Курс в "дикое поле"

Михаил Делягин

"Без Украины экономические перспективы РФ под очень большой угрозой"

Все ближе момент подписания соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом. По словам украинских лидеров. этот шаг позволит открыть для Украины европейские рынки, стимулирует промышленность и экономику в целом, но российские эксперты "по-братски" предупреждают, что эффект будет противоположным. Месяц назад во время визита в Киев советник президента РФ Сергей Глазьев говорил о том, что в рамках сотрудничества России и Украины можно восстанавливать технологические цепочки, а накануне в цифрах пояснил выгоды для Украины, если она возьмет курс на интеграцию в Таможенный союз, на котором ставит крест ассоциация с ЕС. По оценке экономиста, речь идет о скидке на газ и устранении экспортных пошлин, которые в сумме составят $11-12 млрд ежегодно.

Сумма, озвученная Глазьевым, существенна даже для крупнейших экономик мира, но интересы украинских олигархов и интересы государства – не одно и то же. В результате интеграции с ЕС, Украина станет "диким полем", а мы получим новый источник миграции, букет политических проблем и сокращение потенциала экономического роста. Об этом рассказал Накануне.RU руководитель Института проблем глобализации экономист Михаил Делягин.

Вопрос: Насколько значима озвученная Глазьевым цифра для Украины? Способны ли такие экономические преференции развернуть вектор интеграции Украины с запада на восток?

Михаил Делягин: $11-12 млрд в год – это деньги, которые существенны для любой экономики, даже для китайской и американской, тем более, для украинской. Все это очень существенно, не говоря уже об исключительной значимости газа для украинской экономики. Украинская экономика – это химия, которая в значительной степени связана с газом, и дороговизна газа "убивает" химию. Украина – это металлургия, а это энергоемкая отрасль, и она тоже связана с газом – дороговизна газа приносит существенные потери промышленности. Кроме того, на Украине развито машиностроение, которое тоже достаточно энергоемко. Поэтому для Украины все это исключительно важно, но нужно понимать разницу между национальными интересами страны и корпоративными интересами руководства этой страны. Реальным руководством, реальными хозяевами Украины являются олигархи. Часть из них связана с Россией, часть не связана с Россией, но эти олигархи, независимо от своей политической ориентации, едины в одном. Они едины в том, что интеграция с Россией приведет к тому, что более крупный и более, на самом деле, цивилизованный, по сравнению с украинским, российский бизнес, съест украинских олигархов, они просто не выдержат конкуренции с российскими, в том числе, государственными структурами.

Вопрос: Почему?

Михаил Делягин: Можно сколько угодно издеваться над тем же Керимовым, который попал как кур в ощип в Белоруссии, но мы должны понимать, что господин Керимов, по сравнению с любым украинским олигархом – абсолютно европейский, абсолютно западный человек с западной эффективностью менеджмента. Они это прекрасно понимают, поэтому для них – интеграция с Россией абсолютно неприемлема. А интеграция с Европой, которая уничтожит украинскую экономику и не откроет Украине никаких новых рынков, позволит им переориентироваться с их нынешних видов бизнеса на обслуживание импорта, в первую очередь, потребительских товаров, собрать все каналы импорта под себя и быть "друзьями Запада", что будет гарантией отсутствия не только политических, но и налоговых преследований.

Вопрос: То есть для украинского олигархата Европа – менее опасная среда, чем Россия?

Михаил Делягин: Для украинского олигархата Европа – старший партнер, который будет держать их в качестве младших партнеров. А Россия – это серьезный бизнес, который будет держать их в качестве менеджеров, но не больше, вот и все.

Вопрос: Попытки Глазьева образумить украинское руководство выглядят, зачастую, как "крик души", попытка всеми способами удержать важнейшего партнера. А если говорить о России, что она теряет от интеграции Украины с Евросоюзом?

