"А вылез какой-то Немцов"

Юрий Поляковличность многомерная. Он один из самых популярных писателей в России, драматург, сценарист, публицист, как главный редактор много сил тратит на «Литературную газету», он член Совета при президенте РФ по культуре и искусству, сопредседатель президиума «Международного литературного фонда». Один из руководителей Общероссийского народного фронта (ОНФ). Мы задали ему вопросы по основным направлениям его разносторонней деятельности.

– Юрий Михайлович, какие цели Вы ставите перед собой как член Центрального штаба ОНФ?

– Я отношусь к Общероссийскому народному фронту не как к очередной политической кампании, а как способу привлечь к государственному строительству новых, пассионарных, незапятнанных людей.

Знаю, сопредседатель штаба Станислав Говорухин тоже относится к движению серьёзно. Естественно, я буду как «фронтовик» заниматься проблемами культуры, литературы, русского языка, преподавания гуманитарных предметов.

Обложка книги Ю.Полякова «Сто дней до приказа».

В этой сфере у нас сложилась очень странная ситуация. Участвуя в обсуждении новой школьной программы по литературе, я столкнулся с удивительной позицией руководства Минобрнауки и других деятелей образования. Оказалось, среди них много таких, кому, кажется, безразлична судьба нашего государства. Они лишены государственного инстинкта!

Подобных людей я в молодости встречал на диссидентских кухнях, и полагал, они давно уже отбыли куда-нибудь на ПМЖ. Но, выяснилось, они переквалифицировались в высокооплачиваемых и безответственных чиновников, прежде всего, в области культуры и медийном пространстве.

А мы удивляемся кризису культуры и неадекватности телевизора.

Читаю газету: Ю. Арабов снова получил государственный грант на создание фильма. О чём? О русских жёнах албанских коммунистов. У нас нет игровых фильмов об Иване Калите, о Блоке, о Менделееве, о Репине… А Арабов, схалтуривший сценарий сериала «Раскол», теперь как режиссёр будет на казённые деньги снимать нам кошмарики про албанских коммунистов. С чего бы это?

Вот чем должен заняться творческий сектор Народного фронта.

– Сегодня один из «кухонных диссидентов-либералов» новой волны Навальный претендует на должность мэра Москвы, пытаясь конкурировать с «консерватором» Собяниным. Чем грозит нашему государству обострение противостояния консерваторов и либералов?

– Такая бинарная оппозиция: «консерваторы» и якобы прогрессивные «либералы» – надуманная. Нечто похожее мы проходили в конце 80-х–начале 90-х годов, когда нам твердили про «партократов» и «свежий ветер».

В результате «свежий ветер» выдул из страны триллионы и повалил даже то, что хорошо стояло.

Где сейчас эти министры гайдаровского призыва? Все они, как серьёзные государственные деятели, оказались несостоятельными. За редчайшим исключением.

«Либералы» сознательно противопоставляются «консерваторам». Россию хотят вернуть в состояние междоусобицы, взорвать, чтобы мы опять выкарабкивались из-под обломков лет десять–пятнадцать. Если выкарабкаемся.

В прошлый раз за роскошь побузить мы заплатили Крымом и другими отчими землями. Чем будем платить теперь? Тюменью?

Собянину противостоит Навальный. А в 90-м коммунистам в Москве противостоял Гаврила Попов. Чем он запомнился? Тем, что превратил улицу Горького в птичий рынок и заговорил о необходимости «пиночета» для защиты завоеваний демократии.

Или вспомнить Немцова, о которым до сих пор в Нижнем вспоминают с содроганием. Помню, году в 92-м прочитал на встрече с нижегородскими читателями свою эпиграмму:

Знать, мы прогневили Всевышнего –

Нет продыху от стервецов:

Все Минина ждали из Нижнего,

А вылез какой-то Немцов.

Так меня от избытка чувств чуть на руках не носили.

Кстати, реального противостояния «консерваторов» и «либералов» на самом деле нет. Ощущение равноценности этих двух сил создаётся целенаправленными усилиями СМИ.

Двадцать пять лет наши факультеты журналистики выпускают преимущественно штампованных журналистов-либералов, которым не ведомы государственнические традиции, корифеи консервативной мысли Катков, Суворин, Розанов, Меньшиков…

Обложка книги Ю.Полякова «Козлёнок в молоке».

