Пророк редко находит себя в тех новых реалиях, которые он сам когда-то предсказывал. Куда чаще он оказывается мавром, который должен уйти, и этот уход обычно приобретает трагический оборот. Одним из таких пророков стал известный публицист Олесь Бузина. 16 апреля 2015 года выстрелы, прозвучавшие в одном из киевских дворов, оборвали его жизнь. Убийцы этого человека до сих пор не понесли никакого наказания.

Властитель дум антифашистов

Я никогда не относился к поклонникам творчества Олеся Бузины: история в изложении филолога однозначно превращается в изящную словесность. Также меня совершенно не прельщала его любовь к эксплуатации буль­варно-вульгарных моментов: взять того же «Вурдалака Тараса Шевченко», где автором вовсю смакуется пристрастие Кобзаря к уве­селительным напиткам, но при этом совер­шенно вскользь сказано о польском влия­нии. Хотя именно на последнем и надо было делать акцент, а совсем не про «сорокагра­дусную» разглагольствовать: во-первых, в мире были пьяницы и похлеще Шевченко, а во-вторых, опасен для власти был Тарас Гри­горьевич все-таки не своим закладыванием за воротник…

Тем не менее у историков своя ниша, а у публицистов своя. Жизнь показывает, что в разговоре с простым читателем куда чаще срабатывает апелляция к его чувствам, чем к разуму. Бузина это прекрасно понимал и, более того, обладал способностью «глаголом жечь сердца людей». Такие яркие, не лезшие за словом в карман личности, как он, стано­вились естественными центрами кристалли­зации антибандеровских сил в нулевые годы.

Выдающейся заслугой Олеся Бузины можно считать то, что ровно десять лет назад он первым предложил принять пакет законов, не только запрещающих неонацистские ор­ганизации и пропаганду нацизма, но также объявляющих ОУН-УПА преступной груп­пировкой, не подлежащей реабилитации. Это предложение было поддержано рядом депутатов Верховной рады, однако для его принятия сил было крайне мало. Зато в ста­не бандеровцев прокатился жуткий шквал возмущений, писателя обвинили в дискре­дитации украинских национальных героев и призвали запретить ему публиковаться. Также надо отметить, что против Бузины украинские националисты возбудили один­надцать судебных процессов. Все дела окон­чились убедительной победой ответчика.

Помню, что в бытность мою корреспонден­том «Донецкого кряжа» Олесь Бузина являлся частым гостем на страницах этого из­дания, и скажу, что читательская аудитория шахтерского края воспринимала Бузину бла­госклонно. Однако лично мне поработать с этим человеком так и не удалось: у каждого журналиста – свой наработанный годами пул спикеров, который составляет его абсо­лютную творческую собственность и переда­ется коллегам в исключительных случаях.

Многих не оставляет вопрос о том, почему не уберегли Бузину. Ведь не секрет, что его неоднократно предупреждали о нависшей над ним угрозе, да и человеком он был явно не бедным: уехать было можно, равно как и весьма скоро обустроиться на новом месте. Тем не менее он проигнорировал преду­преждения, остался в Киеве и погиб.

Причину трагедии надо искать в иной пло­скости. Бузина всю жизнь оставался патриотом Украины – правда, такой Украины, в которой не будет места бандеровщине вкупе с прочими проявлениями нацизма, и был сторонником единого украинского госу­дарства. Начавшиеся после евромайданного переворота процессы распада Украины он воспринял болезненно, тщетно призывал киевские власти одуматься и прислушаться к мнению восставшего Юго-Востока, пока не поздно. Тем не менее стремление Крыма и Донбасса воссоединиться с Россией Бузина категорически не разделял.

В конце марта 2015 года Олесь Бузина по­кинул пост шеф-редактора газеты «Сегодня»: к тому времени владельцы издания уже окончательно приняли сторону победивших, а руководители творческого коллектива яв­лялись наемными менеджерами и мало на что могли повлиять. В третьей декаде апре­ля он по приглашению Игоря Гужвы (кстати, уроженца Славянска и начинавшего свою журналистскую карьеру в Донецке) должен был приступить к работе в редакции газеты «Вести», которая на тот момент оставалась самым антибандеровским из всеукраинских изданий. Увы, сбыться этому оказалось не суждено.

Сакральная жертва

Середина апреля 2015 года ознаменовалась сразу двумя громкими расправами необандеровцев над инакомыслящими: вначале в Киеве был убит депутат Олег Калашников, а спустя пару дней – Олесь Бузина. Нацист­ские палачи прекрасно понимали, в кого целились: оба жертвоприношения ими были устроены в преддверии очередной годовщи­ны со дня рождения бесноватого ефрейтора.

Помню, каким шоком для меня и моих зна­комых стало убийство писателя: Украина, которая еще совсем недавно считалась доста­точно комфортным уголком постсоветского пространства в плане отношения к инако­мыслящим, менее чем за год окончательно превратилась в самое настоящее исчадие Третьего Рейха с гакенкройцами, вольфсангелями, портретами «Гитлэра-вызволытэля» во всю стену киевской мэрии и прочей мер­зостью. В тот момент исчезла последняя на­дежда на то, что однажды украинский народ вдруг прозреет и сбросит ненавистную хунту. Стало окончательно понятно, что бандеров- цы не понимают никакого языка, кроме язы­ка жестокости, а их подлость и притворство не знают границ, вряд ли можно будет обой­тись без знаменитого бисмарковского «Blutund Eisen» (нем. «железом и кровью». – Прим. ред.) по отношению к этой заразе. Не будем забывать, что гангрену и рак выреза­ют по живому и незараженному участку тка­ни – так и здесь: милосердие заключается в отсутствии чувства ложной жалости.

Трагическая судьба Олеся Бузины – нагляд­ный пример того, что невозможно бороть­ся с системой, оставаясь внутри нее самой: тебя либо уничтожат, либо загнобят так, что не сможешь поднять голову. Остающимся в бандеровской оккупации пора понять тщет­ность надежд на то, что перестанут изде­ваться и дадут свободно высказывать свои взгляды: не для того воскресли нацисты. Что же делать? Только одно: ехать в Донбасс, чтобы там вступить в ряды борцов с бандеровщиной. Опыт случавшихся в истории человечества геноцидов говорит о том, что пересидеть не получится: эта категория по­гибает первой, зато абсолютное большин­ство выживших составляют те, кто нашел в себе силы воспротивиться произволу.

comments powered by HyperComments