Можно рассмотреть то, как Аристотель относится к «сакральной науке».

Когда мы говорим о научной картине мире Нового времени, мы говорим о Галилее, Ньютоне, Декарте, Спинозе, которые утверждают, что являются создателями научной картины мира, а до того она была ненаучной. И сегодня эта картина мира понимается как само собой разумеющееся.

Противники научной картины мира (традиционалисты, консерваторы) рассматривают это как материализм, в котором все выходится из низшего, из опыта, бытового обывательского рассудка. Как традиционалисты, мы правильно критикуем современность. Но что говорим взамен? Картина не учитывает Бога живого — это не сочетается с научной точки зрения. Подчас мы на это соглашаемся — говорим, что верим в ад и рай, ангелов и бесов, вечность души… но если посмотреть как складывались основные принципы и аксиомы Нового времени, то заметим интересную черту — каждый пункт является отрицанием того или иного тезиса Аристотеля.

А если это так, тогда может именно Аристотель и его учение является правильной традиционалистской картиной мира? Тогда все встанет на места. Аристотель, возможно, и есть та инстанция в интеллектуальном философском процессе, преодоление которого привело к современности?

Вспомним основные тезисы. Аристотель говорил, что не существует пустоты — она отрицает его учение о месте. С точки зрения Аристотеля, каждая вещь имеет свое естественное место, которое является целью, а движение — приближение к своей цели. Что-то этому препятствует, происходит постоянное движение. С этой точки зрения не может быть пустоты, потому что место всегда чем-то занято в стремлении. То есть, место и есть цель — в этом суть энтелехии. Вещь движется к своему естественному месту. Это анизотропное пространство — которое имеет центр и периферию. Для каждой вещи абсолютным центром является его естественное место. Отрицание этого тезиса и является главным тезисом научной картины мира.

Современная наука делает мир заведомо бессмысленным — нет causa finalis, ради чего, куда она движется? Это мир бессмысленного движения.

Аристотель отрицал атомизм и утверждал наличие стихий. Земля — не просто земля, но состояние. Представление об элементах дают представление о связанной каузальной структуре — по крайней мер, подлунного мира. А в надлунной — другая среда, где существует эфир. Планеты движутся вокруг центра, который является их естественным местом — это идеал.

По Аристотелю, само время, как и пространство, не существует до вещей — время это мера движение, а движение объясняется стремлением достичь своего места. Подлинное место вещи определяет пространство, всегда заполненное, живое, полное смысла.

Сейчас мы живем в физике свиней, совершенно аморальном. Когда мы приписываем высоким существам, таким как люди, примитивные представления, мы унижаем их — бессмысленная Вселенная, движение объясняется предшествующим импульсом. В такой Вселенной нет никакой свободы, ничего священного.

Аристотелевская физика — подлинная сакральная физика.

Аристотель никогда не сочетал логику и физику (на чем строится современная модель). Логика Аристотеля — сфера сознания богов, эти законы действуют в божественном мире. Но в мире тел эти законы начинают нарушаться. Физика — это наука для поэтов. Физика — дело лириков, и математика и логика должны быть в сфере богословия.

Переосмысление Аристотеля — единственный путь построения по-настоящему научной картины мира.

comments powered by HyperComments