Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев 18 апреля заявил о том, что российское правительство ввело запрет на экспорт в Украину российской нефти и нефтепродуктов. О том, почему это решение было принято именно сейчас и к каким последствиям может привести, издание Украина.ру расспросило авторитетного российского экономиста Михаила Делягина.

Свою позицию Медведев объяснил тем, что Россия вынуждена защищать свои национальные интересы и принимать ответные меры в ответ на санкции Киева, который расширил список запрещенных для импорта на территорию Украины российских товаров.

— Михаил, как вы оцениваете это решение российского правительства?

— Это абсолютно правильное решение, которое было принято в самый неправильный момент. Я неоднократно говорил о том, что это нужно было сделать в течение пяти последних лет. Сейчас это единственный момент, когда этого сделать нельзя.

— Почему же?

— У меня есть несколько гипотез, почему это произошло. Например, люди в правительстве Медведева почему-то считают, что России по какой-то причине нужен нынешний президент Петр Порошенко, а не Владимир Зеленский. Поэтому они таким образом подыгрывают Порошенко, пытаясь убедить избирателей в необходимости голосовать за него.

Но даже если предположить, что деградация населения Украины достигла колоссальных размеров, в любом случае это слишком поздно. До выборов осталось два дня, и граждане просто не успеют узнать об этом и правильно воспринять.

Вторая гипотеза состоит в том, что это попытка начать переговоры с Зеленским с позиции силы. Если это правда, то это опять же проявление непонимания ситуации.

Зеленский отличается от Порошенко тем, что с ним можно будет разговаривать, но с ним также нельзя договориться. Потому что это марионетка с другим кукловодом, но при этом с теми же самыми хозяевами.

Да, при Зеленском политика Украины не изменится. Угроза в дипломатии может быть эффективной. Мы могли при помощи этих угроз получить что-то весомое для того же Донбасса.

Но сейчас мы просто даем Зеленскому повод говорить о том, что РФ не хочет с ним разговаривать. Как на этот аргумент отвечать, не очень понятно.

— К каким последствиям для Украины может привести этот запрет?

— Без российского угля Украина жить не может. Без российского дизтоплива Украина жить не может. А учитывая ухудшение отношений с Александром Лукашенко, поставки дизтоплива, которое вырабатывается из российской нефти, через Белоруссию, тоже будут если не перекрыты, то прижаты.

Хотя украинцы не хотят покупать у Лукашенко, предпочитая покупать у нас. Белорусский лидер обычно продает его [дизтопливо] Словакии. В любом случае это будет очень серьезный и очень болезненный удар.

Любая ответственная российская власть должна была сделать это, условно, 3 мая 2014 года. Повторюсь, это решение абсолютно правильное, но оно со снайперской точностью было принято тогда, когда это делать уже поздно.