Цветная революция в Киеве, Крымская весна, боевые действия на юго-востоке Новороссии, все более «базарные» ток-шоу по украинской и иным тематикам на российских телеканалах, другие события на постсоветском пространстве все эти годы отвлекали внимание российской общественности от происходящего в Приднестровье. А обстановка вокруг уцелевшего форпоста Русского мира на берегах Днестра становилась все более тревожной.

В значительной степени на это повлияла трансформация Украины из посредника мирного урегулирования молдово-приднестровского конфликта в соучастника принуждения Приднестровья к капитуляции на условиях кишиневских русофобов. Нарастает давление на экономику Приднестровья, вводятся все новые санкции, нестабильность Молдовы, усугубленная метаниями кишиневских политиков, саботируются усилия России по мирному урегулированию конфликта и деятельности её миротворческих сил.

Во время агрессии Молдовы и в последующие годы журналисты газеты «Завтра» неоднократно посещали Тирасполь. Они в значительной степени обеспечивали объективную информационную поддержку справедливой борьбы приднестровцев за независимость, за сохранение Республики в составе, а не за пределами Русского мира. Поэтому несколько озадачила информация о проведенной Изборским клубом 2 апреля 2016 года в Кишиневе Международной конференции «Молдавия и Россия: общая история, общие ценности. Общий взгляд на будущее» (журнал ИК № 5 (41), 2016 ). Со многим, сказанным на конференции во вступительном слове епископом Бельцким и Фэлештским Маркеллом, можно согласиться, как и с озвученным Игорем Додоном (в то время председателем Партии социалистов РМ, депутатом парламента, а ныне Президентом Молдовы) и другими участниками конференции. Но не прозвучало слов представителей Приднестровья, да и были ли они приглашены? В опубликованных материалах не отражено их мнение о ситуации. А, к примеру, по оценке Александра Проханова, «…представление России таково: Молдова – независимое целостное государство с федеративным устройством, со сложным вхождение в эту федерацию таких регионов, как Приднестровье…». А Олег Розанов даже попытался утешить (!) жителей Республики, отметив, что «в проекте Молдовы как суверенного, независимого государства… есть место гагаузам, приднестровцам…». Ну и где это место и где же этот проект? Кто его видел? Когда, где и с кем обсуждался? Да, была попытка Кремля претворить в жизнь «План Козака», но бывший в то время президентом Молдовы, председатель Партии коммунистов РМ Владимир Воронин, после окрика из Вашингтона трусливо отказался от его подписания. Давно это было… Но политическое урегулирование так и замерло с тех пор на «мертвой точке», которая все отчетливее трансформируется в «точку невозврата». В том числе и благодаря принятому 22 июля 2005 года, без согласования с Приднестровьем, а потому изначально мертворожденному, Закону Парламента РМ «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья»).

Но листаем страницы дальше. Еще более острые вопросы вызвала опубликованная в конце февраля 2017 года (№ 1 (47), 2017) статья в журнале «Изборский клуб» исполнительного директора Молдавского отделения Владимира Букарского. Название статьи «Общие ценности как объединяющая основа для двух берегов Днестра» не могла не привлечь внимание. Неужели идея кровавого палача населения левобережья Днестра, подельника Адольфа Гитлера – румынского диктатора Иона Антонеску – увековечить нахождение Приднестровья в составе Бессарабии, продолжает жить?! На страницах журнала Букарский справедливо отмечает, что «… в чистом виде молдовенизм сохранился только в Приднестровье» (т.е. он признает, что в Молдове он исчез), что «… полное название этого (как он выразился) субъекта – Приднестровская Молдавская Республика… только там в школах изучают молдавский язык и историю Молдавии… только в Приднестровском университете функционирует единственная в мире кафедра молдавского языка и литературы… Только в Приднестровье сохранились идеалы социальной справедливости и работающие предприятия… в отличие от Молдовы и современной Украины не был снесен ни один памятник советской эпохи, не занимались гробокопательством и переименованием улиц…». И он абсолютно прав! Это именно так! Но, исходя даже из им же приведенных аргументов, возникает закономерный вопрос, что же, спрашивается, Букарский призывает объединить? То, что славяне сумели сохранить для молдаван, в том числе и с оружием в руках, в Приднестровье, с тем, что практически уничтожено в бессарабской части бывшей советской Молдавии?!

Действительно, после гибели Советского Союза, приднестровские славяне – русские, украинцы, болгары – в очередной раз помогли и продолжают помогать меньшей, молдавской части своего населения, сохранить идентичность, язык, культуру и быт. Но делают это не для того, чтобы навсегда утратить приднестровскую землю, обильно политую кровью и потом их славянских предков. Тем более что эта западная часть территории Новороссии никогда не входила в состав молдавских государственных образований, а Молдавская ССР, как административно-территориальная единица в форме союзной республики, как таковым государством вообще не являлась. Поэтому и возникает закономерный вопрос: не пора ли жителям Республики Молдова, раз уж они вышли из состава СССР и создали свое национальное государство, самим решать свою судьбу, не пытаясь насильно реинтегрировать Приднестровье во все более румынизируемую Бессарабию, поставить на колени и заставить приднестровцев капитулировать? Недопустимо, чтобы благие намерения советского правительства, обернувшиеся в 1992 году, подобно бумерангу, молдово-приднестровским вооруженным конфликтом, продолжились дискриминацией Приднестровья и игнорированием права его населения жить в созданной по его воле независимой от Кишинева республике? Нельзя закрывать глаза и на то, что к настоящему времени на территории Приднестровья бесконфликтно возникло и утвердилось уникальное сообщество – приднестровский народ — во главе с цементирующим его славянским этносом. Сформировавшееся на окраине Русского мира в XIX — XX веке сообщество проживающих на берегу Днестра людей разных этносов было защищено в боях 1991 – 1992 года, сплочено преодолением трудностей существования в условиях пока не признанного государства, скреплено совместной борьбой за свободу и независимость.

Неужели не понятно, что только международным признанием независимости Приднестровья можно и нужно исправить допущенные большевиками в 1924 и в 1940 годах ошибки и, исходя из права народов на самоопределение, осуществить урегулирование молдово-приднестровских отношений? Разве не очевидно, что в случае признания де-факто существующей Приднестровской республики будет гарантировано мирное сосуществование и взаимовыгодное сотрудничество с соседней Молдовой? Курс на сохранение идентичности всех этносов, на сохранение трёх государственных языков – русского, украинского и молдавского? Ведь это подтверждается практикой деятельности органов власти Республики во все годы её существования. Именно это было заложено и в основу переданного Президентом Приднестровья Смирновым И.Н. 11 апреля 2008 года Президенту Молдовы Воронину В.Н. проекта Договора «О дружбе и сотрудничестве между РМ и ПМР». Ответа, как и на другие мирные инициативы Приднестровья и России, не последовало, зато давление по всем направлениям стало только нарастать.