Михаил Делягин: Мы получим много рабочих рук, причем не среднеазиатских, а украинских, что для нас очень важно, с точки зрения поддержания этнокультурного баланса. При этом, рабочих рук трудолюбивых, неприхотливых и согласных почти на любые условия, практически на такие же, на которые согласны таджики. Мы будем вынуждены создавать с нуля новые производства, в первую очередь, в области производства вооружений. С одной стороны, это можно рассматривать в качестве элемента реиндустриализации России, а с другой стороны, это выбрасывание очень большого количества денег, которые можно было бы сэкономить, сохранить и направить на иные нужды, например, на социальные. После того, как Янукович перестанет быть президентом, а он перестанет им быть достаточно быстро, в силу своей политики, на Украине придут к власти силы, на фоне которых ненависть к России со стороны "оранжевых" будет детским садом. На Украине распространится русофобия, что создаст для нас очень много болезненных политических проблем, и Севастополь будет далеко не единственной политической проблемой.

Мы получим ухудшение товарооборота, потому что Украина переместится в положение Польши, и если сейчас Украина очень важна для нас как торговый партнер, то очень быстро она перестанет быть таковой. У нас закроются некоторые бизнесы, которые сейчас ориентируются на Украину. Через некоторое время украинское руководство доведет дело до введения визового режима, во всяком случае, думаю, что окружение господина Кличко доведет до этого, а это приведет к разрыву очень большого количества человеческих связей. Этого мы совершенно не хотим. В целом Украина будет превращаться в "дикое поле" даже более быстрыми темпами, чем это происходит сейчас, а это и усиление преступности, общее неблагополучие, это и большие проблемы для нашей продовольственной безопасности, потому что сейчас в случае чего мы можем рассчитывать на украинское продовольствие, а когда его перестанут выращивать, рассчитывать на него мы уже не сможем.

Вопрос: Возвращаясь к Таможенному союзу, возможно ли развитие этой организации без Украины?

Михаил Делягин: Таможенный союз развивается без Украины и здесь нужно разделять две вещи: будущее России без Украины и будущее Таможенного союза. Россия экономически не может существовать без трех стран – Белоруссии, Украины и Казахстана. Если Украина отказывается от своего сотрудничества с нами и превращается в рынок сбыта Европы и ничего больше, то это очень хорошо для Польши, это прекрасно для Румынии, неплохо для Болгарии, но для России это будет означать, что наши экономические перспективы под очень большой угрозой. Что касается Таможенного союза, совершенно неважно, кто в него войдет следующим членом – Киргизия, Украина или Буркина-Фасо, а может быть, вообще никто не войдет. Таможенный союз уже принес большие выгоды всем своим участникам просто за счет увеличения товарооборота. Есть проблемы, конфликты, но это дело абсолютно житейское и выгоды перевешивают для всех участников все конфликты.

Вопрос: Последним таким конфликтом стало дело "Уралкалия". Отразится ли оно на этой организации, на Ваш взгляд?

Михаил Делягин: Дело "Уралкалия" – это, по сути, пощечина Лукашенко. Никто же не поверит, что Керимов пошел в Белоруссию без согласования пусть даже с каким-нибудь Волошиным, то есть кто-то из нашего истеблишмента дал ему добро. И хотя Лукашенко в итоге сделал все по-своему, но имели место враждебные действия против Белоруссии, на которые кто-то из российского государства дал добро. Почему Лукашенко это терпит, почему он не устраивает публичного скандала? Очень просто – потому что ему нужен Таможенный союз, и он больше всего боится потерять его. У казахов есть схожая история, да и для нас тоже. Российский бизнес бежит в Казахстан почти так же быстро, как бежит в Китай, потому что там условия для бизнеса лучше. Почему же российское государство не спохватывается и не закрывает эту лазейку? Потому что ему Таможенный союз важнее и выгоднее, чем потеря каких-то производств. Поэтому Таможенный союз будет существовать и без Украины, никаких проблем.

Накануне.ru 5.09.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...