На съезде журналистов Сванидзе даже заявил: «Журналист – это синоним к слову «либерал». Пресса всегда либеральна». Экая глупость…

– Власть, видимо, начинает понимать, что допущен сильный крен в сторону либеральной идеологии. Сообщали, что Кремль скоро учредит своё издательство и создаст новое СМИ консервативной направленности. Чтобы ослабить доминирование либеральных СМИ. «Литературная газета» не планирует усилить свою, так сказать, консервативную наступательность?

– Давно пора! Но представляю, какой вой поднимется! Хотя хорошо помню, как в своё время создавались все эти «независимые» газеты, которые сейчас стали столпами либерализма. На партийные деньги.

Тогда на них работал колоссальный административный ресурс. Тем же «Московским новостям» были созданы все условия. Естественно, что при подавлении консервативной мысли (а это подавление доходило до стрельбы из пушек) им было не сложно доминировать в медийной сфере.

В 93-м году из-за моей статьи «Оппозиция умерла. Да здравствует оппозиция!» «Комсомолку» даже закрыли на один день. «Правда» тогда вообще в подполье ушла.

То есть, власть тогда действовала очень жёстко. Был создан мощный перекос в пользу либеральных СМИ.

Как его теперь выровнять? Консервативная печать сама, без вмешательства государства, не сможет это сделать.

Распространение для СМИ – чрезвычайно важная сфера. Во многих регионах общее настроение консервативно, но чаще всего системой распространения прессы владеют люди, исповедующие либеральные взгляды. Видно, как владельцы этих сетей откровенно выдавливают «ЛГ» как лидера консервативных газет.

Кто должен следить за соразмерным представительством разных политических сил в медиасфере? Кто должен пресекать сговор либеральных монополистов в медиа-бизнесе? Вы будете смеяться: государство!

– Борьба «консерваторов» и «либералов» долго шла и в литературе. Она расколола Союз писателей. Сейчас союзов несколько, но в последнее время о них почти ничего не слышно. Прошёл слух, что создаётся новый объединённый Союз, и у Вас там главная роль…

– Я не коллекционирую должности. Мне с «Литературкой», дай Бог, управиться. Но то, что литературное сообщество самостоятельно не может выбраться из системного кризиса, в результате чего российская словесность не даёт и десятой доли того, что могла бы…

Союзы писателей дезорганизованы и деморализованы, туда набились толпы графоманов, каких раньше даже на порог районной газеты не пускали.

Союзы не выполняют функции профсоюза. Издатель обманет – обратиться за защитой некуда. Заболел – тоже обратиться некуда. А имущество литфонда стало объектом воровских манипуляций, но жулика нынче обуздать очень трудно, так как правосудие у нас теперь платное…

Ещё одна интересная подробность: в демократической России руководители сидят в креслах четверть века, не помышляя о сменяемости и ротации. Один допился до того, что за чертями гоняется. Другой превратил правление в семейную фирму, третий торгует премиями и членскими билетами через Интернет. Зощенко отдыхает!

Союзы писателей переживают кризис, особенно их центральные органы. Однажды на заседании Совета по культуре я обратился к президенту: «Владимир Владимирович, мы не просим вмешательства в дела писателей, мы просим помощи, прежде всего правовой. Что, писатели хуже банкиров, которым государство щедро помогало во время кризиса!»

Кажется, нам собираются помочь…

Обложка книги Ю.Полякова «Конец фильма, или Гипсовый трубач».

Думаю, речь пойдёт о создании гильдии литераторов.

– Какие у Вас перемены на личном писательском фронте?

– Можно сказать, я встаю на трудовую вахту перед своим 60-летием.

Только что вышла в АСТ новая редакция «Гипсового трубача» – том в 1100 страниц. Выходит сборник моих афоризмов и извлечений «Бахрома жизни». Скоро увидят свет два тома моих интервью за четверть века – «Государственная недостаточность», а также книга публицистики за тот же период «Лезгинка на Лобном месте».

Я написал новую пьесу, сейчас её активно предлагаю театрам. Жанр – мелодрама с элементами сатиры.

Готовлю издание своих писем из армии. Недавно совершенно случайно нашёл пачку – 110 конвертов без марок. И когда стал читать спустя 37 лет, понял: это интересно и сегодня, а если ещё с комментариями…

Этим теперь и занимаюсь.

Файл-РФ 6.09.2013