Последние новости также вселяют тревогу в связи с возникшими проблемами с созданной Верховным Советом Приднестровья еще в августе 1991 года Научно-исследовательской лабораторией «Истории ПМР». Усилиями её немногочисленных сотрудников, некоторые из коих были вынуждены эмигрировать из Молдовы, гонимые пришедшими к власти прорумынскими националистами, проведен большой объем научных изысканий. Подготовлены и изданы 3 тома Истории ПМР, учебники на русском и молдавском языках с 5 по 11 классы, десятки монографий и других публикаций. Выпускался ежегодный «Исторический альманах Приднестровья», читались лекции студентам ПГУ по истории Приднестровья и другим смежным наукам. Знаю это не понаслышке, так как лично знаком с деятельностью руководителя лаборатории Бабилунга Н.В., его заместителя Бомешко Б.Г, научных сотрудников Шорникова И.П., Дируна А.В. и других историков. Приходилось по их просьбе вести семинарские занятия со студентами, интересующимися многовековой историей спецслужб разных стран. Три моих доклада по приднестровской тематике на Юбилейном всеславянском съезде 2017 года недавно опубликованы в Историческом альманахе Приднестровья. Поэтому особенно близко воспринял очередную тревожную новость из Тирасполя. Что же там произошло с историками? Чего стоят даже сами названия статей по этому поводу: «Приднестровское «Дело историков» — факты и версии» и «Старая-новая метла в Тирасполе выметает ум и совесть ПМР» Александра Москалёва; «В Тирасполе разгромлена «Кишиневская школа историков» Виталия Андриевского. В некоторой степени, но далеко не полностью позволяет разобраться в ситуации «Эксклюзивное интервью члена Молдавского филиала Изборского клуба профессора Бабилунга Н.В.», которое он дал Владимиру Букарскому. Но если статья Виталия Андриевского, известного своим умением перекрашиваться в зависимости от политической ситуации и в настоящее время ярого русофоба, пропитана язвительностью и преждевременной радостью, что, якобы, «до возвращения Приднестровья в родную гавань осталось не так уж и много времени» (украл же ловкач удачное выражение в отношении Крыма, т.е. совершенно по другому поводу! — О.А.), откровенным глумлением по поводу возникших у сотрудников лаборатории проблем, то Букарский и Москалёв сопереживают её сотрудникам, пытаются объективно разобраться в ситуации, выяснить причины происходящего.

Кем было принято решение принять Н.Бабилунга в члены Изборского клуба, а именно его кишиневского филиала? После проведения Международной конференции и учреждения Молдавского филиала клуба вполне естественно возник вопрос, и я задавал его корреспонденту газеты «Завтра», почему филиал создали только в Кишиневе, а в Тирасполе не создали? Не сделано ли это ради поддержки внешне пророссийского И. Додона?! Но даже это не может служить оправданием, особенно с учетом давних связей редакции с Приднестровьем, неоднократных поездок её журналистов в ПМР, в том числе во время боевых действий, их непосредственного ознакомления с историей молдово-приднестровского конфликта. Поэтому и возник вопрос, не было ли ошибкой опрометчивое решение втянуть профессора Н.В. Бабилунга именно в Молдавский филиал на фоне нарастающего давления на Приднестровье с целью его принуждения к капитуляции на условиях Кишинева? Кстати, в Тирасполе всегда жестко реагировали и продолжают реагировать на попытки кишиневских «реинтеграторов» посягать на приднестровскую государственность. Показательно в этом плане фиаско лидера компартии ПМР Олега Хоржана, попытавшегося по отмашке из Кишинева посодействовать открытию на территории ПМР избирательных участков по выборам в парламент соседней страны. Понятно, что коварная затея была пресечена, так как её реализация позволила бы распространить юрисдикцию принимаемых в Кишиневе законов на Приднестровье. Спрашивается, о какой независимости тогда может быть речь?! За что кровь в окопах проливали и боретесь вот уже тридцать лет?!

Так что вопросов много… Но для осуждения или поддержки решения по дальнейшей судьбе Научно-исследовательской лаборатории «Истории ПМР» нужна более полная и объективная информация, которой пока недостаточно. Тем более что рассматривать всю палитру происходящих в регионе событий в отрыве от результатов подрывной деятельности кишиневских, бухарестских, американских и прочих «партнеров» будет, мягко говоря, неправильно. Против Приднестровья уже более тридцати лет активно работают соответствующие структуры НАТОвских стран, для которых ликвидация форпоста Русского мира на берегах Днестра была и продолжает являться приоритетной задачей. А возможности органов государственной безопасности ПМР по противодействию их проискам были серьёзно подорваны во время президентства Евгения Шевчука. Как известно, он бежал от неизбежного возмездия в Молдову, но за преступные деяния заочно осужден Верховным Судом ПМР.

Не исключено, что для нападок на историков, которые активно работали над формированием государственной идеологии независимой республики, были задействованы возможности 5-й колонны и агентуры влияния в окружении Президента ПМР, в других структурах Приднестровья. Это пока предварительные выводы, но и они не позволяют оставаться равнодушным к судьбе историков Приднестровья.

comments powered by HyperComments