В Московском театре «Современник» премьера — «Дюма» в постановке Михаила Ефремова. Автор пьесы — Иван Охлобыстин. В представлении не нуждается. В интервью «Вечерке» он рассказывает о своей миссии, а также признается в слабостях.

— Почему вы решили обратиться к сюжету романа Дюма «Д’Артаньян и три мушкетера»?

— В моем детстве Дюма был самым популярным писателем. Я бы сегодня назвал его «Яндекс.Дзен». Обладать книгами Дюма мечтал каждый мальчишка. Моя пьеса — о взрослых, которые в душе остались детьми. В ней я попытался рассказать о театре, о его закулисье. Известно, что у каждого актера есть роль, о которой он грезит, и монолог, который он мечтает прочитать с большой сцены. И персонажи моей пьесы читают этот монолог. Далеко не всем удается сыграть главную роль.

— Ради этого вы, занятой человек, написали пьесу?

— Моя главная цель, разумеется, более масштабная. Я хочу, чтобы Михаил Олегович Ефремов вернулся на академическую сцену. В своих различных проектах, включая политические, он уже осмеял и раскритиковал все, что можно, и пора уже заниматься позитивным делом, искусством. Сегодня в мире такая ситуация, что ограничиваться фельетонами нельзя.

— Почему сами не играете в этом спектакле? Вы же артист.

— Я окончил режиссерский факультет ВГИКа и быстро понял, что режиссер из меня плохой. Актер я непрофессиональный. Если в кино любитель может сниматься, то в театре нужно быть профессионалом. Да и актер я постольку-поскольку. Больше всего мне нравится писать, и я пишу каждый день. Ни дня без строчки. Вот, написал пьесу. Скоро выйдет мой роман.

— Почему вы так скромно оцениваете свой актерский дар?

— Актер должен служить театру, как солдат. Своей дочери, которая хотела быть артисткой, я объяснял: актер обязан получать одинаковое удовольствие независимо от того, какую роль он играет и какой текст произносит. Если актер тридцать лет играет, условно говоря, «огурец», то каждый раз он должен получать наслаждение от роли.

— Наблюдали ли вы за процессом рождения спектакля «Дюма»?

— Нет, я стесняюсь приходить на репетиции. Не уверен в том, что моя пьеса достойна внимания, и уж, конечно, не могу ни на чем настаивать или что-то предлагать. Да, и пьесу я практически написал за вечер. Был концерт в Кремле по случаю 90-летия Олега Николаевича Ефремова, и перед началом Михаил Олегович сказал, что «хочет поставить в театре «Современник» спектакль по современной пьесе и дает мне шанс ее написать». Но я и написал, пока шел вечер. Откликнулся по дружбе. Мы с Михаилом Олеговичем — давние друзья. В течение месяца мы уже вместе дорабатывали пьесу.

— Позвольте усомниться в вашей истории. Невозможно написать пьесу за два часа, во-первых; во-вторых, исполнительница роли Миледи Мария Аниканова в интервью «ВМ» сказала о том, что пьесу вы написали несколько лет назад.

— Так вот несколько лет назад и написал. Поскольку я убежден в том, что счастье нельзя пускать на самотек, то после предложения Михаила Ефремова взял и написал пьесу. Между прочим, Мария Аниканова училась вместе с моей женой Оксаной во ВГИКе на одном курсе.

— Мария — умная актриса, и Михаил Ефремов дал ей роль умной злодейки Миледи. Много ли вы знаете среди добрых людей — умных? Есть ли взаимосвязь между умом и злом? Помните, Чацкого называли «не человек — змея»?

— Взаимосвязи нет. Да и что называть умом? Некоторые люди знают много, они образованы, но дураки дураками. Замечу, что Миледи — не злая у Дюма. Она была замужем, и когда произошла эта история с клеймом, Атос хотел ее повесить как мешок с сеном, и после этого она стала нервной.

— Какой персонаж вам близок?

— Арамис. У него ярко выраженная приходская тема. Близкая мне.

— Зачем вы Констанцию сделали пьяницей?

— Миледи ее спаивает. В театре часто актеры конкурируют друг с другом, и Миледи ликвидирует всех соперниц.

— Простите, а вы — умный человек?

— Умный человек никогда не дает интервью. Вот Чубайс — умный человек. Не дал ни одного интервью. Деятельность его комментировать не буду. На ваш вопрос отвечаю — увы, я не умный человек. Но — культурный и хорошо воспитанный.

— Где вы встречаете больше культурных людей — в театре или в кино?

— Только людей в театре и встречаю. В кино нет людей — сплошные «зомби». Меня спасает в кино только то, что работаю в хорошей компании. Но я очень тщательно выбираю роли. Точнее, компанию.

— Нет ли желания написать пьесы для других театров?

— Хотел бы написать для Мастерской Петра Фоменко. С некоторыми настоящими и бывшими актерами Мастерской я встречаюсь в храме. Ничто так не сближает, как пороки, и когда исповедуешься, то узнаешь пороки других и с ними сближаешься.

— Художник Виктор Тихомиров, в фильме которого «Чапаев» вы сыграли Василия Ивановича, сказал в интервью, что вы «навсегда останетесь отцом Иоанном и из церкви не уйдете никогда».

— Благодать не имеет обратной силы. В том или ином виде я буду служить православной церкви вечно.

— А вам разрешают в церкви с хвостиком на голове ходить?

— В церкви нет запретов по поводу прически. А с этим дурацким хвостиком на макушке хожу потому, что мне надо сниматься в фильме, где у меня есть волосы. Потом обрежу эту гадость. Признаюсь, что я не очень забочусь о своем внешнем виде. Жена меня уже вряд ли бросит, а на роль денди я не претендую.

— У вас есть мечты?

— Да, я мечтаю о седьмом ребенке, а если бы я был волшебником, то усыпил бы свою жену Оксану эдак лет на 100. А потом поцеловал бы ее, и она проснулась молодой, прекрасной, и мы все начали бы сначала, точнее, продолжили.

— Оксана и сегодня прекрасна?

— Моя жена живет не по средствам — в любви.

ИсточникВечерняя Москва
Иван Охлобыстин
Охлобыстин Иван Иванович (р. 1966, Тульская область) — российский актёр, режиссёр, сценарист, драматург, журналист и писатель. Священник Русской Православной Церкви, временно запрещённый в служении. Креативный директор компании Baon. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments