаешь РВП (разрешение на временное проживание), сдавай экзамен по русскому языку, плати деньги, вид на жительство получаешь — опять плати, и так три раза. Считаю также, что нужно убрать некоторые промежуточные этапы в получении гражданства — сейчас РВП, потом вид на жительство, потом гражданство. Возможно, и здесь будет смягчение: РВП, а потом сразу гражданство. Мы, крымчане, быстро отреагировали на необходимость продления временного пребывания граждан Украины на территории РФ.

— Это о норме в 90 дней?

— Да. Некоторые граждане Украины, особенно это касается Донецка и Луганска, они убежали от войны. Они не должны возвращаться каждые три месяца ради штампа в паспорте. Вот прекратится война — тогда они вернутся. Не могу сказать, что это уже оформлено законодательно, но нас услышали, и уже никакой высылки через 90 дней нет.

— Что в разработке?

— Сейчас мы ждем заключений по законопроекту об аквакультуре (рыбоводстве). Те в Крыму, кто занимается — и в море, и на пресных водоемах — выращиванием рыбы, моллюсков и др., получили разрешение во времена Украины на определенный участок моря или какой-то водоем. Их надо продлевать, а не оформлять заново: это ставит крымчан в неравные условия с теми, кто разводит аквакультуру в России.

По ветеранам и инвалидам много вопросов, по различным льготам для пенсионеров. Здесь много нюансов, по каждому работаем конкретно.

— Если вам предложат еще на один год остаться сенатором, как вы отреагируете?

— Жизнь покажет. У меня все происходило как-то само собой, работа сама находила. Чтобы занять ту или иную должность, не прилагал особых усилий, разве только в 1989 году — для того, чтобы стать депутатом Украины. Поэтому как будет, так и будет.